«Алые паруса»: три в одном… Часть 2.

Движок блога дал мне понять, что засунуть мою простыню в один пост он не в силах, потому бью его на две части. Начало — тут.

29 марта, воскресенье, вечер. День закрытия блока, или День, когда душа запела вслух.

В этот день «Паруса» меня подкараулили ещё днём — когда я только-только собиралась начать собираться на вечерний спектакль. Телефон гражданки Марины, созерцавщей дневной показ, решил проявить самостоятельность, собственноручно набрал мой номер и, когда я алёкнула в трубку, с превеликим удивлением услышала в ответ голос Арцева, повествующий, что, де, были раньше времена великой веры и великого смиренья. Я вдумалась в сию глубокую мысль и согласилась, что, да, были такие. 🙂

Ну, а вечерком я закрыла блок вместе со всеми остальными (ещё раз низкий поклон за приглашение). И вот в чём я признаюсь: я окончательно и бесповоротно влюбилась в Эгля-Есина. В этот день он был просто фееричен, и я не берусь описать словами, что он творил на сцене. Нет-нет, Арцев-Эгль — the best of the best форева, но если Есин планирует такими темпами прогрессировать и дальше, то я боюсь себе даже представить, во что это выльется.

Впрочем, меня покорил не только Есин. Сложилось впечатление, что артисты проводят конкурс на лучшее новое прочтение роли. Знакомые мизансцены заиграли абсолютно иными красками, открылись некие неведомые глубины сюжета, а характеры персонажей предстали под необычным углом. «Алые паруса» — это живой, развивающийся и меняющийся организм, и низкий поклон актёрам, которые не устают вкладывать душу в свои творения.

Вот как тут не вспомнить мюзиклы от «Стейдж Энтертейнмент» — невероятно качественные, шоуподобные, но… дающие артистам мало пространства для собственно творчества. Есть роль, есть — её рисунок, прописанный и продуманный до мелочей, и его нужно выдержать. Хотя, как мне кажется, ряд вольностей даже в этих мюзикловых машинах актёры могут себе позволить, но рамки эдакого самовыражения весьма узки. (По крайней мере, именно так всё смотрится из зала, как я описала…)

Так что не удивляйтесь, что я больше ценю отечественную театрально-мюзикловую школу (это если говорить о представителях жанра, идущих в театрах Москвы и прочих городов России… оно и понятно — к нам же везут то, что должно сделать кассу, а не, скажем, повернуть души зрителей к свету). Да, возможно «фантик» на выходе будет не столь ярким, как у зарубежного аналога, но вот «конфетка», на мой вкус, куда как весомее. Другое дело, что у нас в стране на «наши личные» мюзиклы нужно ходить с опаской, ибо зачастую самобытность путают с самодеятельностью.

И какое же это счастье, что существуют такие проекты, как «Алые паруса»!.. Поверьте, ни на один мюзикл меня не тянуло с такой силой. Да чтоб я раньше смогла представить, что аж три раза за одну неделю с превеликим удовольствием посмотрю один и тот же спектакль — и мне при этом будет мало…

Тут я уже, как бы, подытоживаю увиденное в мартовском блоке. Безусловно, все мои восторги — штука субъективная (равно как и жёсткая критика иных рецензентов, к душе которых кораблик под алыми парусами дороги не нашёл). Но я в своём мнении непоколебима: этот мюзикл в данный жизненный период является моим фаворитом. Здесь есть песни, которые настолько прочно внедрились в моё сознание, что я в душе чаще всего исполняю именно отрывки из «Парусов». Здесь есть шикарный почти на 100% актёрский ансамбль. Здесь есть чёткое понимание постановщика, что же она хочет донести до зрителя. И здесь, наконец, есть понятная, трогательная и близкая почти всем история о высоком и низменном, о мечте и крахе мечты, о любви и «любви»… И очень хочется быть Ассолью — или хотя бы Меннерсом, который в финале всё же вознёсся над собой и хотя бы попробовал прикоснуться к миру Ассоль…

…жаль только, Эглей на всех не хватает…


Вот и фотографии с поклонов этого дня (страницу не спешите закрывать, под фотографиями — мои слова об артистах… а в самом хвосте — ещё и аудио диктофонное).

29 марта, просмотр номер три.


Пофилософствовала — и хватит. А теперь — как без этого?.. — об актёрах. Значит, так. Перечислять исполнителей ролей буду по порядку. Вот кого первого видела — про того сначала и рассказываю.

