«Граф Орлов»: и не захочешь, а отчитаешься…

Признаюсь честно: изначально я вообще не планировала писать отзыв об этом походе на «Графа Орлова» (пометка на память: случился он 20 декабря). Да-да, ни разу ещё с того момента, как я завела этот блог, я не позволяла себе подобной вольности. Посетила мероприятие — отчиталась. Но тут ситуация, понимаете ли, иная: я уже в таких подробностях про «Орлова» повествовала (да вы почитайте, что ли), что просто не представляла себе, что ещё можно сочинить про данный мюзикл.

Но духи Театра оперетты решили, что никак они не могут допустить моего скромного молчания, и подарили мне аж несколько причин снова заточить клавиатуру и приняться за писанину.

1. Непередаваемая, божественная, уникальная Наталья Сидорцова. Она и прежде была гениальна в роли Екатерины, но сейчас, в своём новом образе, преображённая Наташа стала ещё царственней — хотя, казалось бы, это невозможно. Иная осанка, иной взгляд — и даже, как мне показалось, иной вокал — мощь в каждой ноте, в каждом жесте, в каждом слове… Наташа не играла роль царицы, она была ей все два часа. Сидорцова — бриллиантище российской мюзикловой сцены.

2. Героическая Диана Савельева. Во время её единственной сольной песни — «Зимы» — почти в самом начале вырубился микрофон. И Диана, ни на миг не смутившись, продолжила петь «натуральным звуком» — как будто так и надо было. Тут есть и плюс — теперь никто из скептиков не заявит, что, мол, под фанеру народ рты открывает. А на финал Диана вышла с ручным микрофоном — и так произнесла свои фразы (которые и в обычные-то дни меня режут без ножа), что будь я Орловым, в колодец бы не раздумывая кинулась. Вот даже сейчас вспоминаю — и мурашки по коже.

3. Неуловимый Алексей Петрухин. Я ж соскучилась по нему жутко, а вот, кажется, вообще в ансамбле его только однажды видела — когда «Орлова» впервые посещала. А потом наши с ним дорожки, ведущие в Театр оперетты, ну никак не совпадали. И вот — свершилось. Люди, ну это ж прелесть что такое!.. Человек получает истинное удовольствие на сцене, импровизирует, хулиганит, показывает язык Карине Адегамовой — и всё это без преступления той незримой черты, за которой работа в рамках роли превращается в дурновкусие. Праздник какой-то — и не иначе.

4. Ложка дёгтя в море мёда. Евгений Толоконников в роли Ивана. Ох, небеса, не знаю, что я такого страшного сделала, но кара слишком жестока. Толоконников, знаете ли, не стоит на месте. Он и прежде потягивал на себя одеяло и вставлял лишние слова (ага, роль же маленькая, так надо, чтоб все на тебя внимание обратили). Теперь же — полный капец. В чужие одеяла Евгений завернулся с головой, и каждую сцену подаёт как бенефис себя, любимого. Позвольте, какой, на фиг, Орлов?! Тут Толоконников из-за кулис вышел, всем аплодировать!.. И — как два разных полюса. Импровизирующий так, что хочется прыгать от счастья, Петрухин, и пытающийся вносить отсебятину Толоконников. Как выдаст что — хоть под кресло от стыда за него лезь. Все вот эти смешные жесты, отставленные ножки, неестественные интонации, неуместные паузы — это из какого-то другого спектакля про наигрывающих и переигрывающих плохих актёров. И всё — как можно ближе к авансцене и исключительно лицом в зал. Партнёры? Не, не слышал. Ну, и вокал… Научили Толоконникова правильно открывать рот при пропевании гласных, но забыли объяснить, что такое гипертрофированное исполнение уместно только при распевке. Вот как будто не текст мюзикла он в зал нёс, а бесконечное «Ми-мэ-ма-мо-му-мы-ми». Кошмааар… Отдельные закидоны Евгения были столь неуклюжи и необъяснимы, что хотелось тупо сидеть и ржать. Было трудно: первый акт мы провели на первом ряду, в серединке, и как-то неуместно в самые трагические моменты было бы кататься под сценой от хохота. В общем, мы — сильные, мы — выдержали. Знаете, видела я регресс некоторых артистов в той или иной роли, но такого и в самых смелых фантазиях бы не представила. А потому что талант или есть, или нет. И вот тут… а, промолчу, меня и так на днях наругали, что я, де, «некорректно» об артистах высказываюсь (ну да, они на сцене странное творят — это корректно, а мне про это написать — моветон). Так что — тссс.

Да, вот они, четыре фактора, которые стали причиной рождения отзыва сего. Но я же не могу хоть в двух словах не рассказать об остальном? Итак, Аглая Шиловская. Ох, хороша!.. Вокально, актёрски, танцевально, внешне… Профессиональный рост продолжается от спектакля к спектаклю. Так, глядишь, я начну печалиться факту присутствия Дольниковой на сцене. 🙂

Андрей Белявский. Ну, и что я тут могу сказать? Чего вы ещё не знаете? Что если это не Орлов — то кто? Что петь так, как это делает Белявский, дано единицам? Что его взаимоотношения с Елизаветой-Аглаей и слепого убедят в истинности чувств персонажей? Вот знаю, что читать этот отзыв будут и те, кто ещё ни разу не был на «Орлове» и размышляет над составом. Поднимаю транспарант: «Идите на Белявского!»

И резюме. Знаете, в первом акте я размышляла над тем, что «Граф Орлов» — мюзикл, конечно, хороший, но… уже как-то чувства мои поохладели. Вот не ощущаю я того, что бурлило во мне прежде. Впрочем, нет повода для грусти — можно расслабиться и просто внимать отличному вокалу и радоваться любимым артистам. И настал акт второй… И была сцена в тюрьме (ох, Аглая, что же вы творите!..)… И поняла я, что снова глупо хлопаю ресницами, а по щекам у меня катятся слёзы. И не отпускало меня до самого занавеса.

Не буду я делать никаких выводов. Всё ж понятно. Такой он — «Граф Орлов»… Ну, если состав соответствует.


Фотографии с поклонов, как водится в Театре оперетты, нечёткие и невнятные. Но пусть будут.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.