«Штирлиц. Попытка к бегству»: как причудливо тасуется колода (часть 2)

2330

В первой части отзыва я написала какие-то общие слова и в очередной раз призналась в любви к мюзиклу. Здесь же я поведаю об исполнителях ролей — благо, повидала я за три дня многое.

И сразу отмечу: да, у меня появились свои любимчики. Но, как мне думается, тут вопрос вкусовщины. Потому как, если включить объективность, сложно сказать, что кто-то вот был прям хорош, а другой — похуже, не смотрите другого. Нет, в «Штирлице» отсутствуют «слабые звенья», и вот лично я не планирую выбирать дату похода на мюзикл, исходя из перечня исполнителей. Они — разные, конечно же. Тем интересней.

Так вот, я не буду признаваться, кто лично мне ближе. Я попытаюсь просто передать моё впечатление от разных исполнителей — так, как я это увидела.

Значит, если кто не помнит того или иного артиста в лицо, смотрите: о ком первом пишу (а делаю я это в хронологическом порядке), того портрет левее.

Провокатор Клаус

Клаусы и Юстасы усиленно менялись ролями. Если 10 апреля я видела их на «классических местах», то 11 и 21 апреля имела возможность насладиться взаимозаменой.

Клаус

Алексей Дзевицкий. Этот Клаус получает какое-то детское наслаждение от своих «забав». Его захватывает возможность играть судьбами людей, и все они — лишь фишки на его поле. По крайней мере, ему так кажется. Эдакая пошаговая стратегия. И слова: «И добро опять победило зло. Какая скука, о боже мой…» — мне слышатся так: «Да что ж такое, Штирлиц, играю с тобой, играю, и каждый раз — game over, вы продули. Уже и кубики краплёные принёс, и правила под себя переписал — а без толку. Обрыдло…»

Кирилл Вибе. А этот Клаус — он не игрок, он — великий комбинатор. Он плетёт паутину, в которой должны запутаться все окружающие — во главе со Штирлицем. Этот Клаус интригует, пытается запугать, заставить плясать под свою дуду. Ну, как умеет. Жаль только, ноги «колосса» оказываются глиняными, и его «какая скука» — она, скорей, потому, что было так интересно и забавно строить козни и плести сети, а Штирлиц взял — и одним выстрелом всё разрушил. Скучный тип!..

Связной

Павла Крикунова я наблюдала уже в нескольких ипостасях: пианиста в рядах оркестра, голоса за кадром, связного — и, как 21 апреля, многостаночника, сочетающего роль связного с игрой в ансамбле (ну, так было надо для страны). И я в смущении признаюсь: среди всего созвездия замечательных артистов «Штирлица» как-то вот товарищ Крикунов меня сильней всего за душу задел. А Борис Богданов — это мощь и скала, бесспорно.

Связной

Павел Крикунов. Связной, который мягко стелет, да жёстко спать. Он не уговаривает Штирлица пойти на смерть — он, как ребёнку, объясняет разведчику «азбучные истины». Тихо, вполголоса — и от того вдвое страшней. И, знаете, он сам верит в то, что говорит. Он доносит до Штирлица не только послание из центра, но и свою собственную точку зрения. Страшный, страшный человек!..

Борис Богданов. Абсолютно иной связной. Он давит авторитетом, он напорист, он убеждает Штирлица в истинности своих слов. Более того — мне чудится, громкими, уверенными речами он уверяет и себя, что вот так — оно будет правильней. Но одно роднит двух таких различных связных: никуда ты не денешься, выполнишь то, что они говорят.

Радист Эрвин

Давно хотела увидеть авторское видение Эрвина — и вот получилось. Я рада. (А вот конец сцены в обоих вариантах меня продолжает печалить… Ну, это к вопросу, упомянутому мной в первой части отзыва.)

Эрвин

Николай Сбытов. Меня просто до последней жилки вымораживает песня Сбытова. Я забываю, как дышать и моргать. Очень мощно и проникновенно. Сильнейший момент.

Михаил Капустин. С одной стороны — очень похоже. С другой — совсем иначе. Чуть темпераментней, чуть эмоциональней — но не менее… да и не более выразительно. Пожалуй, скажу так: Эрвин Сбытова махнул рукой на страшный мир и живёт, соотносясь с правилами, навязанными извне. Вообще-то, профессия у него такая. А Эрвин Капустина делает то же самое, но кипит внутри и сдерживает малейшее проявление эмоций. Ибо это — опасно. А у него не только рация спрятана, но и ребёнок скоро родится. В общем, в обоих вариантах песня Эрвина является одним из сильнейших моментов мюзикла.