Начну по традиции с ансамбля — ну крутые ж они. Карина Адегамова прочно удерживает лидерство в моих глазах, обойдя даже Ваню Коряковского (ну ладно, не сильно обойдя). А детский ансамбль — это ж сказка какая-то. Ну, и акробаты… Чудо!

Переходим к ролям — главным и второстепенным.

Хозяйка «Маяка». 25 и 29 марта — Наталья Корецкая. Мне очень и очень нравится, как Корецкая видит и подаёт роль. Да, она — бордельная «мамаша», но какая ж она при этом утончённая дама… Каждое движение, каждый жест — произведение искусства. Как-то так: да, я занимаюсь определённым ремеслом, но я знаю себе цену. Более того — она отлично знает цену и окружающим. Жалко, что весь блок в роли Грея пред публикой представал Абдель Фаттах. Из-за его… хм… весьма своеобразной грации хозяйки «Маяка» в сцене «совращения» казались мне эдаким Лениным на субботнике. Он, помнится, там бревно таскал — вот и Корецкая с Костецкой занимались тем же самым, танцуя с Мохамедом. В этом моменте мне ужасающе не хватало Гордеева, ибо тут он филигранен.

Так вот, 27 марта — Оксана Костецкая. Если в первых «Парусах» я два раза видела Костецкую и не имела счастья познакомиться с работой Корецкой, то теперь наоборот — Оксана всё не попадалась на моём пути… вплоть до 27 числа. Ну, что я могу сказать… Мала Костецкой роль. Негде ей развернуться. Вот и придумывает она небольшие комические фишечки (например, отъём денег у богатенького посетителя «Маяка»). И, если у Корецкой каждая деталь исключительно уместна, то Костецкая местами вносит чуть-чуть излишеств. Впрочем, если отказаться от сравнения, то придраться к Оксане будет сложновато.

Мать Меннерса. В этом пункте у меня — полное разнообразие. Целых три артистки продемонстрировали своё видение данной роли. 25 марта — Анна Гученкова. В феврале я оба раза видела Моисееву, и очень обрадовалась, что смогу наконец Гученкову оценить. И она замечательная. Вокально — традиционно на необычайной высоте. А актёрски… Для меня наиболее показателен второй акт, когда мать Меннерса трансформируется в убитую горем старуху. Каждый раз, когда я смотрела на Анну, меня пробирала дрожь. Она просто молча стояла в углу — а я не могла оторвать взгляд и верила ей. Понятно, что типаж Гученковой играет с ней злую шутку — ей ударными темпами достаются возрастные роли. Но Анна играючи справляется с этой напастью.

27 марта — Карина Адегамова. Ох, как же мне не хватало Карины в ансамбле… Ну, зато она сыграла свой премьерный спектакль в роли матери Меннерса. И я верю, что спустя не столь долгое время Адегамова нащупает своего персонажа и подберёт для него подходящие краски.

29 марта — Елена Моисеева. Божественная!.. То, что называется — всё на своих местах. Тщательнейшее внимание к деталям, мастерская работа с текстом, прекрасный вокал… В певческой соревновании матерей Меннерса, безусловно, побеждает Гученкова, которая, как я уже сказала, тоже чудесна в этой роли. Но Моисеева — это идеал. В палату мер и весов её!

Меннерс-старший. 25 и 29 марта — Евгений Аксёнов. Вот и печаль скорбных дней моих… Где лапочка-Суханов, единственный и неповторимый?.. Говорят, хорошие старшие Меннерсы Бобров и Китанин, но я ни того, ни другого не видала. Мне вот Аксёнова подают. А он… В общем, если персонаж Суханова умирает, и я в печали, ибо хочется его побольше, то утопления Меннерса-Аксёнова я дожидаюсь с превеликим трудом (а потом ликую и аплодирую). Замечу, что в ансамбле Евгений — ну лапуля же. А вот Меннерс из него… Да ещё и сцену с Мэри Аксёнов ну таааак затягивает, что заснуть можно. Вспомню снова Суханова, который не гонится за временем, проведённым перед лицом зрителей, и отлично выдерживает темп, заданный бодрыми песнями «Ветер и волны» и «Пена да вода». Всё в одном ритме, зал, как завороженный, следит за происходящим. И тут, понимаете, Аксёнов со своими МХАТовскими паузами… Темп провисает, эффект теряется. Ну, и хотелось бы, чтобы Евгений всё же пел, а не рычал (и в «Пене да воде» же такая мелодия здоровская, её б соблюдать бы!..).

