«Иисус Христос — суперзвезда»: 999 на ниточке…

Не было у дамы забот, сходила дама на «Джекила и Хайда»… В смысле, 9 декабря в афише театра им. Моссовета гордо значился именно этот спектакль-мюзикл, и мы на него дружно лыжи навострили. Понимаю, что в августе я ДиХ уже смотрела, но вы ж знаете — я не прочь на хорошие вещи по двести раз ходить. Да и дело у нас было наиважнейшее: мы ж до сих пор не поздравили с юбилеем любимого и неповторимого Александра Алексеевича Бобровского. Подарки, понимаешь, стынут, а мы дома сидим.

Ну вот, до первого звонка остаётся буквально пара-тройка часов, а меня настигает интереснейшая новость: спектакль в срочном порядке заменяется! И не на что попало — на «Суперзвезду»! Благо, состав практически тот же. (Здоровье — штука такая, и Ирине Климовой я его всячески желаю. Надеюсь, сейчас она уже снова в строю и без температуры.) Я-то только за, мои приоритеты неизменны много лет.

Две интересности. Если кто не в курсе, 16 декабря грядёт официально объявленный 1000-й показ ИХС. Понятно, что цифра примерная (истинные маньяки считали, у них получается что-то вроде 1008-го раза), но мы будем верить администрации театра. Так что внеочередной ИХС — это несчитово.

А ещё, конечно, нельзя не выразить восторгов в адрес быстрой, как орловский рысак, Анастасии Макеевой. Мало того, что она в срочном порядке заняла место Магдалины на сцене, так ещё и сразу после последнего выхода (на поклонах даже не появилась, что вполне объяснимо) на крыльях ветра полетела в сторону питерского поезда. Потому зрителей ожидал особый экспириенс: ИХС без антракта. Это здорово — получить новый опыт при просмотре спектакля, который тебе знаком уже более двадцати лет (между прочим, ещё две новинки для меня открылись, и я вам о них, конечно же, сейчас поведаю).

Рассказать, как это было? Несчастный Иуда, забрав деньги, отходит в тень, толпа, возглавляемая Юродивым, укоризненно смотрит на предателя из проёмов декорации, затемнение, тихий топот множества ног… Пауза на несколько секунд. Поворот декорации, свет — и, как будто так и было задумано, разместившиеся на нужных для «Тайной вечери» местах персонажи. Звучит губная гармошка — и поехали дальше.

К слову, поскольку мы нагло разместились на крайних левых местах первого ряда, я смогла (тоже впервые!) собственными ушами услышать, что Кузнецов-Симон на самом деле играет на гармошке мелодию вдвоём с фонограммой. Он же прямо напротив задумчиво сидел.

Из-за того, что крест для финального подъёма Иисуса прикрепили сразу (а я молодец, я догадалась, что это было причиной), Пилату-Бобровскому пришлось петь «Сон» на верхней части крутящейся декорации. Мы пришли к выводу, что он всё же приступил таким образом к репетиции роли Магдалины, и скоро нас ждёт долгожданный ввод (вечная шутка, которая с годами становится только лучше). И смотрелось это вполне уместно и хорошо (а как иначе — Бобровский же), хоть и не совсем понятно, что забыл в этот момент Пилат среди простых смертных.

Особую радость доставило дефиле высокой фигуры в пурпурном по декорации во время «Осанны». Ну, надо ж было Пилату на свою сцену зарядиться, вот и вышло как-то так. 🙂

И всё. Более никаких отличий от обычной, двухактной версии не замечено. Как будто люди две недели репетировали — на случай форс-мажора. А нет, просто они профессионалы. Хотя антракта ой как не хватало…

Третьей новинкой для меня 9 числа стал Александр Емельянов в роли Иуды. Я так долго избегала знакомства с Сашей в этой роли (ибо ну слишком сильно напугало меня диктофонное аудио — я предпочитаю не тех Иуд, которых побеждают верхние ноты, а тех, которые сами с ними успешно справляются), что прямо мастером спорта по этому делу считаться могу. Летом был «Джекил и Хайд», после которого я повторяла попугаем, что Емельянов-то, оказывается, мил и чудесен, только он, простите, баритон. Потом были слепые прослушивания «Голоса», где и Градский упирал на баритональность Саши. И вот небеса решили, что хорош мне от Емельянова-Иуды бегать, как мои коты от пылесоса. Знаете что? Да он же крутой!..

Он, видимо, внял рекомендациям и начал делать упор на те ноты, которые удобны ему. Да, он избегает верхов, где это возможно, и это, несомненно, определённый недостаток, но пусть уж лучше будет Иуда, который красиво и мощно пропевает арии по-максимуму, чем издевательство над актёрскими связками и зрительскими ушами.

Что касается образа, то у Саши получился абсолютно не такой Иуда, как у несравненного Дёрова, Ярёменко или Богданова. Тут меньше исступления, но больше человечности и какой-то трогательной инфантильности. И «Забвение»… Спуск по лестнице — тяжкий, трудный, почти невозможный… Герой делает выбор, герой совершает падение… Шедевр.

А ещё это самый скромный и правильный Иуда. Во-первых, при обручальном кольце (ну это как-то излишне, мне кажется). Во-вторых, в типа-шортиках до середины бедра. Никакого тебе стриптиза, тут люди культурные, в театр пришли.

Этому Иуде прямо от всей души сопереживаешь, такая он лапочка. Вынуждена признаться: теперь, если встанет вопрос, какого числа смотреть «Суперзвезду», и разница в составах будет только в Иудах, то мой выбор падёт на Емельянова.

Остальные актёры — на своём уровне. Прелестный Бутенко (да, я настаиваю: он — прелестный!), громогласный Анохин, красивая донельзя Макеева (хоть и не моя она Магдалина, тут ничего поделать не могу), отличный Кузнецов, божественный и единственный в своём роде Бобровский, разошедшийся Аносов (я Антона видела только вскоре после ввода, и тогда это была стандартная для Моссовета картина «Я — новенький Ирод, мне пока некомфортно, но я себя в роли найду, честно»; сейчас же это уже совсем иной коленкор), чуть менее филонящий, чем обычно, балет…

А главное — была ЛУНА… Мы тут в процессе подготовки к тысячнику плавно вступили в ряды секты Свидетелей Луны, которая в «Суперзвезде» над сценой сияет, так что вот: луна была шикарней всех… Ну, если только кроме Бобровского.

…до тысячника оставалось всего три дня… 🙂


Вот сейчас из моего монитора должен вылезти Бутенко в тёмных очках и зловеще прошептать: «Осталось две «Суперзвезды» в декабре!..» Так-то я две и планировала изначально, но человек предполагает, а администрация театра, ставящая замены спектаклей в график, располагает. 😉

4 идей о “«Иисус Христос — суперзвезда»: 999 на ниточке…

  1. avatarМарина

    Ира, а чего это у тебя Дёров несравненный, а Яременко с Богдановым, получается, сравненные? Я-то что, мне все едино, но я опасаюсь, что к полку твоих недругов (фанатки Холодильника) присоединятся еще и фанатки сравненных:)

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Ага, заметила!.. Ну как я могу сравнить кого-то с Дёровым? 🙂

      Я искренне надеюсь, что у милейших Ярёменко и Богданова фанатки более адекватны.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Пока у меня в компутере. Его ж резать надо, а для этого необходимо что-то с ленью неземной сделать… 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.