Мир мюзиклов

...Musical World...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Baker's Wife, the (1976, Original Cast)

E-mail Печать PDF
AddThis Social Bookmark Button

Baker's WifeOriginal Cast

1976

Слова и музыка: Stephen Schwartz
Автор либретто: Joseph Stein

01 - Chanson (Песенка) - Teri Ralston
02 - Merci, Madame (Мерси, мадам) - Paul Sorvino / Patti LuPone
03 - Gifts Of Love (Дары любви) - Patti LuPone / Paul Sorvino
04 - Proud Lady (Гордая леди) - Kurt Peterson
05 - Serenade (Серенада) - Kurt Peterson / Paul Sorvino / Patti LuPone
06 - Meadowlark (Жаворонок) - Patti LuPone
07 - Any-Day-Now Day (Со дня на день) - Paul Sorvino
08 - Endless Delights (Бесконечные удовольствия) - Kurt Peterson / Patti LuPone
09 - If I Have To Live Alone (Если я должен жить один) - Paul Sorvino
10 - Where Is The Warmth (Где теплота?) - Patti LuPone
11 - Finale (Gifts Of Love) - Patti LuPone / Paul Sorvino

Читать тексты песен.

Аудиопревью:

 

Программка бостонской версии


Смотреть выступление Patti LuPone на концерте с песней Meadowlark (1980).

iTunes
Google Play
Яндекс.Диск (M4A, VBR)

 

Состав:

Paul Sorvino - Aimable (Эмабль, пекарь)
Patti LuPone - Geneviève (Женевьева, жена пекаря)
Kurt Peterson - Dominique (Доминик)
Teri Ralston - Denise (Дениза, хозяйка кафе)

 

Предисловие. Рассказ об этом мюзикле памятен для меня. С него и начался данный сайт где-то в 2008-м. Сегодня я, впервые за долгое время, решила перечитать, что же я наваяла на сей страничке, и у меня волосы встали дыбом. Первый блин оказался не комом - комищем. Да, в те далёкие дни и информации в интернете было меньше, и работать с ней я не умела. Впрочем, и английский тогда для меня был ну совсем далёким от свободного понимания, потому перевод статей был тяжелейшим трудом, а результат получался плачевным.

Как-то так и вышло, что повествование о The Baker's Wife у меня поместилось в несколько общих абзацев и корявенький переклад содержания. А ведь история этого мюзикла так необычна и трагична, что хоть сериалы снимай. Душа поэта не выдержала, и я решила начать всё заново - то есть сесть и переписать сказ о судьбе The Baker's Wife. Итак, на дворе август 2014-го, а я снова строчу о несчастном пекаре, его легкомысленной жене и всех-всех-всех.


Афиша с Хаимом Тополем из Лос-Анджелеса; кстати, тут имя Кина Кёртиса (Keen Curtis) в рамочке  -не как дань памяти, а по некоей иной причине - артист в те времена был жив-здоров и прыгал по сцене в военном наряде и при лысой голове

Мюзикл The Baker's Wife имеет одну отличительную особенность. Если начать подсчёты, то обнаружится, что процесс его создания занял... сколько, как думаете? Не угадаете. 53 года. Да-да, более полувека разочарований, бед и неурядиц. Так что мы с вами тут разные мюзикловые неудачи изучали, но они, по сравнению с The Baker's Wife, просто феерические шедевры. Итак, знакомьтесь: провал провалов, гадкий утёнок недосягаемого Бродвея, мюзикл "Жена пекаря".

Началось всё в 1938 году. На французские экраны вышел комедийный фильм La femme du boulanger (он же - The Baker's Wife, то есть "Жена пекаря"). Его основой стала полуавтобиографическая новелла Jean le Bleu Жана Жионо (Jean Giono), написанная в 1932 году.

В 1952 году (именно от этой точки я отсчитываю историю мюзикла) продюсеры Сай Фойер (Cy Feuer) и Эрнест Мартин (Ernest Martin) приобрели права на перенос The Baker's Wife на сцену музыкального театра. К работе привлекли звездоносного композитора Фрэнка Лёссера (Frank Loesser) и прославленного либреттиста Эйба Берроуза (Abe Burrows). Планировалось, что в главной роли предстанет культовый для американцев актёр - Берт Лар (Bert Lahr), тот самый, что сыграл Трусливого Льва в чудесном фильме "Волшебник страны Оз" 1939 года. Но уже тогда плохая карма мюзикла дала о себе знать - постановка была отложена в долгий ящик, а если какая-то часть материала и была подготовлена, то никому о ней ничего не известно.

