«Последнее испытание» в гастрольной сервировке…

Иногда я выполняю свои обещания. 🙂 Вот и на этот раз. Сказала в октябре, что обязательно посмотрю гастрольную версию «Последнего испытания» — и вот, пожалуйста.

Спешу напомнить, что московская стационарная версия вызвала у меня шевеление волос и желание или срочно уйти из зала и стереть память о прошедших двух часах, или временно умереть и не мучиться (можете сходить и прочитать отзыв о том памятном посещении ДК «Москвич»). Причин моим восторгам было ровно две: не просто слабенькая и смешная, но отсутствующая режиссура и скачкообразная, «концертоподобная» форма подачи материала, при которой каждая песня жила своей жизнью и не вкладывалась в единое полотно. И люди, незнакомые с сюжетом, банально не понимали, о чём идёт речь.

Я признаюсь как на духу: вот уже более полугода я продвигаю в массы идею о том, что смотреть стационарное «Последнее испытание» не стоит (если вы, конечно, не фанат и не надеваете для сна вместо ночнушки халат а-ля Рейстлин — тогда вам всё равно). Теперь у меня появилась новая задача: повествовать о прелести гастрольной версии и сообщать, что её-то посетить вполне рекомендовано.

Слушайте, я не знаю по какой причине ребята решили делать своё гастрольное «Последнее испытание» с Истаром и танцами, но ничего, кроме благодарности, я им высказать не могу. Существуя параллельно, две постановки являются отличной иллюстрацией к стихотворению «Что такое хорошо и что такое плохо». Одна, перенасыщенная феерическими артистами-вокалистами, спектаклем не является от слова совсем. Вторая, спетая чуть менее громогласно, но тоже здорово, имеет максимальное отношение к театральному искусству.

Важное примечание: я рассматриваю оба «Последних испытания» не с точки зрения фанатствующего элемента, ибо хоть, как я уже признавалась, мне нравится большая часть музыкального материала, но сама тематика от меня далека, и я не бросаю чепчики в воздух только потому, что маги, жрицы, боги и прочие короли. Для меня эти постановки — всего лишь одни из длинного ряда существующих мюзиклов. И потому я стараюсь оценивать их с тех же позиций, что и иные спектакли. Это я написала для тех поклонников, которые любят рок-оперу только потому, что это «Последнее испытание», и не видят минусов, хоть им их на пальцах показывай. Впрочем, радостно, что обе версии обросли фанатами, как днище корабля ракушками. Почему нет? Тут главное что — понимают ли создатели, что есть, куда двигаться?

А здесь такая ситуация: в отличие от московской, гастрольная версия безостановочно видоизменяется, дополняется и улучшается. И ведь, представьте, к отзывам зрителей ребята прислушиваются, судя по тому, что я прочитала.

И в итоге получилось нечто совершенно аскетичное (без минимальных декораций — всё, как я люблю), страшное, пугающее и завораживающее. Да, прекрасно зная сюжет, я где-то с середины первого акта безостановочно ощущала, что меня захватывает какой-то вихрь, несущийся со сцены, и возникало То Самое Театральное Чувство, ради которого я и посещаю подобные мероприятия.

С середины акта — ибо, буду честна, артисты довольно долго раскачивались и вставали на нужные рельсы (особенно вокально это было заметно — распеться забыли, что ли?..). Не буду гадать о причинах, но хорошо, что в итоге разогнались. Однако было б лучше, если б с открытия занавеса всё было в должном русле.

Сразу поплачусь об отвратительном звуке: низы долбили по ушам, а голоса начисто перекрывались музыкой. Что там было у Рейстлина с микрофоном, что порой приходилось по губам читать, одному Паладайну известно. Да и вообще микрофоны «заводились», как болиды «Формулы-1», раз в пять минут минимум. Такой лажи по звуку я ни разу ещё не слыхала. Но я верю, что ребята, столь трепетно относясь к собственным косякам, учтут аудионеполадки на будущее.

Давайте расскажу о структуре спектакля. Я билась головой о стену, рыдая, что в московской версии были твёрдой рукой удалены некоторые текстовые фрагменты нарратора-Астинуса. А в итоге поди пойми, что происходит. В гастрольном варианте всё настолько красиво и точно в этом плане, что хоть танцуй. Более того — появились новые монологи-диалоги (и не только у Астинуса — будем его пока так называть), превращающие набор номеров в спектакль и дающие всё необходимое представление о сюжете. Я буквально растекалась в кресле и умилительно хлопала глазами, размышляя о том, что можно ж ведь и так сделать, по-человечески.

