«Преступление и наказание»: и ещё дважды в ту же реку…

Можете считать меня героем, но я посмотрела «Преступление и наказание» ещё дважды (так получилось — я узнала, что Беляев играет Раскольникова 20-го числа, когда уже был куплен билет на 19-е; ну, зато аж трёх Родионов Романычей видала). Здесь я уже планирую развернуться от души, потому, если вас пугают спойлеры (хотя их всё равно выходит как-то мало), то идите и читайте мой прошлый отзыв — о премьере-непремьере «Преступления и наказания».

В общем, этот мюзикл — он как оливки. По первости — гадость редкая, а потом, знаете ли, втягиваешься и даже удовольствие получать начинаешь. Нет, до трепетной любви мне ещё далеко, ведь, хоть я уже и начала понимать кое-что из происходящего на сцене, постановка-то осталась той же самой.

Зато — ну какие артисты, какие артисты!.. Не знаю, каково им самим внутри подобного материала. Вчера слышала, как девушка за спиной в антракте ехидно заметила, что, как ей видится, актёры с небольшой охотой участвуют в данном шоу. Ну, тут она загнула, конечно. Не умеют эти люди работать в полсилы. Артисты — это главное богатство «Преступления и наказания». И хотя бы, чтобы на них полюбоваться, стоит посмотреть мюзикл-новинку (желательно, при условии, что у вас есть лишние деньги или возможность получить проходку… или вы такой же маньяк, как я).

19 марта я ехала в театр так же радостно, как Раскольников на каторгу. Я же помнила жуткое и тягостное впечатление, которое производили почти все сцены (ну, кроме прелестного Свидригайловского шапито). И ещё нужно постоянно ловить себя на том, что не совсем корректно раз в минуту фейспалмить на первом ряду, да и челюсть с пола поднимать хоть изредка, но надо. Только во время повторного просмотра уже на второй сцене (которая про лошадь, яростно убиваемую трижды за спектакль — живучая, зараза) я внезапно осознала, что — а нормально мне. Да даже хорошо. Пусть и не приемлю я то, что развернул пред моим взором Кончаловский, но уже не вздрагиваю постоянно, а вдумчиво и улыбчиво смотрю на действо. Третье же посещение (на которое я летела стрелой) вообще исключительное удовольствие, дополняемое уже привычной фрустрацией, доставило (там были две дополнительные причины, правда).

Получается, «Преступление и наказание» — это спектакль, который с одного раза не распробуешь. Но это же ужасно. Адекватная публика дважды в одну воду не входит — всё, они галочку поставили, мнение сложили и живут себе дальше. А на нас, мюзикловых психах, далеко не уедешь.

Да и, как ни крути, я и сейчас, после трёх просмотров, предлагаю в качестве слогана мюзикла использовать слова Раскольникова, которые он выкрикивает после самоубийства Свидригайлова: «В чём смысл?! Господи, я схожу с ума!» Просто весь зал себе именно это говорит на протяжении двух с хвостиком часов.

В какой, ёшкин крот, временной период всё происходит? Что за майдан в финале первого акта? Какого лешего они таскают топор в пелёнках? (И вообще, как топор оказался снова в комнате Раскольникова, если его выхватил мужик в красной рубахе и отправился крушить недвижимость? Эдакий топор-бумеранг.) С какой радости стреляется Свидригайлов? Какая муха укусила Раскольникова и Соню, что они друг к другу начали нежные чувства испытывать? Почему не лошадь задавила Мармеладова, а вовсе наоборот? (И, да, я снова воздеваю руки к небу и ору: «А чего у Мармеладова роль такая крошечная?!») Почему толпа переворачивает и поджигает машину Свидригайлова, а во втором акте — она живее всех живых? С какого перепугу Родион прицепился к старухе и вознамерился её по темечку тюкнуть? Какого ляда Соня пристала к Раскольникову со своими «сознайся» да «сознайся»?.. Почему главный герой, имея под кроватью автомат (какой, едрить его в качель, автомат?!.), использует для убийства старушек не слишком уместное в руках умницы-студента оружие?