27 марта — Иван Иванов. Не сложилась с Иваном любовь у меня аж с «Зорро». Не разгорелось это чувство и сейчас. К вокалу те же претензии, что и абзацем выше. По игре — чуть иные. Меньше сумбура, ну, меньше же!.. Хотя это же, вроде, всего второй спектакль был у Иванова после ввода на роль?.. Авось, тоже что-то своё отыщет рано или поздно…

Священник. 25 и 27 марта — Максим Заусалин. Не перестаёт этот товарищ меня поражать!.. Его, по ходу, покусал Арцев, потому теперь священник Заусалина стал чуть более нервным и громким в третьем куплете песни «Любовь творит чудеса», а уж что творится у Максима с вокалом — ни в сказке сказать, ни пером описать. Буквально с каждым спектаклем Заусалин распевается всё мощнее. Слушаю его — и глаза на лоб лезут. И это про него я довольно долго писала, что вокально подтянуться бы да в ноты попадать ему начать?.. Я откровенно восторгаюсь проделанной Максимом работой. Ну, а священник у Заусалина — на загляденье. Всё так, как оно и должно быть. Ни больше, ни меньше. Этого священника надлежит поставить в ряд эталонов неподалёку от матери Меннерса — Моисеевой. Вот вспомнила, как 27 числа заканчивается «Любовь творит чудеса», и… ни звука в зале. Хоть бы кто зааплодировал. И не потому, что не оценили — наоборот. Это был один из тех моментов, когда кажется, что шевельнёшься — и разрушишь магию, сотканную артистами из своих душ. И, как ни прекрасна была Ажажа, но в основном заслуга этого чуда — Заусалинская.

29 марта — Антон Арцев. Ну не могу я отругать Арцева ни под каким соусом… Не мучайте вы прекрасного Антона, давайте ему Эгля побольше, вот это — его размерчик. Как ему в священника себя вместить?.. Единственная возможность «оторваться» — это третий куплет всё той же «Любовь творит чудеса». Арцев там впадает в полное исступление (отлично отыграла это, кстати, Маша Иващенко, не просто высказавшая падре, что, мол, «так нельзя» и «вы должны», а наорав на него в обратку), что, в канве роли, не просто удивляет, но и пугает. В общем, если Заусалин-священник — это правильно и гармонично, то Арцев в этой ипостаси, как ни старается, ни вкладывает душу и ни разливается соловьём, как он это умеет, не сама убедительность. Впрочем, не надо печалиться, я сегодня ещё изольюсь хвалебной одой Антону чуть позже.

Мэри. Все три дня — Ирина Перова. Героиня, победившая померший микрофон 25 числа. Конечно, я очень люблю в этой роли Вику Пивко, но и Перова от неё ни по каким параметрам не отстаёт. Ну, может, Пивко чуть потрепетнее и трогательнее. Но и к Ирине придраться вообще нельзя.

Лонгрен. 25 и 29 марта — Андрей Белявский. Да-да, тот самый удивительный и непохожий на себя Белявский, которого в «Парусах» сложно не полюбить, даже если видишь его впервые (ну, мне так кажется). Как он работает с девочками… Кажется, они даже дышат в унисон — что с Машей Паротиковой, что с Вероникой Устимовой. Да и в дуэтах с дочерьми в их взрослой ипостаси отец-Белявский прекрасен. И в остальном всё давно уже сложилось и заискрилось — и песни, и диалоги, и молчание в тюремной сцене. Каждое слово взвешенно и оправданно, каждая интонация прожита от сердца. Вдобавок, от спектакля к спектаклю происходит постоянное развитие персонажа — хотя, думалось, идеал уже достигнут, ан нет — Андрей поражает каждый раз.

