Мир мюзиклов

...Musical World...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Rocky Horror Show, The (1974, Original Australian Cast)

E-mail Печать PDF
AddThis Social Bookmark Button

The Rocky Horror Show

Original Australian Cast

1974

Автор музыки, стихов и либретто: Richard O'Brien

1 - Science Fiction (Фантастика)
2 - The Wedding Song (Свадебная песня)
3 - Over at the Frankenstein Place (Над замком Франкенштейна)
4 - Sweet Transvestite (Милый трансвестит)
5 - Time Warp (Дыра во времени)
6 - The Sword of Damocles (Дамоклов меч)
7 - Charles Atlas Song (Песня про Чарльза Атласа)
8 - What Ever Happend To Saturday Night (Что случилось с субботним вечером?)
9 - Touch-A Touch-Me (Трогай меня, трогай)
11 - Once in a While (Однажды)
12 - Eddies Teddy (Мишка Эдди)
13 - Planet Schmanet Janet (Планета-шманета-Джанетта)
14 - It was Great When It all Began / I'm Going Home (Вначале всё было прекрасно / Я отправляюсь домой)
15 - Super Hero's (Супергерои)

Читать тексты песен.

Посмотреть страничку живой записи австралийской постановки.

Аудиопревью:

 
Слева направо: Julie McGregor, Piero Von Arnam, Bob Hudson, Sal Sharah, Graham Matters, Reg Livermore, Kate Fitzpatrick, Jane Harders, John Paramor, Arthur Dignam, David Cameron и Maureen Elkner
Яндекс.Диск (M4A, VBR)

Состав:

Arthur Dignam - Narrator (Рассказчик)
Reg Livermore - Frank N. Furter (Фрэнк Н. Фёртер)
Sal Sarah - Riff Raff (Рифф-Рафф)
John Paramor - Brad Majors (Брэд Мэджорс)
Jane Harders - Janet Weiss (Дженет Вайс)
Graham Matters - Rocky Horror (Рокки Хоррор)
Kate Fitzpatrick - Usherette / Magenta (Билетёрша / Маджента)
Maureen Elkner - Columbia (Колумбия)
David Cameron - Eddie / Doctor Everett Scott (Эдди / Доктор Эверетт Скотт)

Внутренний разворот обложки диска Julie McGregor - Magenta (только в треках "Touch-A Touch-Me" и "Once in a While")
Piero von Arnim - Brad Majors (только в треке "Over at the Frankenstein Place")

Хор: Bob Hudson, Arthur Dignam, Julie McGregor, Maureen Elkner, Graham Matters, Sal Sharah, Piero von Arnim

Что ж, продолжаем наше путешествие по истории "Рокки Хоррора". Если кто-то не читал рассказы о предыдущих постановках - смотрите на ссылки в левом столбце. А я следую далее.

Я уже упоминала, что австралийская постановка стала третьей по счёту: ноябрь 73-го - Лондон, март 74-го - Лос-Анджелес, а в Австралии, в пригороде Сиднея под названием Глиб (Glebe), премьера состоялась 19 апреля 1974 года. Шёл мюзикл в кинотеатре "New Arts Cinema" (да-да, пришлось кинотеатру на какое-то время переквалифицироваться в театр).

Существовала эта версия три с половиной года, правда, за это время два раза переезжала: в октябре 1975-го - в Мельбурн, а в августе 1977-го - в город под названием Аделаида, где и закрылась в итоге.

Поскольку это была первая "зарубежная" постановка (после старта в Лондоне и логичного продолжения в США; а тут на другой конец света уехали), в ней были задействованы те же самые "ударные силы": режиссёр Джим Шарман (Jim Sharman), дизайнер Брайан Томсон (Brian Thomson) и костюмер Сью Блейн (Sue Blane). Все последующие версии обходились "своими силами". Но Австралия - дело другое. Во-первых, как я уже сказала, "Рокки Хоррор" выехал "зарубеж", во-вторых, вышеперечисленная троица являлась австралийцами (я напоминаю, что автор, Ричард Л'Брайен (Richard O'Brien), по знакомству пригласил Шармана ставить "Рокки" в Лондоне, а тот захватил с собой проверенных "боевых товарищей").