Понимаю, что часть этих вопросов вызвала у читателя удивление. Мол, а ты романа Достоевского, что ли, не листала даже? В том-то и дело, что я его знаю даже слишком хорошо. Фёдор Михайлович — один из моих любимых писателей. Но это там, в первоисточнике, всё прозрачно. А у Кончаловского и Ванга не разберёт, откуда чьи ноги растут. Условий недостаточно. Зато эпатажу — груда.

А, о, про эпатаж. 20 марта Швыдкой в своей предваряющей действо речи не только упомянул о том, что сейчас «Преступление и наказание» — как новорождённый ребёнок, что угодно вытворить может (этот текст был и 19-го числа), но и со смущённой улыбкой отметил, что спектакль — строго 16+ (ну, и детям младше трёх лет тоже можно, ибо они ещё ничего не поймут). Вот тут я кричу с громкостью Кипелова: друзья, это — правда! Откровенной пошлятины на сцене не слишком много, но она есть — и прям ударная. Вы б видели глаза мальчиков-подростков во время той сцены, в которой Соня на себя нижнее бельё натягивает. Ну, и наш любимый момент у Свидригайлова — «а ручки-то — вот они» — приводит к тому, что весь зал краснеет от пола до потолка без включения соответствующего прожектора.

Ах, что вы, я отнюдь не ханжа. (Пусть и считаю, что прилюдное возвращение на должное место трусов — это как-то зря и перебор. Ну, просто некрасиво. Это при том, что там далее следует интересно и иносказательно поставленный половой, простите, акт с двумя мужиками — а трусы зачем так в лоб?..) Это право постановщика — демонстрировать подобное — если он считает, что такое идёт на пользу общему делу. Я просто констатирую: детей, особенно — мальчиков пубертатного периода, оставьте дома. Психику их сохраните.

И уже упомянутое мной в первом отзыве окунание публики в помои общества. Это — невероятно тягостно и убивающе. Уже на втором просмотре такого ощущения не будет, но придя на «Преступление и наказание» впервые, вы захотите вопить: «Фууу!» — в каждой сцене. И повторюсь, это — не критика, это — наоборот. Вот здесь режиссёр максимально постарался и действительно опустил зрителей на дно жизни. Будьте к этому готовы.

Тут маленькое резюме последует сейчас. Хороший ли спектакль? Вероятно, не очень. Ведь главное впечатление должно складываться после единичного просмотра. А в данном случае оно у большинства зрителей следующее: ужас и страх. Что это было? Кто все эти люди? Что вообще происходит? Как меня зовут и что я тут делаю?.. Да, это — мощно, это — современно, это — профессионально. Но это — ни сердцу, ни уму. Такое впечатление, что постановщик просто жаждал почесать своё самолюбие и сделать что-то как-то эдак.

Но есть и огромадный плюс — актёрский ансамбль. Каждый (кроме тех, кого я отмечу особо — а их ровно двое, и они прям на главных ролях) великолепен. Их нельзя не любить, и они традиционно шикарны. Все — от старушки, которая спит на повозке, прицепленной к лошади, до кого угодно. Вот вы готовы пойти на мюзикл, который вам с большой вероятностью безвозвратно сломает мозг, но восхитит актёрскими работами? Ну, решайте сами… Моё дело — предупредить.

Теперь — чуть-чуть об увиденных мной спектаклях. Вот пугали-пугали нас создатели, что не готово ещё пока всё это дело, и премьера будет 31 марта, а сейчас — ну, предпоказы (зато билеты продавать по полной стоимости — наше всё), но и 17-го числа, и 19-го я если и видела мелкие косяки (когда они уже начнут включать микрофоны вовремя?!), но даже и слова высказать по этому поводу не желала. Ну, случилось, ну, бывает. Да 19 марта даже лошадь затаскивали назад за кулисы, не сталкиваясь с препятствиями (я следила)!.. И я поверила, что предупреждения о возможных проблемах — лишь кокетство.

