«Иисус Христос — суперзвезда»: любовь не тонет, любовь не горит…

Вы спросите: да сколько ж можно?! Ты ж только что «Суперзвезду» смотрела, а в декабре вообще как на работу на неё ходила?!. Ну, да. Вы правы. Я снова, как 21 год назад, серьёзно и по ушки заболела этим спектаклем. Нет, любила-то я его все долгих два десятка лет, но по большей части довольно вяленько и на расстоянии. Соизволю прийти в божественный Моссовет раз в году — и хорошо. Порой накатывало, и я начинала бегать на спектакль, как в мозг ужаленная. Потом отпускало…

Но вот чтобы так, как сейчас… Не припомню. Вероятно, старость подкралась незаметно, а «Суперзвезда» ж у нас — машина времени, возвращает в годы юности и наивности. 🙂 Да какая разница, в конце-то концов? Главное — что мне хорошо, и я все два часа растекаюсь по креслицу от удовольствия и счастья.

Я, наверное, не буду многословна — я в предыдущих отзывах таковой являлась, вот их и читайте. Я про главное. 2 февраля сложился шедевральный актёрский ансамбль (за одним печальным исключением). На мой вкус, безусловно. И как же здорово, что я не поленилась прийти в театр имени Моссовета!.. Вот прямо вспоминаю, что творилось на сцене, и обратно хочу.

Я всё ещё продолжаю утверждать, что «Суперзвезду» можно и нужно смотреть в любом составе — даже если на каких-то ролях и окажутся уважаемые артисты, которые тебе не слишком душевны, спектакль в целом — сам по себе подарок измученному буднями сердцу. Но уж если судьба сделала подарок в виде всех самых любимых в одном флаконе — то извините, подвиньтесь, я тащусь и кайфую, подойдите попозже.

И знаете, при таком раскладе уже как-то не обращаешь внимание на танцующий поперёк такта и здравого смысла балет и иные задорные косяки (я вам больше скажу — их и не замечаешь, косяки эти). Просто хочется, чтобы спектакль не кончался.

В общем, я сама не понимаю, как всё это произошло, и что мне делать с этою бедой. Но на наркотик «Суперзвезды» я, кажется, подсела в очередной раз — и ударно так, от всей души. Только кто сказал, что это плохо?..


А про героев вечера вам рассказать же, да? Ну, тогда начну с грязных и громких ругательств. Я же писала выше, что кое-кто меня сильно опечалил. С этого персонажа и стартуем.

Екатерина Гусева — Магдалина. Знаете, я вообще не поняла, что это было. Ну, как бы, хвалю: в вокале почти не были замечены нотки Екатерины из «Орлова» в стиле «Надежда Бабкина изволят докладать». Если б это ещё помогло… Вы, вероятно, помните, как нежно я люблю Гусеву. Прям кушать не могу, когда её на сцене вижу. И есть за что. Вот и на сей раз… Вместо актёрской игры мы два часа наблюдали за различными модификациями воздевания Катиных рук. Сцена с Пилатом в принципе превратилась в размахивание дланями в стиле ветряной мельницы. Это ещё и было приправлено уходом в район третьей октавы. А так как Кате ноты сии неподвластны исторически, то получался забавный комариный писк на фоне пафосного выражения лица. В общем, когда Гусева пропела: «Позвольте чашу яда мне выпить за него,» — я чуть лично не вышла с ковшиком отравленной жидкости. Чтоб зал не мучился. И, это… Профессию Магдалины все помним? Вот и Катя не забывала почти до финала. Ладно, она в увертюре чуть не сама бедного Иуду соблазняла. Но замашки гулящей женщины она отбросила только к моменту избиения плетьми — и то не полностью. И закидывание ножки на Иисуса в момент финального отъезда на мотоцикле — это да, это прям Гусевское… В общем, Иисус такой: «Вот кто любит меня!» — а Катя стоит в такой позе и так прохаживается по сцене, что прям представляешь, как именно она кого-то там любит… Простите меня, фанаты Гусевой. Но это было просто ужасно.