Reg Livermore

Продюсером постановки был Гарри М. Миллер (Harry M. Miller), до этого поставивший в Австралии две сверхуспешные вещи: "Волосы" ("Hair", 1969-1971) и "Иисуса Христа суперзвезду" ("Jesus Christ Superstar", 1972-1974). Конечно же, в "Рокки Хорроре" Миллер работал со знакомыми ему людьми: тот же Шарман был режиссёром и "Волос", и "Суперзвезды", Томсон - дизайнером (хоть изначально "Волосы" "дизайнил" сам Шарман, но Томсона привлекли для "редизайна" шоу при его перевозе в Мельбурн в 70-м году), а Редж Ливермор (Reg Livermore) играл значимые роли (в "Волосах" - Бергер, в "Суперзвезде" - Пилат, в "Рокки" - ну, тут вообще Фрэнка).

Казалось бы, исходя из вышенаписанного, австралийская версия должна была быть похожа на две её предшественницы. Но вот тут-то и закавыка. Дело в том, что Шарман оставлял актёрам полную свободу в плане трактовки своей роли. Достаточно послушать запись, чтобы понять, что в отличие от английских и американских коллег, австарийцы подошли к вопросу менее серьёзно. Их персонажи гротесковы и утрированы. В вокальных партиях, кажется, актёры стараются петь как можно более смешными голосами, дабы свести бред и абсурд к максимуму. (Другое дело, что я лично не уверена в правильности такого выбора, ибо серьёзная мина в абсурдных условиях смотрится куда более забавно, чем клоунада.)

К тому же, и в Лондоне, и в Лос-Анджелесе (вкупе с Бродвеем) "Рокки" имел одно и то же "центральное звено", задающее тон всему мюзиклу - я говорю об актёре, игравшем Фрэнка Н. Фёртера, о Тиме Карри (Tim Curry). В Сиднее же сей "главный элемент" был свой собственный, а значит, и всё шоу в корне отличалось.

Интересно, что для Карри роль "милашки-трансвестита" стала началом, тем самым трамплином, который позволил ему запрыгнуть на те высоты, где сей прелестный актёр находится сейчас (другое дело, что это для него аукается до сих пор, ибо реноме подпортилось основательно). А вот Редж Ливермор, австралийский Фрэнк, на момент постановки мюзикла был одной из главных австралийских сценических звёзд, поэтому "Рокки" стал для него лишь одним из проектов, в которых Редж принимал участие. (Кстати, у этих товарищей есть как минимум два сходства: использование в качестве сценического имени собственного уменьшительно-ласкательного, то есть, Редж вместо Реджинальда и Тим вместо Тимоти; а ещё - старательное держание завесы тайны над своими сексуальными предпочтениями.)

Так вот, мало того, что Редж выбрал в качестве основного актёрского инструмента всё тот же гротеск и сделал персонажа более похожим на капризную женщину (у Карри Фрэнк был, как мне кажется, всё же по характеру более похож на избалованного ребёнка), мало того, что, в отличие от лондонского и американского, его Фрэнк был, мягко говоря, непривлекательным и отталкивающим (там-то - прямо лапуля-лапуля был; смотрите фильм и убеждайтесь; а тут - глядите сами на фотографии, видите, даже грим у Фрэнка как у какого-то страшного клоуна скорей), так у Ливермора ещё и голос - эдакий козлетонистый тенорок (да, привычным баритоном тут не пахнет). Нет-нет, я не пытаюсь сказать, что всё вышеперечисленное плохо. По-другому - вот и всё. А это интересно и необычно (хотя до выхода на экраны фильма постановки "Рокки", пусть и не столь многочисленные как впоследствии, в принципе отличались гораздо большим разнообразием с точки зрения актёрской игры и режиссёрских находок).

Впрочем, зачем ппустые слова, если у нас есть воспоминания самого Реджа? Он всё прекрасно рассказал сам.

Продюсер Гарри М. Миллер (Harry M. Miller) провернул беспроигрышное дело: у нашей австралийской постановки был не только оригинальный режиссёр "The Rocky Horror Show", но и дизайнер, Брайен Томсон (Brian Thomson).

Для показа мюзикла был выбран старый обшарпанный кинотеатр в Глибе (Glebe, пригород Сиднея) под названием "New Arts Cinema". Мы толком ничего не знали о шоу, а чтение сценария ничем не помогло. Недостаток информации только добавлял интриги и разжигал любопытство.

На репетициях мы сильно робели. Я думаю, нас с самого начала напугал сценарий. Не его сложность - он был смехотворно простой, но мы продвигались вперёд очень осторожно. В конце концов мы вступили в мутные воды порока, которые нам с блеском в глазах демонстрировал режиссёр Джим Шарман (Jim Sharman). Он, конечно же, знал что-то, чего мы пока не знали, но не раскрывал секрета. Всё, что мне было известно, так это то, что я должен заглянуть в глубины своей сущности и найти там нужные качества. Собственно говоря, я должен был стать убедительной сволочью.