И вот настало 20 марта… (Я там выше писала, что существовали две причины, согласно которым сей показ мне особенно по душе пришёлся — так вот, это Стас Беляев в главной роли и возникшие косяки; не-не, не потому, что я — злюка, а потому, что это всё — доказательство того, что спектакль — живой организм, который развивается и учится на собственных ошибках.) И ближе к концу первого акта напрочь заклинило левую часть декорации. Ей бы повернуться — а она стоит, как забетонированная, и ни на сантиметр. Потому наша половина зала половину сольника Раскольникова исключительно слушала (я ощутила себя Пелагеей на шоу «Голос» и имей возможность, повращалась бы в кресле, ибо звучало — феноменально. С другой стороны, мне-то грех жаловаться, ведь не пришлось смотреть на самый мой «любимый» момент, максимально разжижающий мозг, — на Раскольникова с калашом.). Но Стасу поклон — когда, согласно сценографии, он вылез из своей комнаты, то отпел остальные слова на левую часть публики. Мол, вот вам — за ваши лишения.

Потом отыграли ещё три сцены с декорацией, стоящей буквой зю (досадно, что не выехал мой любимый фонарь — как я понимаю, просто не пролез между стенками в необычной позиции), и внезапно, после сольной песни Сони, занавес закрылся, и мы ушли на антракт на десять минут раньше, чем было запланировано. Просто дальше-то никак не получилось бы играть со стеной посреди пространства. Так что второй акт начался с Достоевского с селфи-палкой с «Седьмого часа» и мерцающего топора. Вполне уместно получилось (тем паче, что сольная ария Сони — вполне неплохая точка акта, а «Седьмой час» — это ж фантасмагория). Правда, народное восстание не закончилось закрытием занавеса, и милицейский бобик на пару с лежащей на боку машиной довольно некрасиво убирались в недра декораций (вот не зря тут смена актов, да?..), а Раскольников не проснулся в бреду, а зашёл в квартиру и начал нести странное (ещё один поклон Стасу — сыграл на ура). Но если учесть сложившиеся обстоятельства, можно только поаплодировать. Да что там — публика, которая пришла впервые, вообще никаких проблем не заметила — ни застопорившейся декорации, ни неправильного деления по актам. (С другой стороны, только подумайте: звучит сольная песня главного героя, а его просто-напросто не видно. А зрители уверены, что так и было задумано. Внимание, вопрос: что же это за постановка такая, в которой явные проблемы воспринимаются режиссёрской находкой? Выходит, несчастные зрители уже всего ожидают, хоть бы и трижды странно это выглядело.)

Во втором акте декорации пытались жить своей жизнью, но их ударно победили и заставили встать так, как оно надо. Ну, и ещё в финальной части почему-то не выкатилась «комната свиданий» в тюрьме, и Родиону с Соней пришлось старательно делать вид, что между ними — стекло. Но этой-то беды точно впервые пришедшие не заметили. (А я грустила — и радовалась за талантливых артистов, которые сию проблему обошли так, как будто её и не было.)

Да, я не считаю, что все эти нестыковки — плохи. Во-первых, уже в самом начале показов можно сделать выводы о том, что и как может поломаться. Во-вторых, как я уже сказала, вот оно — живое творчество. И, главное, люди-то не осознали, что что-то не так. Здесь — брависсимо труппе. Хоть бы кто на секунду растерялся. Герои.


Ну, а сейчас — об артистах. Я видела три спектакля, наблюдала разные составы, и теперь могу порекомендовать то или это. Хотя тут такая история: почти всё равно, кто играет каких персонажей. Более того: даже Раскольников некритичен. Да будь он ужасом в ночи, спектакль сложится (насколько тут уместно слово «сложится»), ибо есть остальные артисты и ансамбль, на плечи которого взвалена львиная доля смысла. Однако, если Родион Романыч хорош — то тут совсем иной коленкор.

Какое же счастье видеть в составе ансамбля столь любимых мной товарищей!.. Да и кого впервые лицезрела — красавцы. Не буду вспоминать всех поимённо, просто представьте, что я это сделала и написала кучу хвалебных слов. И учтите, что именно этим людям выпало редкое счастье воплощать в жизнь львиную долю идей Кончаловского. Я б им на поклонах не цветы вручала, а молоко за вредность. (А 19-го числа мне жуть как не хватало в ансамбле Елены Моисеевой. Кто не помнит, она — столп.)

А теперь пройдусь по исполнителям маленьких и больших ролей. Кого-то я уже упоминала в прошлый раз, другие будут представлены впервые. И перечислять артистов я буду в том порядке, в котором их увидела.