А теперь время хвалить и воспевать. Делала это уже сто раз, потому коротенечко, но эмоционально.

Нил Кропалов — Савл. Вижу Нила в этой роли второй раз, восхищаюсь не меньше. Он прекрасен. Ежу понятно, что этот молоденький Савл не просто так в ряды первосвященников затесался — он тут многим рулит, и, будучи себе на уме, ещё вот этого Кайафу подсидит (я пишу только в канве спектакля, а не исторических реалий). Прямо влюбилась я в артиста.

Алексей Макаров — Ирод. Третий раз Макаров играет Ирода после камбэка, третий раз я его созерцаю (я не специально, не я составы компоновала). И всё больше я скучаю по Андрею Смирнову. Нет, Макаров — он хороший. У него всё смешно, энергично, харизматично… Вон сколько народу говорит, что круче Алексея Ирода нет. А я вот Смирнова больше люблю. Он свой пятиминутный кусок превращает в законченный спектакль — не только забавный, но и страшный. У Макарова чуть поверхностней всё. Но ярче, не спорю. Нет-нет, я ни разу не против Алексея на сцене. Он душка — в рамках роли. (Ещё б не орал в финале сцены: «Не будет ни хрена! Все за мной!..») Но вот мне бы — без наигрыша, гипербол и излишней экспрессии. То есть, Смирнова подавайте. 🙂

Александр Бобровский — Пилат. Этот абзац я писала бы стоя и низко склонив голову, да просто неудобно. Как описать Бобровского?.. Если я скажу, что это наше всё, будет ли понятно? Александр Алексеевич прекрасен во всём. Не зря же я «назначила» его своим любимым артистом ещё в 1994-м году. Не буду разглагольствовать дальше, просто резюмирую: Бобровский — великолепен. Как всегда. И это круто.

Александр Емельянов — Иуда. Прежде я что-то такое писала, что Емельянов становится моим предпочитаемым Иудой. Теперь так: я проникаюсь Сашей всё больше и больше и восхищаюсь его видением роли бесконечно. Спуск по ступенькам в «Забвении» — один из моих любимых моментов сейчас. Филигранная работа с текстом. Да, Емельянову не полностью даётся музыкальный материал (немудрено — с его-то баритональностью). Но какая разница? Саша грамотно не идёт на верха, и тебе даже не хочется соловьиных трелей, ибо роль проживается так, что маманегорюй… И просто неподражаемое партнёрство с Иисусом-Вальцем. В общем, дамы и господа, я, пожалуй, тихонечко примкну к лагерю фанатов Емельянова. И в воздух чепчики побросаю. (Сейчас даже страшно вспомнить, что я долго отмахивалась всем доступным от предложений сходить посмотреть на Сашу в роли Иуды, ибо «я слушала записи, он поёт как-то не так»… Ну да, не так. А какая разница-то?!!)

Евгений Вальц — Иисус. А что тут сказать? Я шла в первую очередь на Женю, я от него в очередной раз в шоке и восторге. Ну, верю я этому Иисусу — во всех аспектах. И вокал Вальца — это ж шедевр. Ну, и просто люблю я этого артиста. (Впрочем, не будь такого проживания ролей, вокала и искренности, и не любила бы.) Отдельного упоминания заслуживает сцена допроса Пилата. В данном составе я о ней пишу всегда. А потому что Александр Бобровский, Евгений Вальц и Вячеслав Бутенко превращают её в один из главных моментов спектакля. Короче говоря, кому какого Иисуса, а я выбираю Вальца Е.


Терпите, в общем… Я ж ещё на «Суперзвезду» пойду — а отзывы я пишу о каждом просмотре мюзиклов. Просто «это любовь крыльями машет». Любовь, проверенная двумя десятками лет.


Исторически так сложилось, что «Супезвезда» на «поклонных» фотках у меня получается так себе. А уж если на сцене Вальц, то он стопроцентно будет не в фокусе. Так что вот так…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.