Что касается музыкальных номеров, то тут всё ещё прекраснее. Да, нет сцены в кабаке, чему я только рада (не встраивается она в моём мозгу в канву). Зато есть, например, дуэт Короля-Жреца и Крисании про последнее испытание. Впервые слышала эту песню и влюбилась в неё по уши. Сильнейший номер (тут ещё спасибо артистам… о которых позже).

Видно, что создатели не просто стремились сделать некое шоу, радующее глаз, но и пытались претворить в жизнь постановку, воздействующую на ум и душу. И знаете что? У них получилось. Вот да, несмотря на то что сюжет в общем и целом изначально проходит мимо меня, я влилась, запереживалась и зачем-то зажаждала хэппи-энда (а надавили на нужные струны потому что).

Режиссура. Если мне не изменяет умение читать, постановщик гастрольной версии, Руслан Герасименко (он же здесь — исполнитель главной роли), имеет соответствующий диплом. Вот оно и видно. Да, кое-где меня кривило лицом (хотя вина тут, скорей, не постановщика, а исходного материала, который не позволяет дать артистам полноценные указания об их действиях), но в общем и целом я получала искреннее удовольствие. И пусть не все находки можно считать новейшими изобретениями в сфере театра (как, скажем, дистанционное удушение от Такхизис), но в рамках данной постановки они были исключительно уместны и верны. (А уж как радостно, что персонажи перемещаются не по четырём точкам на сцене, как в «стационарке», а просто и свободно ходят по всему предоставленному пространству…)

Отдельный респект за проекции на заднике и занавесях (простим их мятость — версия мобильная, тряпочки складываются и перевозятся, куда надо). И песочная графика, и прочие «движущиеся картинки» хороши. (Ох уж этот огонь на сольнике Крисании… Завораживал…)

Воздушная гимнастика. Я заранее ожидала больший упор на неё, что меня не радовало (не люблю, когда во главу угла ставят вспомогательные средства). Ан нет — как по линеечке отмерено. Как раз столько, сколько нужно. И исполнено хорошо.

В общем, да, поверьте: режиссёр — молодец.

Хотя, чего уж там, большая часть восторгов возникает исключительно на контрасте с московской версией. Там-то режиссуры в принципе нет. А тут есть, и хорошая (вот правда, вспоминала прошлый поход на стационарное «Испытание» — и жаждала аплодировать, почувствовав разницу). Как в куче других спектаклей, не более и не менее. А что ещё надо-то? В этом-то и суть: поставить спектакль так, чтобы всё было уместно и правильно. И не смотрелось детским садом. А что для этого нужно? Они самые: умение и талант. Что нам и демонстрирует гастрольное «Испытание».

Теперь резюме о спектакле в общем: да, мне понравилось. Да, я буду рекомендовать именно гастрольную версию тем, кто жаждет посмотреть «Последнее испытание». Потому что сложилось всё и заиграло. Потому что это взрослая работа, а не игры с танцами и мимансом (это я снова московскую постановку пинаю, кто не понял). Потому что тут можно понять сюжет, даже капелюшечки знаний о вселенной, в которой живут герои, не имея (ну, конечно, если исправят звуковые беды).

Тут смысл не скрывается за формой. Наоборот: внешнее работает на внутреннее. Да скажу проще: это действительно понятный, полноценный спектакль. В ином случае я б сама хохотала, вздумай написать подобное в отзыве. («Полноценный спектакль», матерь божья, а что я ещё хочу увидеть в театре?..) Но я же сравниваю со стационарной версией. И просто пытаюсь объяснить, почему одна — зло, а другая — добро.

Ну, собственно: вы-то идите и смотрите любую из двух постановок. Или вообще их не смотрите. Но если хотите всё же ознакомиться с «Последним испытанием», при этом не являясь его горячим поклонником, то гастрольная версия — наше всё. Правда-правда. Мне — аж понравилось.


Расскажу теперь об артистах.

Ансамбль тут, как и в московской версии, не поющий, а танцующий (бэк-вокал отличненько звучит фонограммно; да и вообще — оркестровка та же). Вот несмотря на частичный асинхрон — молодцы. А если все музыку слышать начнут — совсем шоколадно станет. (Хотя тут может быть и не вина танцоров — несколько раз и певцы сбивались с ритма, хотя слышно, что у них в этом плане всё в порядке; предположу, что исполнители просто толком не слышали музыку — несмотря на два огромных сценических монитора, перегораживающих обзор доброй трети зала…)

Перейдём к ролям.