Мать Раскольникова — Анна Гученкова. Небольшая роль (в остальное время Анна работает в ансамбле, и делает это замечательно). Но я ж, если кто забыл, люблю подслушивать, что говорит народ в антракте и после завершения спектакля. Колыбельную матери не хвалит только ленивый. Но сокрушаются — мол, маловато будет. Хотят ещё. И я хочу. (Вот ещё один непонятный момент: почему в сне Раскольникова про лошадь в качестве его матери предстаёт артистка ансамбля, играющая роль проституточной мамаши? Нет, я, безусловно, счастлива лишний раз полюбоваться на ту же Моисееву, но мать-то Родиона Гученкова играет…)

Уличный музыкант — Марат Абдрахимов. Про Марата либо хорошо, либо отлично. Потому как какие претензии могут быть к человеку, который и чайник сыграет так, что ползала только на него смотреть и будут? Музыканта много, музыканту не дали проявить вокальный талант (там певческий приём — «художественный хрип»), но музыкант — феноменален. Да, вот такие громкие слова я использую. А что поделать, если только им тут и место?

Старуха-процентщица.
Антон Аносов — 17, 19 марта. Ой, други мои, держите меня семеро, но это — шедевр. И не потому, что мальчик переоделся в женское платье и вышел на сцену. Просто Антон создаёт такого персонажа, что хочется его домой забрать и век с ним жить. Старушки в спектакле исчезающе мало, но каждый её выход — фонтан эмоций. В посмертной жизни Во втором акте Антон переквалифицируется в управдомы в одного из участников ансамбля и очень мило падает в обморок в момент выноса старушкиного тела. Я его понимаю — сама б чувств лишилась, если б меня вот так на носилках тащили, а я же со стороны смотрю. 🙂 И, знаете, 20-го числа ансамбль без Аносова потерял некую долю обаяния. Пусть малую, но факт остаётся фактом.
Татьяна Токарева — 20 марта. Татьяна феерична в ансамбле, ибо это ж такая фактура, что хоть ложкой ешь. Но старуха у неё вышла… Да обычная. Не знаю, по какой точно причине. Может, Токарева — она просто не Аносов (который в тот вечер трудился в поте лица на сцене моего любимого Моссовета). Обычная такая старушка, без претензий. Ругать не за что, но и восторгов пока не возникает (может, всему своё время?..). Но тем более непонятно, чего это Раскольников вздумал такой бабуле череп проломить. Если героиня Аносова мерзка и действительно вызывает желание хотя бы в коленку её пнуть, то персонаж Токаревой на данный момент мало заметен. Ну, и нет шедеврального розового берета. Что ж так? 🙂

Мармеладов — Антон Деров. Люблю Дёрова — не могу. 🙂 Радуюсь, как дитя, видя его на сцене. Матерюсь сквозь зубы (хотя так-то я избегаю обсценной лексики) из-за того, что роль бедного Мармеладова свели к сцене в баре и вытаскивании-убирании Сониной кровати во втором акте. Ну, там ещё и хлестание лошади кнутом, ясное дело, есть, но я ж не Спиноза — подтексты разбирать. В оригинале, кто не помнит, отца Сони лошадью придавило немного насмерть. И это было одним из важнейших событий романа. Здесь история семьи Мармеладовых упоминается только мельком в той же песне Сониного отца в баре по пьяни, никаких сумасшедших матерей не предусмотрено, и забудьте, что сия сюжетная линия существовала (вот снова не могу не вспомнить сцены студенческого мюзикла «Раскольников» от студентов МСИ, где госпожа Мармеладова вила из зрителей верёвки). Так вот, Антон — хорош и всячески отличен. А создателям за такое отношение к его персонажу — наше громкое фи.

Шарманщик — Андрей Гусев. Пока не видела других шарманщиков aka Фёдоров Михайловичей Достоевских. Но Гусев — он мне по нраву. Я, безусловно, не понимаю, почему резонёр-шарманщик в финале первого акта начинает провоцировать Раскольникова на убийство. Кто в курсе — пишите письма, а лучше — присылайте рисунки. А я оставлю сей вопрос открытым.

Мужик в красной рубахе — Алексей Петрухин. Ещё одна моя слабость. Великолепный товарищ, хоть ты что мне говори. И единственный, кто в сцене «майдана» работает с открытым лицом (ну, кроме Раскольникова). Хоть налюбоваться можно. Тут тебе и народное пение, и почти-рок, и что угодно. И, как я сейчас подумала, именно у мужика в красной рубахе — самая разноплановая роль (если не принимать во внимание героический ансамбль). Спасибо за все три просмотра с Петрухиным.