Юстас

Уже известные нам имена — и снова перетасовались. 🙂

Юстас

Кирилл Вибе. Юстас-холерик, Юстас, который по стенам и потолку бегает от того, что «нет связи», а с него же спросят… В комментариях на Фейсбуке не единожды встречала вопрос, не профессиональный ли Кирилл актёр. А вот я бы тоже спросила. Ещё одна особенность Кирилла — сносящая с ног энергетика, будь он хоть Клаус, хоть Юстас. Его Юстас беспокоится только о себе, ведь его же крайним назначат. И снова страшно — полная безысходность к концу песни воцаряется. Смерть же рядом кружится…

Алексей Дзевицкий. Он несколько язвительней, где это возможно, мягче, а ещё — человечней. Создаётся впечатление, что его волнует не только собственная судьбинушка, но и вопрос: а куда, собственно, задевался Штирлиц? Это уже третий виденный мной связной (ещё был Михаил Капустин, о чём я писала), и он, на мой взгляд, является наименее заинтересованным в своём будущем из всех. А вот что Алексей вкладывает в свою арию — это вы судите сами.

Профессор Плейшнер

А вот и внеплановый ввод… И 10, и 11 апреля должен был играть Алексей Ушаровский. Но бывает всякое, и Сергею Гринбергу, который удачно случился 11-го числа в «Гиперионе», пришлось стать Плейшнером чуть прежде задуманного 21 апреля. Ах да, а ещё в этот день, 21-го числа, Алексей Ушаровский предстал в роли гитариста в оркестре.

Плейшнер

Алексей Ушаровский. Вот прямо эталонный Плейшнер. И этот его взгляд, который он, улыбаясь, поднимает на Штирлица во время «Ты должен выполнить миссию» и своей арии «Ответ Плейшнера»… Этот профессор как будто заранее предвидит и просьбу Штирлица, и собственную судьбу. И, чтобы Штирлиц осознал, что подковёрные игры не во всех случаях нужны, он, конечно же, отвезёт плёнку, куда сказано. Люди же братья.

Сергей Гринберг. Великолепный первый спектакль, который стал неожиданностью для самого Сергея. И совсем уж замечательно получилось во второй раз, 21 апреля. Этот Плейшнер, может, и не умеет просчитывать людей заранее, но он делает правильные выводы из услышанного. Чуть-чуть более прочный стержень в профессоре Сергея, что, впрочем, его персонажу не помогло. Ибо он всё одно книжный червь, не приспособленный к заданию, которое ему Штирлиц поручил. (И вот сложно это писать, но не сдержусь: Сергей постоянно смотрит в пол. А это мешает создать контакт между зрителями и персонажем. Не знаю причины, может, осветительные приборы виноваты, но что-то надо делать…)

Пастор Шлаг

Игорь Белый перестал, хоть и на пока один день, быть единственным пастором. А Николай Сбытов не работал в ансамбле, потому за него отдувался прекрасный Павел Крикунов. Но можно ж и так.

Пастор

Игорь Белый. Мне кажется, в прошлой жизни Игорь как раз пастором Шлагом и был. А почему иначе тогда он столь правдив в своей роли?.. Я не буду больше растекаться мыслью по древу, просто резюмирую: вот хотя бы для того, чтобы увидеть Шлага Игоря Белого, нужно прийти в «Гиперион».

Николай Сбытов. Такой, знаете ли, пастор себе на уме. Правда, не верится, что он смеялся над словами Клауса, как тот пел, но предположим, что провокатор лагло лгал. Сбытов умеет вдолбить в зрителей текст (и это похвала). Он не повышает лишний раз голос, но каждая фраза — в точку. (Только вот оркестр его периодически заглушал, что вызывало грусть…)

Мюллер

Ситуация из оперы: «Захотела б сказать, кто из двоих лучше, под пытками б не вышло…»

Мюллер

Марат Манашков. Ещё один игрок, но, в отличие от Клауса, этот действительно обладает должной мощью, чтобы управлять людьми, дёргая за ниточки. Он забавляется, глядя, как его враги, сами того не желая, делают то, что нужно ему, Мюллеру. Иначе — скука смертная. А тут — и работу выполнил, и потешился. И ведь не выглядит такой Мюллер комедийным персонажем — он, наверное, воплощённый ночной кошмар остальных героев.

Александр Спиридонов. Мюллер Спиридонова тоже забавляется, но так, просто потому, что характер такой. В первую очередь он — страшный тип, и тем сильнее пугают его насмешки. Да, этот Мюллер тоже получает удовольствие от того, что прочие бегают в ужасе перед ним. Но он, в первую очередь, работу выполняет. А остальное — бонус. Ну, и вообще, он — человек харизматичный.

Радистка Кэт

Троих радисток видела. Завидуйте! 🙂

Радистка

София Техажева. Самая юная из всех радисток (и даже не по паспорту, а по тому, как подан персонаж). Она оказалась между молотом и наковальней, и теперь, как бы ни закончилось всё, её жизнь не будет прежней. Эта Кэт изначально была ближе всех к провалу — ибо сильнее прочих верила в истинность того, что делала, в свою Родину. И потому осознание: «Я не могу больше любить свою Родину!» — выпило её до донышка. Не Кэт — сплошной нерв.