Вначале было сложно поверить, что Джим хочет, чтобы наши персонажи были такими идиотами, такими утрированными. Не то, чтобы я был не в силах такое сыграть, но до того момента я ни разу не был приглашён (добровольно или силком) туда, где нет никаких запрещённых приёмов, и не думал, что отнесусь к этому с таким энтузиазмом. Джим позволил мне моделировать характер и поведение моего Фрэнка Н. Фёртера, основываясь на легендарной голливудской звезде Бетт Девис (Bette Davis). Путь оказался верным, и ускользавшие от меня детали постановки сразу же встали на свои места. Это было как лицензия на убийство: я нашёл походку, движения, позы, голос, подачу, и в итоге, как мне кажется, я добавил многоуважаемой мисс Девис то, о чём она раньше даже боялась подумать.

Костюмы и украшения, созданные Сью Блейн (Sue Blane), были абсолютно безвкусными, но, когда я поймал основную идею, мне было весьма забавно их надевать. Туфли, специально сконструированные для меня, были на очень высоких каблуках, и мне пришлось учиться ходить в них. Я целую ночь бегал и карабкался вверх и вниз - как мышь по водосточной трубе. Я вскарабкался на всё, что было вокруг меня - включая Грэма Меттерса (Graham Matters), который играл Рокки.

Но это было забавно. Как только я позволил роли захватить себя, я получил такое наслаждение, что был готов заплатить Гарри Миллеру за то, что он позволил мне играть Фрэнка. Правда, позже мне показалось, что моя недельная оплата была недостаточной для потраченных усилий, но это будет потом.

Роль Фрэнка - настоящий подарок для правильного актёра. Я схватился за неё обеими руками и вложил в неё жизнь. Первые пару месяцев я играл так, как было написано в сценарии - от точки до точки. Затем эта роль стала моей второй кожей, и я начал допускать непростительные вольности по отношению к тексту Ричарда О'Брайена. Я подумал, что Фрэнк - такой потрясающий и необычный персонаж, что зрители должны узнать о нём больше. Кроме того, я и сам хотел больше о нём знать. Я начал придумывать фишки: строка тут, строка там, импровизированный монолог, случайная "прогулка" в зрительный зал. Я пользовался каждой возможностью, и моя игра стала абсолютно непредсказуемой, и, как и сам персонаж, даже пугающей и опасной - не только для тех, кто был рядом со мной на сцене, но и для людей, сидящих с шевелящимися от испуга волосами в темноте зала - особенно для них.

Когда я через 10 лет повторил эту роль в Брисбейне (Brisbane), я снова совершил "прыжок в стиле Бетт Девис" в зрительный зал. Этот момент был определяющим в оригинальной сиднейской постановке: в ответ на смешки из зала во время очень эмоциональной и откровенной сцены Фрэнка, я бросался в зал по лесенке, чтобы найти виновника. Я протискивался вдоль ряда сидений, расталкивая окружающих, пока не находил подходящую жертву - обычно я угадывал человека, который был готов поддержать мою шутку, - поднимал его с места и вытряхивал из него дерьмо до тех пор, пока он не приносил извинения. Когда очередная фишка приходила в мою голову, я не мог сдержать себя и воплощал её в жизнь. Неплохое развлечение. А те, кто приходил смотреть "Rocky" несколько раз, каждый раз получали сюрприз вне зависимости от того, насколько хорошо они знали то или иное место в сюжете.

Шоу ставилось много раз, но ни одна из версий не смогла превзойти те первые несколько месяцев в Сиднее, где мюзикл оказался в нужном месте и в нужное время, показанный оригинальным составом. Ведь постановка была адаптирована к этой труппе.

Роль Фрэнка исполняли разные актёры и певцы, в Австралии самым запомнившимся стал Макс Филиппс (Max Phipps). Мой совет будущему Фрэнку таков: если вас беспокоит, что публика подумает, что вы на самом деле такой, если вы переживаете о том, что зрители думают о вашей личности, снимайте корсет и отправляйтесь домой. Фрэнк подонок, и его нужно играть таковым. Фрэнк - это бесстрашное воплощение того, о чём не говорят вслух, нечто неестественное. Над его выходками хохочут, но на самом деле он ужасающе опасен. Помните: зрители должны относиться к нему настороженно и не отрывать от него взгляда, а если это произошло - тем опасней для них.

Через несколько лет после того, как я покинул труппу, я наконец-то поддался уговорам и посмотрел фильм. Я был шокирован и удивлён, глядя, как великолепен был Тим Карри. Мне никто и никогда не говорил, что Фрэнк Н. Фёртер может быть привлекательным. Я же шёл своим путём и старался играть настолько гротескно, насколько мог.