В 1974 году права на постановку мюзикла выкупает великий и ужасный Дэвид Меррик (David Merrick) - продюсер с планетарным размахом и девизом: "Недостаточно моего успеха - должны облажаться другие" ("It is not enough that I should succeed - others should fail"). Он поручает написание материала молодому композитору Стивену Шварцу (Stephen Schwartz), а либретто - проверенному бойцу Джозефу Стайну (Joseph Stein). Шварцу было 26 лет, а Стайну - 62. Такой разновозрастной авторской группы свет ещё не видывал. (Да, в 1976-м казалось, что Стайн уже стар, очень стар... А он прожил ещё 36 лет и умер в 2010-м в возрасте 98 лет.) Иными словами, столкнулись две эпохи - "традиционных мюзиклов золотой эры", написанных на основе готового либретто, и поп-рок мюзиклов 70-х. И они должны были творить дуэтом. И у них неплохо получалось! На ветерана Стайна делали большую ставку, ведь он умел создавать проверенные хиты - например, того же "Скрипача на крыше" (Fiddler on the Roof).

Глобалист Меррик, увы, не во всём поддерживал композитора и либреттиста. Те, прекрасно представляя себе глубинку Франции (где и разворачивалось действо), рисовали перед своим внутренним взором почти камерную, мягкую и уютную постановку для маленького театра. Но широкая душа Меррика требовала всего - и побольше. Чтоб декорации - так на всю сцену, чтоб танцы - так до упаду, чтоб оркестр - так как в опере. Создателям пришлось подчиниться - всё-таки, продюсер.

Первым режиссёром мюзикла стал Джозеф Харди (Joseph Hardy). Он был полностью захвачен работой - трогательная история пекаря настолько покорила его, что он даже планировал пускать в зрительный зал запах свежего хлеба.

На главную роль, к слову, Меррик задумал пригласить Зеро Мостела (Zero Mostel) - прекрасного актёра с оригинальной техникой игры, который, между прочим, был первейшим Тевье в Бродвейской постановке "Скрипача на крыше" в 1964-м. Как по мне, неплохой бы был пекарь - фактура подходящая. А что вокал не идеален... Мостелу это простили бы.

Но Зеро отказывается от лестного предложения, и Меррик делает следующий ход: он предлагает роль пекаря... лондонскому Тевье, Хаиму Тополю (Chaim Topol). Тут ещё беспроигрышей, по мнению продюсера, вариант: Тополь же не только в 1967 году на Вест-Энде играл, но и в киноверсии "Скрипача на крыше" снялся. Одна загогулина: в отличие от кругленького некрасивого Мостела Тополь строен и харизматичен. А ещё ему всего 41 год (Мостел, к слову, на 20 лет старше), и он внешне не шибко-то смахивает на пекаря Эмабля, который не только должен быть ничем не выдающимся внешне, но и обязан смотреться гораздо старше собственной жены. Но настоящий актёр справится с любой задачей, верно? А громкое имя для привлечения публики уже есть.

Роль Жены пекаря, красавицы Женевьевы, доверили Кароль Дема (Carole Demas). В 1971 году она блистала в мюзикле "Бриолин" (Grease) на Бродвее - то есть, тоже не совсем неизвестная актриса. Впрочем, на афишах упоминался только Тополь, остальные - так, окружение суперзвезды. Подавали громко: "Американский дебют интернациональной звезды".

Хаим Тополь в роли Пекаря; причёсочка, усики аккуратные - ну мачо же... но ни разу не пекарь из мюзикла!     Хаим Тополь в роли Пекаря     Курт Петерсон в роли Доминика и Кароль Дема в роли Женевьевы

Всем остальным членам труппы настойчиво повторяли, что они - не просто ансамбль, массовка, но полноценные партнёры главных героев. Каждая роль - даже самая маленькая - была продумана. У всех персонажей были имена и характеры. Все - и актёры, и авторы, и постановочная группа - были полны энтузиазма.

Перед покорением Бродвея Меррик задумал глобальный тур по стране, в процессе которого The Baker's Wife обкатается, можно будет модифицировать слабые места и превратить мюзикл в конфетку. Ну, и слава по Америке пойдёт, народ в бродвейский театр валом повалит. Таковы были планы.

И вот 11 мая 1976 года в Лос-Анджелесе "Жена пекаря" была впервые представлена на суд публики. Столько было ожиданий и надежд... А на следующий день газеты разразились разгромными рецензиями.

"Может, где-то в фильме 1938 года и сокрыт мюзикл, - писал один, - только создатели его пока не нашли". Остальные высказывались и того круче.