Пар-Салиан — Дмитрий Дьяченко. Единственный персонаж, роль которого мне показалась ещё меньше, чем в «стационарке». Как-то там она ярче и выпуклее. Просто печально за Дмитрия, ибо такой шикарный бас — и так немного его. Ну да, сценарий таков. Но вот тут, я повторюсь, единственное место, которое мне показалось сильнее в московской постановке. Там Пар-Салиан и запоминается, и в мозг зрителей влезает. В гастрольной версии он 5/6 времени стоит в левом углу авансцены (а я вот сидела справа — как расмотреть?..) и не шевелится. Прямо хочется что-то с этим персонажем сделать, чтобы он тоже заискрился.

Король-Жрец — Фёдор Воскресенский. Промежду прочим, премьерный спекталь для Фёдора. И какой!.. Вы знаете, кто стал моим любимчиком? А вот он! Теперь раскрываю карты: изначально я полагала, что этот человек в белом хитоне — Астинус, который летописец. Ну, он же начал его текст говорить. И я поразилась, какой же прекрасный артист этот Астинус. Ибо с таким мастерством он произносил свои слова нарратора, что стал самой яркой частью спектакля (а я напомню, что остальные артисты в самом начале никак не могли попасть в струю, а этот — ну красавец же). А потом оказалось, что он, Воскресенский, не просто летописец, а вовсе даже Король-Жрец. Я не знаю, это разовая акция, или же так повернули повествование (в программке, например, никакого Астинуса нет). Друзья мои, это было прекрасно!.. Фёдор был на голову выше всех. Да, он был совершенно иным Королём-Жрецом (потому, судя по уже настроченным отзывам, его ряд поклонников рок-оперы не принимает). Но он был настоящим. Живым. Глубоким. Именно Король-Жрец, мальчик, который выжил не погибший вместе с Истаром, стал в моих глазах главным действующим героем. Я уже писала про новую для меня арию про последнее испытание — как же мощно это было сделано… Такой трёхмерный, двуплановый Король-Жрец, предвидящий многое, но… заблуждающийся в своих убеждениях… А пение?! Кто тут любит рок-вокал, кроме меня, — это наше. И, да, это не бас и не бархатный баритон, к чему мы привыкли, если говорить о данной роли. Но тут такой диапазон, что и верхи неизведанные, и нужные низы присутствуют. Сцены в Истаре в гастрольной версии имеют особый смысл и большую длину. А товарищ Воскресенский сделал их шедевром. Плюс — реплики того, кто ранее был Астинусом, от начала и до конца. И не просто чтение текста, а актёрское его проживание. В общем, просто влюбилась я в этого артиста. Ой, хорош…

Даламар — Сергей Смолин. Видела Сергея в этой же роли (окей, ролях, если учесть того, кто в «стационарке» именуется хулиганом) в московской версии, ждала полной феерии в гастрольной. Ну, читала же в отзывах, что тут Даламар — чуть не в каждой сцене присутствует и радует зал. Честно: да, здесь Смолину было дано больше возможностей проявить все свои таланты. Но в общем и целом разница небольшая. И фраза на конклаве магов, что, мол, доложу, что и как, тоже выливается в никуда. Нету больше Даламара — ну, присутствует там в бездне то ли он, то ли морок в адрес Рейстлина… Плюс в сцене детских кошмаров солирует Даламар (в «стационарке» это, пусть и тот же артист, но иной персонаж). Поймём, что маг вряд ли проводил время в играх со своим учеником (тот явно младше должен быть) и представим, что хитроумная Такхизис решила ударить по всем больным точкам сразу. Но не скрою: Сергей совершенно прекрасен. Его, кажется, в роли куста на сцену поставь — и то притянет всё внимание зала. И поёт замечательно. Но, да, я ожидала большего. Спасибо тем, кто пишет отзывы. 😉

Такхизис — Дарья Бурлюкало. Первая из известных мне артистов. Ну, что я могу сказать. Просто великолепная. И актёрски, и вокально. Да и фронт работ в гастрольной версии у Такхизис гораздо больше, чем в московской. Я, наверное, не буду изливаться рекой по поводу Дарьи (ибо долго придётся). Просто скажу: каждая сцена, каждая реплика, каждая песня была подарком для публики. Как-то так я Такхизис и представляла, слушая альбом.