Порфирий.
Ефим Шифрин — 17 марта. Я сейчас как-то осторожненько… Знаете, герой не моего романа. Вот вообще. А уж подача музыкального материала — это совсем выше моего понимания (ну, не виновата я, что до дыр заслушала CD 2007 года с Мазихиным в этой ипостаси). Зато сей Порфирий эталонно гадок и мерзок. Вот фу-фу-фу. А так и надо. Только я очень постараюсь выбрать альтернативный вариант. Экскюзе муа и масса пардонов.
Владимир Ябчаник — 19, 20 марта. Вот она — рыба моей мечты!.. То, что доктор прописал © Елена Моисеева 20 марта после первого сольника Свидригайлова (если мне не изменили уши, и это была она). Никаких вопросов к вокалу, и чистая радость от актёрской игры. Прежде не видела Ябчаника в деле, но тут — просто твёрдым шагом вступаю в ряды фанаток. Исключительно прекрасный Порфирий, рекомендую.

Свидригайлов.
Александр Маракулин — 17 марта. Я, помнится, после «Графа Орлова» орала на музыку финалки мюзикла во всё горло: «Нет ничего прекрасней Маракулинаааа!..» Так я могу продолжить это делать — и только радость получу. Идеальный Свидригайлов. Роль — как влитая сидит. Александр Леонидович даже как-то особняком стоял — вот все остальные работали, а он — просто удовольствие получал. Ну, его эта роль, неоспоримо. Правда, ничего такого нового в вокальном плане я не услышала (ведь Маракулин — единственный, кто на сцене повторил персонажа, за которого пел на диске; тот же Ябчаник на аудио Раскольниковым был, а тут — Порфирием, остальные — вообще новички, кроме неведомого пока Заусалина, который одного из шарманщиков писал). С другой стороны, а хотела ли я это новое, если пищала от восторга от аудио-Свидригайлова?.. Да я спала и видела Александра Леонидовича вживую в этой роли лицезреть. И эти танцы… Друзья, Маракулин-Свидригайлов — это то, что должен увидеть каждый!
Евгений Вальц — 19, 20 марта. А вот теперь у меня проблема. Ибо пальцы так и тянутся напечатать: «Вальц-Свидригайлов — это то, что должен увидеть каждый!» Проблема вот в чём: я так и не определилась, кто из этих милых моему сердцу артистов круче. Да, Евгения Виллиевича в данной ипостаси публика ещё не наблюдала — и это замечательно. Не всё же человеку, который откровенно талантлив (вот не зря же он прочно укоренился в числе моих Самых Любимых Актёров, чья численность ой как не велика), играть одноплановых, пусть и многомерных, положительных персонажей. Работа Вальца — глубже и ярче, но Маракулин — он слишком эталонен для роли Свидригайлова, она на нём, как вторая кожа, сидит. В общем, в мае ещё два раза схожу. Потому как не могу выбрать. Эти Свидригайловы — они оба шедевральны и умопомрачительны. А тем, кто выбирает дату, исходя из фамилии артиста на роли господина «С» (о, ещё одна загадка — почему в программке то Свидригайлов, то господин «С»?..), я со всей ответственностью заявляю: плюньте. Идите на любого. Нет, если есть конкретные предпочтения, то ваша воля. А если вы просто боитесь, что «Вальц — не сдюжит» (а мне подобное писали в личку), то я встану в красивую позу и отвучу: «Чтоб Вальц — да не сдюжил?! Ах, оставьте!..» Вальц — он может всё.