Меррик был взбешён. Нет, он отдавал себе отчёт, что многое придётся переделывать, но чтоб такое... Мгновенно был найден козёл отпущения - им стала Кароль Дема, уволенная из труппы. Официально-то говорили о её травме, но по факту Меррик пытался заявлять о профнепригодности Кароль - по большей части для того, чтобы не выплачивать необходимую при разрыве контракта сумму. Но Дема наняла толкового адвоката и отсудила своё.

Второй жертвой стал режиссёр Джозеф Харди, которого Меррик так же турнул, а вместо него нанял Джона Берри (John Berry) - товарища, который прежде не имел никаких дел с мюзиклами. Основным его плюсом был тот факт, что Берри, проживая некоторое время на юге Франции, лично общался с создателями французского фильма 1938 года. Дважды менялись хореографы...

Новой женой пекаря стала молоденькая и почти неизвестная в то время Патти Люпон (Patti LuPone). И, если Кароль Дема не успела на своей шкуре прочувствовать все горести, выпавшие на долю труппы (ей потом даже завидовали - мол, единственная вовремя покинула проект да ещё и деньги получила), то Патти досталось по полной. В своей книге она даже сказала вот что: "Есть такая театральная поговорка, что если б Гитлер был жив, то лучшим наказанием для него был бы тур с мюзиклом, терпящим крушение. The Baker's Wife стал бы идеальным приговором для Адольфа".

Курт Петерсон в роли Доминика     Патти Люпон в роли Женевьевы     Патти Люпон и Курт Петерсон     Патти Люпон и Курт Петерсон     Serenade     Патти Люпон и Курт Петерсон     Патти Люпон и Курт Петерсон

Только проблема-то была не в Дема и даже не в Харди. А, скажем, в Меррике, который своим желанием сделать "большую постановку" буквально втоптал проект в землю. В Меррике, который находился в конфронтации со Шварцем, что ещё сильнее накаляло обстановку. В Меррике, который мог решить, что какая-то песня ему не по душе, а значит, нужно её выбросить ко всем чертям (и неважно, что на этой песне лежит огромная смысловая и эмоциональная нагрузка, и зал её принимает на ура). Так продюсер чуть не лишил мюзикл основного хита - Meadowlark, - но Шварц переиграл его (наверное, в первый и единственный раз), заявив, что раз так, он забирает свою музыку и уходит - а вы как хотите, так и оставайтесь (и, верю, ушёл бы, не испугавшись даже конского штрафа).

А оркестр? Громогласная оркестровка задавила артистов и уж никак не ассоциировалась с маленьким французским городком.

А декорации?.. Ведь что вы себе представили, когда прочитали о месте действия? Ласкаемые солнышком красочные домики, травка и пастораль? Как бы не так! Декорации создал Джо Мильцинер (Jo Mielziner), которому в 1976-м стукнуло 75 лет. Мастер своего дела, на этот раз он сотворил нечто странное: чёрное зеркало сцены, грязно-серые декорации, представляющие собой две вращающиеся конструкции. Одна изображала кафе - с наружной и внутренней стороны. Вторая - булочную и интерьер дома пекаря. Вишенкой на торте был световой дизайн Дженнифер Типтон (Jennifer Tipton), аскетичный и не добавляющей картине позитива. Посмотрите на фотографии - ну жесть же. Рецензенты писали, что создаётся ощущение, будто действие не на юге Франции происходит, а в угольной шахте.

15 марта 1976 года Мильцинер умирает... И всё - декорации стали вещью неприкосновенной. Ведь их такими придумал Мастер, а теперь, когда с ним не поспоришь и не посоветуешься, нужно блюсти память... Ход по-человечески понятный, но для мюзикла - убийственный.

Финал с Тополем     The Baker's Wife     The Baker's Wife

Главной же бедой был... Тополь. То ли он невнимательно прочитал сценарий перед подписанием контракта, то ли ещё что, но он искренне ненавидел своего персонажа и его партии. Тексты, которые его бесили, Тополь не пропевал, а мямлил и тра-ля-ля-лил (сохранилась запись одного из спектаклей с пульта, там, поговаривают, это отлично слышно), "наплевав на заплативших деньги зрителей", возмущается Патти Люпон. Хаим издевался над товарищами по труппе, праздновал идиота на сцене (ну, его же просили играть более возрастного пекаря - вот он и посыпал голову белым, и изображает старика-кретина), вообще, вёл себя, как последняя скотина. Так что гнать-то жжёными тряпками нужно было Тополя, а не Кароль. Но Меррик изо всех сил цеплялся за свою звезду.