27 марта — Антон Дёров. В феврале я имела счастье наблюдать ввод Антона на роль, и уже тогда он мне понравился (а как иначе, это ж Дёров). Но сейчас — совершенно иной коленкор. В прошлый раз было, как я думаю, и волнение, и ещё не закончились поиски себя в роли, а роли — в себе. Теперь — нате вам Лонгрена от головы и до пят. Да, как был это не-Белявский по всем параметрам, так теперь персонаж Антона отдалился от него ещё дальше (и это — правильно и здорово, потому что Дёров — абсолютно иной, и его прочтение ролей издревле весьма индивидуально и личностно). Выстроились отношения со взрослыми дочерьми, и я чуть не разрыдалась на сцене в тюрьме. А уж с девочками у Антона изначально полная гармония и взаимопонимание. Невероятно пронзительный последний припев «Почтальона пустых бутылок» — это то, что я люблю в работе Дёрова. И бесценное: слёзы Лонгрена во время беседы с Эглем после этой песни… Короче говоря, я — из тех, кому совершенно всё равно, кто отмечен в программке, Белявский или Дёров. Потому что я искренне считаю, что прекрасны оба.

Меннерс в детстве. Три дня — Иван Ястребов. Ни разу в отзывах ещё не упоминала Ваню, а ведь только его я в этой роли и видела все пять раз (включая два февральских просмотра), когда посещала обновлённые «Паруса». Зря я так. Шикарный мальчик. Всё делает правильно и точно — как взрослый артист (а некоторых — так на голову обходит). Ну, и миляга он, конечно.

Ассоль в детстве. 25 марта — Маша Паротикова. Ах, какое же это счастье, что мне не нужно сравнивать двух Ассолек!.. Потому что девочки — ну вообще разные, но каждая прекрасна, очаровательна и убедительна (две вещи вот их объединяют, как ни крути: высочайший профессионализм и отличный вокал… впрочем, ещё и невероятное обаяние). Вот, например, Маша. Любимая папина дочка (впрочем, отвечающая отцу полнейшей взаимностью), егоза, с ранних лет знающая себе цену (папа постарался, не иначе!..), маленькая дама с соответствующими манерами… и просто милейшее дитя, вызывающее непроходящую улыбку. А как по-взрослому Маша отыгрывает реакцию на признание Лонгрена в «убийстве» Меннерса-старшего… И ведь она при этом ни слова не говорит, просто сидит в углу сцены и смотрит на отца. На Машу бы равняться некоторым (не буду вот показывать пальцем)!..

27 и 29 марта — Вероника Устимова. А Ника поражает тем, что она живёт на сцене. Кажется, что ей вообще всё равно, что в зале — зрители, что идёт спектакль, что у неё — роль… Девочка с величайшим профессионализмом импровизирует, отзываясь на малейший нюанс игры партнёров (ну, например, 29 числа Лонгрен-Белявский ей на вступлении «Дня рождения: «Прошу!» А она — книксен и так радостно: «Спасибо!»). В Ассольке-Веронике папина любовь преломилась под иным углом, она — чуть большее дитя, чем Ассолька-Маша, готовая верить в чудеса Эгля не только потому, что они спасут её от свалившегося на голову горя, но, по большей части, потому, что она взращена ими — не зря же Лонгрен ей рассказывает, что «по ночам к нему приходит мама». По крайней мере, я так вижу. В любом случае, я повторюсь, обе девочки демонстрируют вершины мастерства, и их любишь с первой же секунды. По-доброму завидую родителям и представляю, как же они гордятся дочерьми!..

Меннерс. 25 и 27 марта — Станислав Беляев. Вот уж кто невероятно чудесен, так это Стас. Тут даже и писать ничего не надо — ну великолепный же Меннерс. Как и отец по отношению к своей жене (если мы, конечно, говорим о Суханове), он любит даже не Ассоль, а, если позволите так выразиться, свою любовь к ней. Я не перестаю радоваться Меннерсу-гадёнышу, ведь Стас всё равно заставляет зал любить своего героя, а головоломка спектакля зато складывается в единственно верный рисунок. Потому и бегут мурашки по коже в момент слов: «Ты выйдешь за меня замуж!» Потому сольная ария Меннерса становится одним из центровых звеньев мюзикла. А когда в финале Беляев оказывается на маяке, каких только выводов не напридумываешь… Глубочайшая работа.

29 марта — Иван Коряковский. Как и Адегамовой, мне ужасно не хватало Вани в ансамбле. Как и Адегамова, он, увы, не поразил меня. Да, я люблю Коряковского и совершенно не хочу выступать в роли его критика. Но от фактов убежать не могу. Здесь с самого первого появления Меннерс смотрит ТОЛЬКО на Ассоль, и фраза про «замуж» не ложится в тщательно подготовленную почву, а проскакивает как-то вскользь. Ваня — хороший мальчик-отличник. Ну, вот не выходит у него гад, хоть ты дерись. Плюс проблема с вокалом (ну почему Коряковский в ансамбле — соловушка, а сольно — отнюдь?.. не ощущает поддержки товарищей по команде?..). Низкий поклон Елене Моисеевой и Маше Иващенко, которые спасли ситуацию, отыграв так, как будто перед ними был Стас Беляев и его Меннерс. Потому зал смог поверить в происходящее и расставить в уме правильные акценты.