Соня.
Мария Биорк — 17, 20 марта. Очень жёсткая, конкретная Соня. Я писала в первом отзыве, что скоро Мария будет из зрителей душу вынимать — ну, на своём сольнике 20-го числа (том самом, который стал неожиданным завершением первого акта) она это и сделала. Может быть, хочется порой определённой мягкости и человечности. Но в целом, в рамках заданной концепции, очень здоровская Соня получается. Невозможно понять, как её так развернуло в сторону Раскольникова, но актриса с поставленной перед ней задачей справляется эталонно. И мне очень по нраву вокал.
Галина Безрук — 19 марта. Чуть более мягкая Соня, и ты вот веришь, что в ней реально осталось что-то живое. И тоже поёт здорово. Тут проблема в том, что Биорк я видела с «жёсткими» Раскольниковыми, а Безрук — с остальным. И я не могу сделать вывод о том, как она будет смотреться с Бобровым или Беляевым. Но, полагаю, это будет хорошо. В общем, если передо мной встанет выбор даты, а Сонями будут упомянутые мной дамы, с радостью пойду на любую из них.

Раскольников.
Александр Бобров — 17 марта. Ну, не знаю… От начала и до конца это был какой-то психованный наркоман, действиями которого руководило нечто неизведанное. И уж где-где, но в первом акте Бобров вызывал только вопросы. Во втором у Раскольникова уже, вроде как, конкретно кукушечка поехала, и стало нормально. И, вот вам крест, лучший монолог про убийство старухи (ну, где про «глаз вывалился» и т.п.) прочитал именно Бобров. И фраза про то, откуда Порфирий знает колыбельную матери, прозвучала идеально: псих-самоучка перескакивает от одной мысли к другой и местами бредит, а местами — на самом деле пытается осознать происходящее. И Соню читать библию доходчивее всех он наставлял. Да я сама чуть с перепугу не начала озвучивать текст про Лазаря. А в целом — одномерный персонаж без всякого развития. Спишем на премьеру? Ну, надеюсь.
Александр Казьмин — 19 марта. А тут — обратная картина. Живой и понятный Родион Романыч в первом акте и… полная сдача по всем фронтам акта второго (вот их бы совместить — чтоб Казьмин начальную половину играл, а Бобров — финальную). Я, даже, помнится, сказала в антракте, что сей Раскольников мне люб, ибо он хотя бы симпатию вызывает (герой Боброва гадок от начала и до конца — ну, вай бы и нот; хотя гражданка Анастасия, которая имела счастье наблюдать мюзикл впервые и не могла сравнивать с другими артистами, мне уже тогда ответствовала, что ничего хорошего она в Казьмине не наблюдает). И пришёл акт второй, и было тяжко Александру, и да не сдюжил он… Снова спишем на премьеру?.. Хочется верить. В то, что не неопытность, а волнение. Но, правда, не хватило запала артисту на акт номер два. Ибо там надо ой какой стержень внутри себя иметь. Впрочем, будем посмотреть, что получится дальше. Я ж верю в лучшее.
Станислав Беляев — 20 марта. И — то, что надо отправить в палату мер и весов… Хотя, пожалуй, не стоит — нам же тоже нужно хорошего Родиона Романовича смотреть. Стас — он, знаете ли, артист, у которого есть искра в душе. И даже в Кончаловском аду он умудряется найти объяснение поступкам и мотивам своего героя. Так скажу: ежели знаете составы и выбираете даты, а обратите-ка внимание на Беляева, а?.. И будет вам Раскольников, который не просто иллюстрирует происходящее, но и рулит им. И его можно понять. С трудом (ибо таков контекст), но можно. В общем, не только Вальц может всё, но и Беляев. И Стасу — ему гораздо труднее. Спасибо постановщику.


Вот тут не знаю, что и сказать. Я ответственно отстрелялась, и до мая в Театр мюзикла на «Преступление и наказание» — ни ногой (а вот на «Всё о Золушке» — это извольте и посторонитесь).

Ну, что вот я могу написать в качестве итогового резюме? Хороший ли мюзикл получился? Не думаю. Стоит ли на него идти за большие деньги? Ну, только если вы любите артистов, занятых в постановке (повторюсь: они — фееричны) или имеете лишние тысчонки в кошельке. А если вы уже посмотрели «Преступление и наказание», то вас всё равно потянет обратно — если вы мюзикловый фанат, конечно, а не просто товарищ, периодически посещающий театр. Потому как есть вещи, которые даже тут стоит увидеть. Поверьте мне — я ж ходила аж три раза. И ничего, жива.

А пока вы все размышляете, вот вам мои фотки с поклонов от 19 и 20 марта. Симпатично?..

Поклоны от 19.03.2016.

Поклоны от 20.03.2016.