В своей книге Патти Люпон не сдерживает язычок. Ох уж ей этот Тополь... При первой встрече он, якобы, хватанул её за бюст, чтобы проверить, как там что. А ещё расстёгивал рубашку, чтобы продемонстрировать публике свою "волосатую грудь", ведь Хаим искренне считал себя героем-любовником, а не пожилым пекарем. Партнёрства на сцене - никакого. Какая уж там любовь к жене... В общем, действовал Тополь в высшей степени непрофессионально. "Я, - поговаривал артист, - делаю всё это только ради денег". Но всем приходилось терпеть и мириться с поведением звезды. В том числе и зрителям.

А между тем The Baker's Wife путешествовала по городам. В июле 1976-го играли в Сан-Франциско, в августе - в Сент-Луисе, в сентябре - в Бостоне... И всё это время рецензии были кошмарнейшими, а жизнь артистов - и того хуже.

Тополь и Шварц на одной из тяжких репетиций     Тополь и Люпон     Хаим Тополь

Мюзикл переписывался и видоизменялся каждый день. То, что было в первом акте, могло оказаться во втором - и наоборот. Выбрасывались целые куски и песни. На их место вставали новые. Которые точно так же могли кануть в лету после первой же демонстрации на публику. Реплики, как жонглёрские шарики, метались от одного персонажа к другому. Полгода длился тур, и все полгода труппа только и делала, что безостановочно репетировала, репетировала, репетировала... А вечером поднимался занавес и начиналась очередная пытка публикой и критиками... Первоначальное воодушевление сменилось вселенской усталостью. И никуда не деться - контракт...

Патти вспоминает массовый номер - Bread ("Хлеб"). Не было такого дня, чтобы постановка этого отрывка не переосмысливалась. И ансамбль, как заведённый, репетировал этот Bread, только Bread и исключительно Bread.

Однажды переделали самое начало шоу. Оригинальный открывающий номер - массовый и громкий (видимо, это был Welcome to Concorde) - сменил тихий и спокойный Chanson в исполнении Денизы - хозяйки кафе. Актриса Тери Релстон (Teri Ralston), игравшая эту роль, вспоминала, что кроме сольной песни, которая красной нитью пролегла через весь спектакль (было несколько реприз, в том числе и в финале), ей привалило счастье в виде "расширения" роли. Создатели вздумали ввести в мюзикл эдакую рассказчицу, которая вела бы зрителя по истории. Вроде, можно за Тери порадоваться, но вы представляете, какими глазами на неё смотрели коллеги по труппе?.. (Тут стоит добавить, что Релстон ещё и была "вторым составом" роли Женевьевы - замещала Патти Люпон в её редкие выходные; кстати, был "дублёр" и у Тополя - Майкл Куинн (Michael Quinn), который даже засветился в фотосессии; картинки вы увидите внизу странички.)

Наконец, мюзикл отправился на свою последнюю "базу" перед запланированной Бродвейской премьерой - в Вашингтон. Дело было в октябре 1976-го. Меррик дозрел. Он решил уволить Тополя. Дальше неинтересно - суд, попытка доказать, что Хаим должен кучу денег... Но в последние две недели своего "передвижного" (да в принципе, и вообще всякого) существования The Baker's Wife обрёл нового пекаря Эмабля - Пола Сорвино (Paul Sorvino). Пол к этому моменту уже снискал некоторую славу как кинозвезда, впрочем, и на Бродвее подвизался. Злюка Люпон описывает его как человека со внешностью здоровяка-матроса и голосом Дорис Дэй. Ну, тут я бы поспорила. Мяукающий вокал Дорис уникален. Да и голоса у неё, в отличие от Сорвино, нет. Что же так взбесило Патти?

Пол Сорвино и Патти Люпон     Пол Сорвино и Патти Люпон     Пол Сорвино в The Baker's Wife     Пол Сорвино в The Baker's Wife     Пол Сорвино в The Baker's Wife

А представьте: вы - один из актёров, которые вот уже полгода безуспешно пытаются сделать хоть что-то из провального мюзикла. Над вами буквально измываются, ежедневно переписывая либретто. Вы не вылезаете из репетиционного зала. У вас просто нет сил - ни моральных, ни физических. Антидепрессанты - ваша основная еда. И тут влетает некий крепыш, который с порога заявляет, что, мол, ребята, хорош вешать нос, давайте-ка кааак возьмёмся да каааак сделаем из этого шлака феерию!.. Ну-ну-ну, не сидеть на месте, больше радости!..