Карамон — Евгений Аксёнов. Вторая знакомая личность. И тут сразу возникает проблема: при всей любви к Аксёнову я прекрасно отдавала себе отчёт в его вокальных способностях. Попыталась подготовиться. Не помогло… Да, спето всё было очень плохо. Ну, просто никуда не годится. А если учесть, что песни Карамона я завсегда считала самыми скучными в мире, то можете представить весь спектр моих восторгов. Да, было здорово, когда про «Нет брата у меня» Карамон-Аксёнов пел, перемещаясь по зрительному залу. Это действительно круто. И даже на неурядицы вокальные можно было глаза закрыть. Но в остальном… Впрочем, хуже другое: ну, не Карамон Евгений. Типажно — ни разу. Даже если вы не читали книжки-первоисточники, реплики Астинуса (или Короля-Жреца, замещающего его) вызовут подозрения, что о ком-то ином идёт речь. Неприятно самой такое писать, и видно было, что артист старался по максимуму. А что я поделать могу? Что увидела-услышала, о том и пишу. Но прошу учесть: даже такой Карамон не делает гастрольную версию менее предпочтительной, чем московскую!

Крисания — Елена Хинпира. Рас-пе-вать-ся надо! Или же делать это более ударно, если процесс имел место быть! (Ровно то же самое — и ОСОБЕННО то же самое — касается и Рейстлина, не буду повторяться…) Потому как такой голос — и так его старательно скрывать в начале… Поругала — и хорош (я же всегда за честность). Эта Крисания была гораздо более интересной и настоящей, чем в московской постановке. Тут спасибо и постановщику, который позволил артистке продемонстрировать талант. И самой Елене, безусловно. Эти глаза на пол-лица… И искренность, с которой подаётся каждая сцена. А финал почти в слёзы меня вогнал. (Чуть-чуть поработать над «спорными» моментами ухода со сцены в ряде эпизодов… но это к режиссёру предложение, скорей…) Друзья мои, данная Крисания — она человек из плоти и крови, со своими страстями и убеждениями. А не просто дева в белом, несущая истину. Рекомендую.

Рейстлин Маджере — Руслан Герасименко. А вот теперь мне сложно… Отчасти грим мешал воспринимать эмоции и отыгрыш артиста. Но по большей части виновато видение актёром-режиссёром героя. Что уж поделать, я сильнее поверила Евгению Егорову из московской версии (и отнюдь не из-за более сильного вокала — это вопрос второй). Так, раз я обещала писать честно, то буду. В Рейстлине Руслана я увидела в первую очередь не человека, но функцию. Вероятно, надо было сесть поближе и изучить мимику — но куда уж ближе, и так шестой ряд был. (Ну, не на первые же три ряда игра артиста рассчитана, да?..) Собственно, я не могу сказать, что так уж сильно против персонажа Герасименко. Но он для меня был лишь декорацией (раз иных не было, ага) происходящего. Вокруг которого крутилось всё. Вот Егоров — он главный герой, понимаю. А Руслан… Я не увидела в нём должной харизмы, которая позволила бы действию вращаться вокруг Рейстлина (вспомнилась обратная ситуация — мой обожаемый, всю жизнь ценимый и любимый Михал Юрич в «Тодде» был, мягко говоря, не самым сильным актёром, но харизмища хлестала через край). Нет, в целом всё было правильно и в точку. Но — не центрально, если вы понимаете, о чём я. Потому другие персонажи, скажем, Король-Жрец, запросто занимали главенствующую позицию даже там, где на пике волны должен был бы быть Рейстлин. Впрочем, Руслан же был постановщиком гастрольной версии. Может, он так и видел своего героя?.. Ну да, возможно. А я просто сравниваю с иной постановкой и испытываю фантомные боли. Ай-яй-яй мне.


В самом финале исполнили две песни из альтернативного финала. Поскольку я, как уже было сказано выше, не фанат, да и не люблю эти арии (ну, скучны они мне), то лично я сильно не восторгалась. Однако оценить феерию, возникшую в зале, смогла. Здоровский подарок для поклонников рок-оперы. Вспоминать будут долго.


Я прислушалась к голосу свыше, который повелел не фотографировать спектакль перед началом, и попыталась снять только поклоны. Пришлось даже переместиться в более выгодное место, чтобы хоть что-то получилось… Ну… что-то получилось…

2 идей о “«Последнее испытание» в гастрольной сервировке…

  1. avatarМимокрокодил

    «сама тематика от меня далека, и я не бросаю чепчики в воздух только потому, что маги, жрицы, боги и прочие короли»

    А как же ИХС? Там как раз боги, жрецы, короли. Только магов не завезли 🙂
    Хотя… «исцелитель, маг и чародей» О_о

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Ну, ИХС далёковато от фэнтези расположен… Хотя признаю: это смотря с чьей колокольни измерять дальность. 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.