Грей. Все три дня — Мохамед Абдель Фаттах. С февраля ничего не изменилось. Я всё ещё женщина, а не мужык, и с этой точки зрения Мохамед у меня лидирует перед Гордеевым. К сожалению для первого, я видела Кирилла в феврале, потому знаю, как роль Грея можно и нужно отыгрывать. Мохамедову пластику бревна я уже упоминала, а вот эмоциональную холодность — пока нет. Где та всепоглощающая любовь, которой проникся Грей?.. Впрочем, 29 числа даже Мохамеда пробило, и его сольник прозвучал весьма проникновенно. Если б ещё не тенденция к занижению нот, я б слушала Фаттаха, раскрыв рот. Ну, люблю такие тембры (к слову, из-за баритональности Мохамеда оооочень красиво, на мой простецкий вкус, звучит «Морская невеста» в дуэте с Ассоль). Ну, что поделать, нет для меня на данный момент в истории толкового Грея — Гордеев мне не люб (хоть я совру, если не констатирую, что петь и играть он сейчас стал шедеврально, и я искренне жажду проникнуться наконец этим артистом), Мохамед чисто фактурно устраивает, но нужно ж как-то роль проживать, наверное… В общем, всем советую Кирилла, а я продолжу оставаться единственным в мире зрителем, которого не раздражает Грей-Фаттах. Однако это не значит, что я не хочу от него большей самоотдачи.

Ассоль. 25 и 29 марта — Мария Иващенко. Я, надо вам сказать, заслушала бутлеги первой версии «Парусов», датированные 2013 годом. И Маша на них была самым слабым звеном, прощайте. Сорвано было всё, даже довольно простые с певческой точки зрения музыкальные фразы. Недавно я наблюдала Иващенко в «Территории страсти», где с материалом, который «Алым парусам» в плане сложности и в подмётки не годился, Маша справлялась со скрипом. И я заранее приготовилась мучаться и воспринимать её «петухи» без рыданий. А фигушки мне. 25 числа Иващенко мне назло была идеальна (да ёлки-палки, ну не верю!..), 29-го один раз сорвалась в «Я построю маяк» — вот и всё. Мария, пожалуйста, посмотрите на Заусалина! Ведь не было ничего такого выдающегося в вокале — а сейчас просто Робертино Лоретти. Равняйтесь! Вы же можете, право! Ну, и актёрская игра. Здесь Маша выросла значительно. Её Ассоль сохранила гораздо больше «детскости», чем героиня Ажажи (я имею в виду интонации, пластику, реакции). И «не-от-мира-сегойность» Маши-Ассоль именно из этого, из её внутреннего ребёнка исходит. Машина трогательность в очередной раз играет на её стороне, и, если б не певческая нестабильность (да, в этом блоке Иващенко не подвела, но я её знаю, она могёт), можно было бы такой Ассолью только восхищаться. А ещё спасибо Маше за мягкую, нежную Ассоль 25 числа (когда она к пьяненькому отцу относилась, как к большому ребёнку — мол, печально, но с кем не бывает; а к священнику после «Пусты мои небеса» обращалась по-матерински нежно, но жёстко) и за живой нерв от 29 числа (здесь и с отцом было иначе — всё, край, так больше нельзя, и священнику-Арцеву, как я уже имела честь писать, прилетело по полной). Ну, и Коряковского-Меннерса, как я тоже уже отметила, Маша откровенно «вытащила».

27 марта — Ольга Ажажа. Вот, познакомьтесь — «моя» Ассоль. Я перечитала свои старые отзывы (ещё о «Парусах №1») и поразилась тому, что я хаяла вокал Ажажи. Переслушала — а ведь да, есть, к чему придраться. Сейчас — нет, сейчас Ольга идеальна в этом плане. Здесь на месте всё — и пение, и актёрская игра, и работа с чувствами зрителей. Эта Ассоль действительно «не такая, как все» по умолчанию. Я не хочу сказать, что, мол, Иващенко где-то плоха (а я сейчас не про вокал), а Ажажа — напротив. Нет. Они обе на своём месте. Но героиня Ольги лично мне более близка. Ну, и Ажажа тоже по-настоящему плакала на сцене… Я чуть вместе с ней не разрыдалась.