Лично я бы такого прибила. Нет, Пол не хотел ничего плохого - он просто не пережил то, что перепало остальным. Но отсутствие любви коллег Сорвино себе гарантировал.

Пол внешне идеально подходил на роль пекаря - пухленький, неприметный на лицо, типичный Эмабль. Ну, а как поёт Сорвино, знают многие. Кто не в курсе, сообщу - круто. Да, его голос высоковат (в дуэтах с Люпон иногда можно перепутать, кто что исполняет - ладно, шучу, шучу). Но на вкус и цвет, как говорится.

И что вы думаете? Сорвино, что ожидаемо, не спас мюзикл. За два дня до долгожданной бродвейской премьеры (Люпон была счастлива - её имя наконец-то появилось на афишах Бродвея) Меррик объявил о закрытии проекта. Последний показ состоялся в Вашингтоне 13 ноября 1976 года. Говорят, убытки составили миллион долларов.

Вот так и закончилась трудная, местами - страшная, а по большей части - очень грустная история оригинальной постановки The Baker's Wife. За это время почти вся труппа плотно подсела на успокоительные, Шварц впал в депрессию, а его беременная жена чуть не потеряла ребёнка.

А сейчас, думаю, самое время пересказать содержание мюзикла. Хоть поймёте, о чём мы вообще беседуем. А потом продолжим исторический экскурс - и я вам обещаю если не хеппи-энд, то нечто на него похожее..


Итак, провинциальный французский городок середины 30-х, несколько столиков в кафе. Дениза (Denise), жена хозяина, поёт песню (Chanson), в которой говорится, что хоть она каждый день и видит одни и те же лица, но однажды что-то происходит, что меняет людей и мир вокруг нас.

Появляются посетители, чей разговор представлен в виде песни If It Wasn't for You, которой нас оригинальная версия не порадовала. Тут происходит явление нового пекаря Эмабля Кастаньета (Aimable Castagnet) - а ведь до его приезда в городке не было хлеба, старый пекарь скоропостижно скончался. Эмабаль - жизнерадостный мужчина средних лет, с ним - его молодая жена-красавица Женевьева (Geneviève), её даже ошибочно принимают за дочь пекаря. Супруги отправляются в новый дом вместе с кошкой Pompom (я бы сказала, кошка-Помпошка).

Новая пекарня. Эмабль ей полностью доволен, он поёт своей жене песню (Merci, Madame) и предвосхищает их будущую счастливую жизнь. Жители города в свою очередь радуются возвращению хлеба.

Покупатели выстроились в очередь. Они интересуются у пекаря, как он, немолодой уже мужчина, смог жениться на такой прелестной женщине. Эмабль отвечает, что ему помог Бог, Женевьева добавляет, что не только муж выбирал её, но и она сама выбрала его и теперь не может быть счастливее. Она улыбается покупателям, но вдруг убегает прочь в слезах. В следующей песне (Gifts of Love) Женевьева рассказывает о подарках, которые ей в прошлом дарили мужчины, про свои отношения с женатым человеком по имени Пол и про свою любовь к Эмаблю. Закрывая дверь в прошлое, она клянётся быть хорошей женой для пекаря.

Женевьева возвращается к покупателям. В это время маркиз делает свой заказ, а его шофёр, Доминик (Dominique), наблюдает за женой пекаря и, как и прочие, принимает её за его дочь. Женевьева поправляет шофёра, но тот продолжает называть её "мадемуазель", не реагируя на поправки ("Мадам!"). Приходит Эмабль и сообщает, что кошка куда-то убежала. Наверное, к коту - ищет свою кошачью любовь.

Несколькими неделями позже в городском сквере Доминик разговаривает с Женевьевой, которая даёт ему отпор, сообщая, что счастлива в браке. Но тот не успокаивается и заявляет, что будет вместе со своей "гордой леди" (Proud Lady).

Кафе, жители вновь собираются вместе, споря и подтрунивая друг над другом, как обычно. Пекарь с женой появляются и садятся за столик. Антуан поддразнивает их фразами о разнице в возрасте, говоря в заключение, что хоть пекарь и способен сделать превосходный круассан, но уже не в состоянии сделать ребёнка. Доминик защищает пару, вступая в драку с Антуаном. Раздражённая его вмешательством, Женевьева покидает мужчин, которые поют Look For the Woman (в оригинальной версии отсутствует), после чего начинается очередная драка.