Мария Гескина. Здесь веришь во всё — от начала и до конца. Возможно, эта Кэт более многогранна и глубока, чем остальные. Но это не значит, что героини других исполнительниц хуже — у них иной подход. Радистку Марии нужно увидеть обязательно. Её «Бежать» — это нечто зубодробительное.

Мария Штох. А у Марии была премьера. И Штох вывернула меня наизнанку. Я не могу не упомянуть о том, как преображалась Мария, когда, после сцен радистки, выходила на ансамблевые песни. Вот честно, казалось, что два разных человека на сцене. Очень сильная работа. Не буду больше ничего писать. Просто понадеюсь, что Мария будет играть почаще… Хотя тут проблема: вот бы все трое артисток играли почаще…

Штирлиц

А вот и главный герой, от которого зависит максимум восприятия.

Штирлиц

Виталий Кульбакин. Видела его уже один раз, теперь — ещё два. Этот Штирлиц — вулкан. Внутри него бушуют эмоции и чувства, которые он вынужден скрывать — и не всегда удачно. Но ясно, что однажды он рванёт. Потому — на смерть его, на смерть, от греха подальше. И так уже Мюллер его раскрыл, как пальцы фисташку. А какой этот Штирлиц змей-искуситель… Когда он рассказывал Плейшнеру, что тот должен выполнить миссию, я сама чуть не встала и не отправилась выполнять ответственное поручение… Штирлиц Кульбакина позволяет себе быть не совсем роботом, машиной в руках центра. Впрочем, от этого ему только сложней. Штирлицу нельзя, запрещено жалеть Плейшнера — или проникаться речами Шлага. А он… Потому и итог для него закономерен. И он сам это понимает. Ибо нечего было позволять себе чувства.

Олег Городецкий. А этот Штирлиц максимально закрыл себя от мира. Да, он тоже бушует где-то в глубине души — но даже себе в этом не признаётся. Он — функционер. И он старается убедить себя, что любые средства хороши ради благой цели. А на смерть его посылают не потому, что провал близок. Просто отработан этот материал. И, с точки зрения Родины, он будет гораздо более полезен, если выполнит определённое поручение — и умрёт (ну, и не забываем, что Штирлиц всё же слишком много знал). Я не могу сказать, какой из Штирлицев наиболее ярко раскрывает сюжет. Это происходит по-разному, и один вариант страшнее другого. Потому, если кто-то решил впервые посмотреть «Штирлица» и выбирает составы, даже не думайте — идите на любой. Вы точно получите максимум.


Основная идея второй части отзыва была такова: вот надо ж было настолько здорово подобрать артистов, чтобы можно было не изучать составы, а прийти на любой показ и прочувствовать мюзикл от и до. А если кто-то из исполнителей ролей что-то иное в своего персонажа вкладывал, нежели я тут написала, уж простите. Что считала — о том сказала.

Главное-то что? Смотреть «Штирлица» надо. Поверьте человеку, который пять раз не него ходил.


Фотографии с закрытого показа 21 апреля.

6 идей о “«Штирлиц. Попытка к бегству»: как причудливо тасуется колода (часть 2)

  1. avatarСергей Гринберг (Плейшнер-2)

    и опять спасибо! За отзыв — и вообще и обо мне, в частности!
    Мини-ремарка: «мой» Плейшнер часто смотрит в пол не просто так, и не из-за осветительных приборов. Он переживает, пропускает через себя слова Штирлица, обращенные к нему. В частности — «неудачники все подряд…»
    Другое дело — возможно (и даже вероятно) артисту, т.е. мне, не все удалось адекватно выразить и донести. Есть куда работать!
    (вот именно поэтому так важны отзывы типа Вышего, Ирина: мы-то, артисты, себя не видим! Мало ли что мы себе намыслим — а что получается в итоге, об этом только зритель может сказать!)

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Спасибо за ответ! Я написала про взгляд, потому что сама старательно его ловила. Хочется общности с персонажем, а он всегда закрыт. Может быть, смотреть не под ноги, а в пол в районе второго ряда зрителей? Тогда и взгляд направлен вниз, и это читается. И публика сопричастность ощутит. Прошу прощения за совет.

      1. avatarСергей Гринберг (Плейшнер-2)

        Ну, вот за 11-е не скажу, а 21-го я и сам неоднократно (на арии Плейшнера) пытался «ловить» зрителя — и всякий раз натыкался на светящие в глаза софиты((( Тут что-то надо делать, это да. Но что — не знаю пока.

  2. avatarалексей

    этот показ не был закрытым, просто мы его не афишировали как плановые, а так — любой мог прийти, никого бы не погнали 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.