Эгль (мои зайчики!..). 25 марта — Антон Арцев. Если бы создатели мюзикла собрались все вместе и заявили: «Слушайте, вот есть такой артист — Арцев. А давайте напишем роль, чтоб ему идеально подходила?!.» — у них не получилось бы круче. Потому как Эгль-Арцев — это нечто неописуемое. Я хвалю Есина, я люблю его теперь в этой роли, но я вынуждена признать: Виктор-Эгль — прекрасен. А Арцев-Эгль — гениален (да-да, вот такими словами я разбрасываюсь запросто). Я, ей-ей, не знаю, как описать работу Антона — тем паче, что все хвалительные синонимы уже использовала в прошлом отзыве. Когда Арцев играет эту роль, он делает как минимум половину впечатления о спектакле (ну да, это — субъективная оценка). Смотрела бы на него бесконечно. А уж слушала бы… и того дольше. Вот умеют же люди петь, да? В общем, повторюсь: ну не мучайте вы зрителей и артиста, зачем Антону священника играть? Эгль — это наше всё. Арцев-Эгль — это нечто. Это тот самый случай, когда хочется рассуждать о даре Божьем и хранить в сердце ощущения от работы артиста вечно. Хотя… какая ж это работа? Это — существование. Это — жизнь.

27 и 29 марта — Виктор Есин. Мне искренне жалко Виктора. Потому что он — великолепен. Да, теперь я это окончательно поняла. Но… в паре с ним Эгля играет волшебный Арцев, которого попробуй-ка переплюнь. А Есин теперь и не пытается. Он нашёл своего персонажа, он сделал его ещё более чокнутым и необычным, он наделил его новыми чертами. 27 числа я просто отметила, что Есин был красавеллой. 29 марта я пребывала в шоке. Ибо Виктор разошёлся. Я даже воскликнула, помнится: «Чего он творит?!» В день закрытия блока Есин, казалось, махнул рукой на всё и отыграл, как в последний раз. Он зажигал, он поражал, он веселил, он печалил. А за сцену, когда Эгль передаёт Лонгрену новорождённую дочь, я вообще Виктора расцеловать готова: «Ассоль… Ассоль!» Второй акт — это просто был бенефис Эгля. Да, там у него песен нет — кроме финалочки (и хорошо, ибо, пусть Есин и старается изо всех сил, что меня лично заставляет его уважать безмерно, он — не Арцев в этом плане), но я смотрела на Виктора, не отрываясь… Как будто передо мной Арцев был, честное слово. Есин до сих пор не умеет перемещаться по деревянным «волнам» (по которым Антон буквально летает), но теперь он шикарно уложил это в канву роли. Да, вот такой неуклюжий Эгль, случается. Ну,»не повезло» Виктору с собратом по роли, ибо эталон не обойти. А и не нужно этого, оказывается. Можно просто найти своего Эгля — и быть им.

5 идей о “«Алые паруса»: три в одном… Часть 2.

  1. avatarВарвара

    С таким большим удовольствием прочитала Ваш отзыв, будто сама еще раз сходила на «Паруса»! И ведь ничего сказать не могу, потому что полностью согласна с Вами! Сама не думала, что влюблюсь в «Алые паруса» в феврале и посмотрю их дважды за неделю в марте (вот тут отстаю от Вас, да)
    К сожалению, так и не увидела Арцева в роли Эгля, но теперь, вдохновившись Вашими словами, буду подгадывать в мае, чтобы попасть на него =) И Дёрова не видела, но настолько очарована Белявским, что даже не уверена, что хочу его менять)))
    И по поводу Есина, он для меня тоже особенно раскрылся на крайнем спектакле, была поражена, будто впервые его увидела…
    Спасибо Вам еще раз за Ваши подробные отзывы и разборы, очень приятно встретить человека, чье мнение так часто и во многом совпадает с твоим собственным 😉

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Спасибо за оценку. 🙂

      Арцева рекомендую всеми руками и ногами. Он непередаваем.

      1. avatarВарвара

        Я видела его в роли священника и была в безумном восторге, теперь очень хочу увидеть его и Эглем 🙂

          1. avatarВарвара

            Спасибо большое за информацию! Сейчас посмотрим. что там и где, и, главное, когда 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.