Вечер того же дня. Три пары (включая пекаря с женой) готовятся ко сну. Доминик и его друг Филипп с гитарой находятся в городском парке. После того, как три пары поют Chanson, Доминик и Филипп исполняют Sérénade. Эмабль уверен, что "сокровище", которое он привёз в город, и о котором поётся в песне, это его пекарские таланты. Женевьева же знает, что речь идёт о ней. Пекарь, добрая душа, отправляет жену, чтобы та подарила певцам несколько непроданных хлебов, пока он сам переодевается для сна. Женевьева упрекает Доминика, но тот непреклонен и уговаривает жену пекаря встретиться часом позже, невзирая на её протесты.

Эмабль зовёт жену, та отвечает, что поднимется через минутку. Когда пекарь засыпает, Женевьева анализирует сложившуюся ситуацию, исполняя легенду о жаворонке (Meadowlark). Птица решает остаться со своим старым королём, который обожает её и погибает. Женевьева же наоборот выбирает неизвестное будущее с "прекрасным молодым человеком". (Отвлекусь, сообщив, что Meadowlark - ключевая песня мюзикла. Она представляет из себя целую историю, на её протяжении мы слышим целый ряд переживаний героини. Исполняя Meadowlark, Женевьева принимает решение, остаться ли ей с мужем или же отправиться в неизведанное. Ну, и вообще, это очень красивая песня.)

Соседи просыпаются от огня в печи, в которой пекарь обнаруживает обуглившийся хлеб. Обычно Женевьева встаёт на рассвете и принимается за домашние дела, поэтому Эмабль начинает искать жену, думая, что она просто сама отправилась на поиски сбежавшей кошки. Толпа собирается и начинает перешёптываться (Buzz A-Buzz, в оригинальной версии отсутствует), уверенная, что пекарь не найдёт ни жену, ни кошку.

Появляется маркиз и отзывает Эмабля в сторону, рассказывая, что Женевьева с его шофёром сбежали на "Пежо" маркиза. Филипп подтверждает рассказ, но пекарь не верит им, предпочитая думать, что его жена уехала навестить мать. Толпа продолжает пересуды, маркиз отправляется в полицию, чтобы заявить об угоне машины. Жители решают, что "произошло лучшее событие в городе за всю их жизнь".

Начало второго действия. Дениза так же, как и в начале, поёт Chanson, а жители повторно исполняют If It Wasn't for You, наблюдая за пекарем, который готовит тесто. Учитель спорит со священником - тот увещевает толпу осудить Женевьеву за неподобающее поведение, учитель же ратует за свободу выбора. Маркиз заявляет, что произошедшее - веление судьбы, и что все люди - заложники своей плоти.

Эмабль приходит в кафе, сообщая, что хлеб скоро будет готов. Непьющий пекарь заказывает рюмку коньяка, потом ещё одну, и заявляет, что его жена будет дома со дня на день (Any-Day-Now Day) - она просто отправилась в гости к матери. Желая протрезвить Эмабля, толпа отправляется в пекарню и обнаруживает её в весьма плачевном состоянии. Пекарь без чувств лежит на грязном полу, с потолка свисает тесто, а в печи лежит сгоревший хлеб.

Жители приходят к выводу, что городок проклят, и осуждают Женевьеву за развратное поведение. Они пытаются развеселить пекаря и заставить его снова печь хлеб, рассказывая, что он - "счастливейший человек в мире" (Luckiest Man in the World, в оригинальной версии отсутствует), но всё бесполезно.

Маркиз сообщает Эмаблю, что ему нужна "дамская компания" (Feminine Companionship, в оригинальной версии отсутствует), и обещает "одолжить" своих племянниц. Жители интересуются, действительно ли эти девушки являются племянницами маркиза, на что тот заявляет: "Кто такие племянницы, если не дочери брата, а я считаю всех мужчин своими братьями". Девушки, флиртуя, окружают пекаря. Появляется шокированный сценой священник. В толпе начинается драка, и пекарь выставляет всех вон.

Городское собрание в церкви, Эмабль соглашается, что его жена сбежала. Пекарь просит маркиза следить за ним, чтобы он не начал охоту за парочкой. Жители клянутся отыскать Женевьеву.

Находясь один в пекарне, Эмабль решает жить один - и делать это достойно (If I Have to Live Alone).

Снова сцена в кафе, Антуан сообщает, что обнаружил сбежавшую парочку в отеле в городе неподалёку. Жители решают организовать поиск, а маркиз, священник и учитель отправляются к Женевьеве, желая убедить её вернуться домой. Женщины комментируют происходящее песней Romance (в оригинальной версии отсутствует).