Как и в Лондоне (изначально, до переезда в "Comedy Theatre"), и в Лос-Анджелесе, постановка была рассчитана на небольшую сцену, "двухмерное" действие (в смысле, сцена не имела глубины, двигаться актёры могли только влево или вправо... ну, или вверх куда залезть, если надо) и зрителей за столиками, как в баре. То есть, ещё одна "камерная" версия "Рокки" (сейчас таких уже не делают). Артисты также, как и Англии и США, пели в шнуровые микрофоны, которые лержали в руках (примета времени, тогда все так делали, иначе в рок-мюзиклах было бы невозможно переорать музыкантов).

Ну, а теперь об аудиоверсии (каких же трудов стоило её найти, кто бы знал). Изначально, прямо в 74-м, запись была выпущена на виниле австралийской фирмой "Festival Records". Это издание было просто великолепно оформлено - на обложке нарисована та же тётенька, которую впервые мы видели в Лос-Анджелесе (а потом увидим на ещё нескольких версиях "Рокки", она как бы лицо мюзикла), а на вкладыше - не только слова всех песен, но и фотоколлаж (вон он, вверху страницы). Через год, в 1975 году, австралийскую версию выпустила в США компания "Elephant Records" в виде бюджетного издания (на лицевой обложке даже была написана рекомендованная цена - 3 доллара 29 центов, - нарисованная на голове слоника). Для снижения цены пришлось отказаться от текстово-картиночного вкладыша и написать данные о постановке (имена авторов, режиссёра, прочей постановочной группы) на оборотной стороне обложки, прямо на голове той самой тётечки. А в 1984 году "Festival Records" представила CD версию оригинальной австралийской версии.

Увы, как минимум, две последние "реинкарнации" аудиозаписи были выпущены довольно ограниченным тиражом и давным-давно отсутствуют в продаже.

Вот для сравнения обложки всех трёх релизов.

1974, "Festival Records", Австралия (винил)

       

1975, "Elephant Records", США (винил)

       

1984, "Festival Records", Австралия (CD)

       

У австралийской постановки есть две интересные особенности. Во-первых, песня, которую мы знаем как "Dammit, Janet", тут названа "The Wedding Song". А во-вторых, "Rose Tint My World" и "I'm Going Home" склеены в один длиннющий трек под названием "It was Great When It all Began". Более никто так не выпендрился.

Как и во всех до-фильмовых версиях, сначала идёт песня "Sweet Transvestite", а потом - "Time Warp". На альбоме отсутствуют треки "Charles Atlas Song (reprise)" и "Science Fiction/Double Feature (reprise)".

Качество же записи и сведения приближаются к оригинальной лондонской версии - почти так же плохи. Но тут хоть слова разобрать можно. По сути, и исполнение на том же уровне - как будто мы слушаем демо-запись, а не официальный альбом.

Аранжировки вполне стандартные, то есть, без изысков. Клавишные, саксофон, гитара, бас и барабаны. Местами всё это звучит крайне невнятно (зато здесь мне впервые понравилась песенка "Charles Atlas Song" - ну очень милая партия клавишных там, как на зарядке). Совершенно сумасшедшие фокусы с темпом - почти все песни загнаны до неимоверной скорости, как будто музыканты и певцы куда-то опаздывали. А вот "Eddies Teddy" совмещает в себе обе крайности - сначала "еле шевелится", потом - не угонишься.

С вокалом всё ещё хуже. Сильными голосами не может похвастаться почти никто (и это несмотря на то, что почти все роли играли самые звездатые звёзды). Из-за увеличенного темпа частенько кажется, что у исполнителей во рту каша (особенно грустно слушать хоровые моменты).

Так что всё было бы очень плохо... если бы эта запись не стала таким раритетом. Ну, и за давность лет ей многое прощается. Уж по крайней мере, один разочек послушать и ознакомиться с данной версией каждый фанат "Рокки Хоррора" должен.

А для истинных ценителей я могу предложить и живую запись австралийской постановки - о ней отдельная страничка.

Sal Sharah, Graham Matters и Reg Livermore     Graham Matters и Reg Livermore     Reg Livermore      Reg Livermore     Reg Livermore     Reg Livermore     Reg Livermore     Поклоны     Наклейка на пластинке 1974-го года, сторона 1     Наклейка на пластинке 1974-го года, сторона 2
 

Add comment


Security code
Refresh

Передай другим

AddThis Social Bookmark Button

Тут можно что-то поискать...


Облачко тегов