«Иисус Христос — суперзвезда»: Будулай вернулся!..

В прошлых отзывах я уже впечатляла вас, друзья, тем фактом, что «Суперзвезда» в декабре усладит мой взгляд (а местами — и слух) аж трижды. Но если 9 числа спектакль оказался внезапным, а 16-го случился долгожданный тысячник, то 24 декабря была самая обычная «Суперзвезда», которую я при этом ну никак не могла пропустить. Я уже писала, что логические измышления ещё в ноябре привели меня к выводу, что на 1000-м спектакле «Гефсимания» достанется Анохину. Так что я просто решила, во-первых, порадовать себя этой вещью в исполнении волшебного Вальца, а во-вторых, закрыть мюзикловый год тем, что я особенно нежно и трепетно люблю.

Известие же о возвращении на роль Ирода Алексея Макарова хоть и ввергло меня в восторженный ступор (я, помнится, минут 15 силилась понять, несмешная ли это шутка, или мир сошёл с ума), но ничего уже не решало — оно стало своеобразным бонусом к предвкушаемому мной празднику жизни.

Одно плохо: в день спектакля я с трудом могла принять вертикальное положение, любуясь на красивую цифру «39» на градуснике. Но искусство — оно лечит, и в итоге я не только выжила, но и вполне уверенно ориентировалась в пространстве. (Это я так изощрённо оправдываюсь перед теми, с кем в тот вечер общалась в стиле Неадеквата Неадекватыча — когда изображаешь из себя кипящий чайник, думать получается так себе…)

И как же здорово, когда спектакль, который ты знаешь уже 21 год, и в котором не ожидаешь уже ничего непредсказуемого и нового, умудряется тебя удивлять и радовать!.. Я с такой теплотой вспоминаю многое из того, что происходило на сцене, что сегодня буду только восхвалять. И ведь есть кого и за что!

1. Нил Кропалов — Савл. Тысячник не считается — там Нилу толком показать себя не дали. Потому 24-го числа я имела счастье впервые увидеть его работу. Друзья, это просто восхитительно!.. Наконец-то, впервые за долгие годы (и после Бобровского), в окружение Кайафы-Бутенко проник ЖИВОЙ человек!.. Небольшая роль — но с таким вниманием, тщанием и уважением сделанная, что это даже не глоток свежего воздуха для меня был, а кондиционер, на всю мощность включенный. Нил — красавец!..

2. Александр Емельянов — Иуда. Окончательно я им прониклась. Ну, и пусть верхи не тянет — Емельянову прощаю всё! Это абсолютно не такой Иуда, к какому мы привыкли за долгие годы походов в Моссовет. Он вообще не виноват — так само получилось. Он же не хотел ничего плохого, правда?.. Он просто слабый, незрелый и инфантильный человек, а обстоятельства кааак взяли, да каааак оказались против него… И впервые Иуда не перетягивает одеяло на себя: в этой истории с подачи Саши главный — Иисус, и она, история, поворачивается каким-то новым, трогательным и душещипательным углом. Актёрская же работа Емельянова для меня — выше всех похвал. Он крайне убедителен и точен в том, что несёт залу, а его отношение к деталям завораживает. Прибавьте сюда редкое обаяние артиста, и, может, окончательно поймёте, почему я люблю его Иуду.

3. Евгений Вальц — Иисус из Назарета. Тот, ради кого я и поползла в Моссовет в полубессознательном состоянии. Человек, которому я настолько верю в роли Иисуса, что хочу орать в сторону сцены: «Он нарисованный!..» (с) «Растратчики». Женя меня поражает и вгоняет в восторги. Он идеален и вокально, и актёрски, на сцене Вальц, кажется, действительно проживает всё происходящее. Я не перестаю восхищаться этим артистом, и честно скажу: уже хочу увидеть его снова. Эта трава меня не отпускает, хоть ты тресни. 🙂

Однако, это я на Вальца с Емельяновым шла, а для большинства нормальных людей главным событием вечера стал камбэк Алексея Макарова. Лёша, конечно, герой. Войти в ту же реку 15 лет спустя мало кто отважится. А сделать это так, чтобы народ ещё и в восторге остался от твоей работы — вообще большое дело. И не помешала ни включённая чуть позже фонограмма, ни вырубившийся микрофон (Макаров молодец, мгновенно сориентировался и всё исправил) — ничего. Был смачный такой, яркий Ирод — в лучших традициях Алексея. Я сидела и вытирала скупую слезу, предаваясь ностальгии и вспоминая детство босоногое. Вот скажу, как на духу: на настоящий момент Ирод-Смирнов мне роднее (а как иначе — я его столько лет почти без замен вижу). Но Макаров — он крутой, вот ничего не попишешь. В следующий раз вообще зажжёт — первое волнение же уже улеглось.

Что ж, «Суперзвезда», мы с тобой ударно проводили год 2015-й. Увидимся теперь в следующем. А я приду, никуда не денусь. 🙂


Фотографии с поклонов в Моссовете у меня получаются особенно неудачные, так что людей на них опознавать можно разве что на ощупь. А ниже — три видеозаписи.

Это снимала не я, но не прикрепить к отзыву не могу. Пересматриваю — и умиляюсь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.