Комната в маленьком отеле. Женевьева и Доминик вместе, но всё не так хорошо, как казалось вначале. Жене пекаря не хватает тепла в отношениях (Where Is the Warmth?). Она собирает вещи и покидает спящего Доминика.

Жители обнаруживают Женевьеву на автобусной остановке - она пытается уехать в Марсель. Они пробуют уговорить её вернуться, но жена пекаря отвечает, что никогда этого не сделает. Но в конце концов жители убеждают Женевьеву: "Все грехи прощаются".

Чтобы не мешать жене пекаря, жители расходятся по домам. Сопровождаемая священником и маркизом, Женевьева проходит по пустым улицам к пекарне.

Она находит Эмабля и хочет рассказать ему правду, но тому легче считать, что она вернулась от матери. Пекарь предлагает жене ужин. И тут в окошке появляется Помпошка. Эмабль распекает его за отсутствие, выпуская всю злость на бедное животное, после чего угощает его блюдцем молока. Эмабль думает о том, что кошка может убежать снова, а Женевьева говорит, что она не покинет его (эдакое красивое иносказание). Супружеская пара начинает готовить хлеб на завтрашний день.

Утро, кафе. Дениза в сопровождении жителей поёт Chanson.


Собственно, вот и весь сюжет. И именно его финальная сцена - благородное поведение Эмабля, который простил и принял жену, высказав всё, что было на душе, кошке, - в 1974-м побудили Шварца приступить к написанию музыки.

Простая, но трогателньая история, которая призвана делать людей лучше. Вот почему то тут, то там с самого 1976-го появлялись новые постановки The Baker's Wife - профессиональные и не очень, но все не слишком-то успешные. Потому что проблема с либретто никуда не делась. А почему ещё реанимируют мюзикл? Ну, так музыка Шварца прекрасна (не кривлю душой, люблю её).

Из известных версий можно упомянуть нью-йоркскую постановку компании York Theatre Company 1985 года. Она была офф-офф-бродвейской, и как было запланировано 20 показов, так на этой цифре и остановились. А в 1989-м "Жена пекаря" реинкарнировалась в Лондоне (кстати, существует замечательный альбом с песнями этой версии - и даже с частью диалогов, так что в итоге получилась полноценная аудиоистория). Да, жизнь и британской The Baker's Wife была недолгой - всего два месяца. Но нельзя недооценить её роль. Именно из-за лондонской постановки Шварц и Стайн решают снова взяться за дело и дать "Жене пекаря" второй шанс (я же вам обещала хороший финал? Так вот он).

Авторы ударно трудятся, и в 2005 году (вот и финальная точка истории создания мюзикла) в Нью-Джерси компания Paper Mill Playhouse показывает обновлённую и переосмысленную историю о жене пекаря. Шварц и Стайн, впервые за несколько десятилетий, трудились над The Baker's Wife с огоньком и радостью. Ведь они делали то, что хотелось им. Дамоклов меч мнения продюсера и дедлайна не висел над головами творцов, и они наконец-то сделали то, что хотелось именно им. Результат был закономерен - рецензенты, захлёбываясь, вопили, что эту прелесть можно - и нужно! - отправить срочным порядком на Бродвей. Лимитированная постановка Paper Mill Playhouse шла всего месяц, но именно эта версия сегодня считается официальной. Если вы вдруг решите поставить "Жену пекаря", то права приобретёте на то, что было переделано в 2005 году.

И новое прочтение мюзикла опять же ставят - в разных странах, в Америке частенько... До Бродвея, увы, всё ещё The Baker's Wife пока не добрался.


Стоп-стоп-стоп, скажет внимательный читатель. Если в 1976-м мюзикл погиб, толком не родившись, откуда тогда альбом с записью оригинального состава? Ууу, сообщу я вам, это ещё одна трогательная и интересная история. И её я решила оставить на сладкое.

Жила-была в Джорджтауне (это Коннектикут) супружеская пара - Брюс Йеко и Дорис Чу (Bruce Yeko & Doris Chu). Они были большими фанатами бродвейских мюзиклов, а от музыки Шварца просто пищали. И вот супруги узнали о новеньком творении композитора. Быстро собрались и поехали в Бостон, чтобы лично познакомиться с The Baker's Wife. И пропали - влюбились в песни по уши. А надо сказать, что супруги Йеко организовали мини-звукозаписывающую компанию Take Home Tunes ("Возьми мелодии домой"). Они записывали промо-диски мюзиклов, которые раздавались или продавались в театре (и сегодня так делают - несколько песен пишут и дают бесплатно; а у нас могут и продать, несмотря на то, что на обложке написано "Не для продажи" - привет, Zorro), и каждый зритель мог у себя дома снова насладиться моментами из спектакля.