11 идей о “«Преступление и наказание»: и ещё дважды в ту же реку…

  1. avatarМимокрокодил

    Получается, Мармеладов задавил лошадь? Вот это поворот! Тогда точно надо было старушке убивать Раскольникова. 🙂
    Топор в пеленках, наверное, символизирует рождение преступления из идей Родиона)
    Стрелять процентщицу из автомата означает сразу резко сузить круг подозреваемых, тогда как топор — орудие простое, его любой может раздобыть. Так что это логичное решение, чтобы отвести подозрения.

  2. avatarLikani

    Кратко резюмируя все вышесказанное: «Вчера изнасиловали, сегодня изнасиловали, завтра опять пойду»)))

    Про первое впечатление полностью согласна. Вспоминается история флопа Merrily We Roll Along: музыка отличная, персонажи интересные, но с первого раза что-либо понять в этом сценарном безобразии просто нереально. Я начала хоть как-то ориентироваться к прослушиванию третьему. Где уж тут обычному зрителю, да с первого раза, проникнуться?.. А в ПиН и так хватает сложностей, куда еще накручивать-то.

    А теперь не в тему: вы знаете вот об этом проекте? http://vk.com/godspell_the_musical По-моему, интересные ребята, и материал подобран подходящий возрасту и бюджетный по постановке. Было бы замечательно прочитать отзыв о них.

    И еще раз не в тему: а вы знаете, что в Свердловской музкомедии вовсю ставят Bernarda Alba — ту самую, ЛаКьюзовскую? У меня культурный шок, автор-то не самый известный даже у себя на родине, да и мюзикл не для всех… И тут такое.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Godspell я, увы, пропущу. А вот «Бернарда Альба» так прельщает, что я уже начала в сторону Екатеринбурга поглядывать. 🙂

  3. avatarЕкатерина

    Здравствуйте! Только что ушла после первого акта. Первый раз в жизни не смогла досмотреть спектакль до конца. Попала на мюзикл довольно случайно и очень захотелось выплеснуть свое негодование. Нашла Вас. Слушайте 🙂

    Мюзикл не понравился.
    Действие состоит из множества песенок-клипов. Да, действительно, довольно поверхностно связанных друг с другом.
    Музыка — балаган-кабак. Артисты поют хорошо, но два притопа-три прихлопа от этого, хоть и в аранжировке оркестра, интересней не становятся.
    Пошло. Конфетки, попки, косички — и спектакль поставили взрослые мужчины. Когда подросток рэпер читает свой неказистый стих, ему прощаешь его угловатость, ему не хватает опыта. Взрослым именитым дядькам хватает и профессионализма и смелости, а квази-рэп Раскольникова вызывает смущение. Культурный код у Кончаловского не тот. Плакат в каморке Раскольникова «Ленин-гриб» — типа я в теме современных тенденций, а дух то 90-х, через весь мюзикл.
    Насколько я помню, у Достоевского не прям так сразу считывается главная мысль «тварь я дрожащая или право имею», здесь же Раскольников с 10 минуты с топором и этими словами. Т.е. такой вот Достоевский в кратком изложении. Подросткам, думаю, понравилось. Их было много в театре.

    Получила огромное удовольствие, читая Ваши рецензии. Дело не в том, что со многими Вашими мыслями я согласна, а от Вашего чудесного и сложного языка изложения. Очень люблю такой в литературе.
    Спасибо 🙂

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Спасибо за добрые слова, мне очень приятно. 🙂

      А мюзикл… да… Его спасёт только закрытие и перепостановка в изначальном варианте…

  4. avatarМарат

    Спасибо)) за оливки , за правду. Вот блин, шуму то наделали)))да, работа продолжается, многое менять будут. Тут авторы грозятся еще один номер Родиону вставить , после Селфипалки))одно могу сказать- актеры получают нереальный кайф. И она от музыки!!!Эдуард Николаевич — гений.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      И вам спасибо, Марат! Майского блока теперь буду ждать с нетерпением. Жуть как интересно увидеть, во что всё выльется.

  5. avatarUpu

    Были 18 марта. Тоже левую часть декорации заклинило; на антракт ушли после «Седьмого часа».

  6. avatarUpu

    Мы были 18 марта. Тоже левую часть декорации заклинило; на антракт ушли после «Седьмого часа». Бывает…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.