Брюс позвонил Шварцу и предложил ему записать альбом со всеми песнями The Baker's Wife - мол, у вас товар, у нас - купец... Шварц, конечно же, за идею ухватился. В начале 1977 года сняли домашнюю студию, и композитор приехал изучить её. Оказалось, всё не так радужно. В крошечном пространстве мог уместиться максимум один человек. Как тут записать глобальные массовые номера?.. Йеко договорился со Шварцем, что композитор выберет лучшие, по его мнению, песни, и только их запишут. Шварц решил проблему просто: "Я сберегу ваши деньги. Всё, что нам нужно, это главные герои".

Потому и получился альбом таким, каким мы его слышим. Кроме Эмабля-Сорвино, Женевьевы-Люпон (которая пока ещё почти не гремит, как иерихонская труба) и Доминика-Петерсона (о нём я не сказала ни слова, а он ведь прекрасный) мы слышим и Chanson Денизы-Релстон. Пишут, что артистам пришлось записываться по очереди, по одному. А Шварц потом помогал сводить результат. (Честное слово, не представляю себе, как справились с оркестровкой...) Это ещё одна необычная особенность The Baker's Wife: традиционно мюзиклы в США и Британии пишутся всей труппой сразу - причём, оркестр тоже играет в это же время (потому и слушается потом альбом как живой спектакль, а не как свинцовая болванка; это была шпилька в адрес тех, кто записывает отечественные мюзиклы).

Как бы то ни было, а эта полупрофессиональная (по сути) запись стала классической. Сначала она была коллекционной редкостью, а сейчас любой может взять и купить альбом за один клик.

Да, я знаю о том, что существуют два бутлега оригинальной версии, записанные с пульта. Один, с Тополем, я уже упоминала. Второй - он с Сорвино. Но так как мне нечего предложить зарубежным трейдерам, обменивающимся записями, я пока не имела счастья с ними ознакомиться (кстати, друзья, а вы ничем помочь не можете?..). Но официальных записи The Baker's Wife всего две: многострадальный альбом, которому эта страница посвящена, и лондонская версия (кстати, Шварц отметил, что на Вест-Энде "Жену пекаря" стоило поставить только ради того, чтобы зафиксировать полный трек-лист).

И вот такая интересная информация. Ни один спектакль оригинальной постановки не включал в себя все песни, которые вышли на пластинке 1977 года. Просто песня Proud Lady была отвергнута Мерриком во время ранних показов, а Chanson, как вы помните, появилась не сразу. Так что ни разу Chanson и Proud Lady не состыковались тогда. Но в состав версии 2005 года (той, что по сегодняшний день актуальна) входят оба трека.


В общем, вот такой он, мюзикл The Baker's Wife. Сегодня он уже несовременен и несколько наивен, но мне очень хочется, чтобы однажды на Бродвее появились афиши с кошкой-Помпошкой в поварском колпаке. Потому что хорошие и трогательные истории сегодня нужны, как никогда. Ведь даже несмотря на то, что жители городка хотят вернуть загулявшую жену лишь потому, что пекарь, находясь в горе, не печёт хлеб, они делаются лучше, а The Baker's Wife в итоге (в лучших традициях мюзикла!) учит добру.

PS. Кстати, Пол Сорвино "отомстил" своим друзьям-соперникам по роли - отказавшемуся Мостелу и редиске-Тополю. В январе 2005 года от сыграл роль Тевье в постановке "Скрипача на крыше", что имела место в городе Роли (Северная Каролина). Так сказать, не отстал от коллектива. :)



Хаим Тополь в The Baker's Wife

                                                       Тут, кстати, Тополя обнимает Дениза - Тери Релстон                                   

Майкл Куинн в The Baker's Wife

          

Пол Сорвино в The Baker's Wife

                              

Все версии этого мюзикла на musicalworld.ws:



Baker's Wife, the
1976, Original Cast


Baker's Wife, the
1990, Original London Cast

 

Comments   

 
the future is female
0 # the future is female 2017-02-05 12:31
the future is female fate οf the
body iѕ central to thе topic ߋf Cook's woгk, and its
excretions materially current: urine аnd blood are embedded
іnside, alongside ceramic teeth, seagrass, practice
model turf, ɑ plastic skeleton, and extra.
Reply | Reply with quote | Quote
 

Add comment


Security code
Refresh

Передай другим

AddThis Social Bookmark Button

Тут можно что-то поискать...


Облачко тегов