«Призрак оперы»: наверстать упущенное…

Вот уж никак не думала я, что найдётся провокатор, который сможет меня ещё раз вытащить на «Призрака» — да ещё почти сразу после предыдущих моих походов на этот офигительно скучный мюзикл. Но есть такие страшные люди в моём окружении. И вот 15 марта я отправилась «смотреть на Ожогина» (если вдруг кто-то забыл или вообще не в курсе, 23 и 24 февраля я должна была последовательно оценить обоих Призраков, но редиска-Ожогин заменился, и я два дня подряд созерцала Ермака — чему в итоге была весьма и весьма рада).

Так что повторяться не буду — в предыдущем отзыве я подробно и, как водится, многословно изложила своё мнение о мюзикле в целом. Собственно, ничего не изменилось: вся история так же нудна и неинтересна, музыка вызывает зевоту, а актёрская игра странна и неестественна (вон, мальчик в кресле справа от меня ответственно проспал оба акта, а когда его толкали в бок, с лицом мученика изучал собственные ботинки — наверное, понравилось ему, бедолаге). Просто расскажу об актёрах, особенно упирая на тех, кого ещё не видела в «Призраке».

Да, кстати, было нереально забавно сравнивать звучание оркестра при другом дирижёре. Два раза при мне работала Мариам Барская, а на третий — Жанна Кудрявцева (она числится в списке оркестра мюзикла скрипачкой — ну и, выходит, Мариам подменяет периодически). Вообще, это у меня первый такой опыт был — сравнение дирижёрской работы. Половила нюансики, да. Очень интересно.

Теперь — об артистах. Мне наконец-то показали Петра Маркина — пусть в роли Буке и в ансамбле, но много ли надо для счастья?.. Впрочем, на ансамбле я останавливаться не буду, там всё тоже без изменений, перейду сразу к главным действующим лицам.

Мег Жири — Валерия Мигалина. Вижу в третий раз. Сегодня бедная Валерия даже и не пыталась петь — тихо что-то поскрипывала себе под нос. Простудилась, что ли? Или не в настроении была? Ну да, и так-то у Мигалиной голоса нет от слова вообще, но прежде она старалась хоть как-то соответствовать гордому званию певицы, формировала звук, напрягала диафрагму… А тут — полнейший пшик. И я, кстати, поняла, что мне напоминает фирменный полуприсед Валерии на словах: «Он здесь, он рядом, Призрак оперы!» В «Территории страсти» аналогичным образом в дуэльной сцене Азолана крючило, когда он до ветру сходить жаждал. Что спасает Мигалину, так это то, что она прелестна, как майская роза. Глаз радуется. Ещё б уху радость кто принёс в роли Мег…

Мадам Жири — Елена Чарквиани. Я очень люблю эту артистку. Она шикарна. Единственное… не в «Призраке оперы». Хотя те, кто видел в этой роли только Елену, её хвалят. Понимаю. Только для меня-то она уже третья. И Бердникова, и, тем паче, Чуракова делают Чарквиани влёгкую (никогда не думала, что я когда-нибудь подобное напишу). А потому что никакой отстранённости и не-от-мира-сегошности у Елены нет. И палкой своей она стучит отнюдь не властно и не страшно. И стержня внутри не заметно. Мадам Жири не возвышается скалой над окружением. Она — просто женщина, обучающая девочек танцам. Строгая, может, в какой-то мере, но обычная. Вынос писем от Призрака не становился некоей сюжетной точкой, повышающей градус происходящего. Ну, принесла бумажку — ну, прочитали её, ну, и хорошо. Беседа о Призраке с Раулем была суетливой и скомканной. (Нет, слушайте, всё-таки кто мне объяснит, как гениальный «учёный, архитектор, музыкант, композитор», построивший зеркальный лабиринт для персидского шаха, оказался заперт в клетке на ярмарке?.. Это был мой привет либреттистам.) Чарквиани чудесна, она первоклассная вокалистка и актриса, но… Мадам Жири у неё не удалась. Подозреваю, что Елена хотела привнести в характер персонажа нотку человечности, только этого-то как раз и не нужно. Хотя, повторюсь, если кому-то не повезёт увидеть иную мадам Жири, то, в силу невозможности осознать, что же он, этот зритель, потерял, ощущения от Чарквиани останутся положительные.

Пианджи — Оганес Георгиян и Карлотта — Ирина Самойлова. Эта парочка достаётся мне в третий раз, чему я несказанно рада. Все похвалы уже высказала в предыдущем отзыве, так что здесь просто мысленно поаплодирую.

Месье Фермин — Алексей Россошанский и Месье Андре — Алексей Бобров. Бобров тоже в третий раз у меня, Россошанского в данной роли вижу впервые (23-го его не наблюдала вообще, 24-го налюбовалась в ансамбле). Про Боброва я уже тоже всё, что могла, сказала, потому перейду к Россошанскому. Он — более сухой и приземлённый, чем Мазихин, и сделал больший акцент на эти черты характера своего персонажа. Зато Мазихин гармоничнее в комических моментах — да и вообще, он своего Фермина старался, как мог, усмешнить (а это было проблематично — спасибо либретто и дубовым шуткам вида «они раньше встречались»). Но вот чего не отнимешь у Россошанского, так это внимания к мельчайшим деталям (24 февраля, помнится, он просто выносил бокалы в сцене маскарада, но КАК он это делал…). В особенно скучных сценах можно наблюдать за ним одним, за его мимикой, жестами, движениями… Красавец. В паре оба Алексея работали неплохо, приятно слушались (у Россошанского голос пониже и поинтересней, чем у Боброва, так что дуэт получился достаточно «выпуклым»), но… Чуть-чуть бы больше им «шерочки с машерочкой». Как-то немного каждый сам по себе был.

Рауль — Ринат Альбиков. Вот и на моей улице перевернулся грузовик с апельсинами, и я посмотрела Раулем не Зайцева. Хотя получились почти те же продукты птицефабрики, только в профиль. Глаза закроешь — и разницы не почувствуешь. Откроешь — тоже надо себе напоминать, что на сцене Ринат, а не Женя. Вокал — как под копирку (то бишь, слабее, чем хотелось бы). Вот актёрка чуток подостоверней — особенно в тех сценах, где Рауль на Призрака войной идёт. Ну, и нет Зайцевской пупсоподобности — Альбиков чуть больше похож на взрослого мужика, в которого могла влюбиться главная героиня. Увы, не срослись любовные дуэтные сцены. То ли из-за того, что Ринат не слишком часто удостаивается чести Рауля играть, то ли ещё почему, но никакой такой «искорки» между его героем и Кристин не пробегало. Даже в «поцелуйных моментах» не верилось, что перед тобой — любовь. Так что я даже и не знаю… Зайцев слишком слащав, Альбиков — недостаточно страстен… Впрочем, это лечится. И тогда Ринат будет вполне раулистым Раулем.

Кристин Даэ — Тамара Котова. Очень я довольна, что именно она снова была — в третий раз. Говорят, Бахтиярова (и, по словам некоторых, даже Чампаи) лучше играют, но в «Призраке оперы» некоторые персонажи должны в первую очередь делать одно: хорошо петь. А Котова как раз это делает круто (да, не как Самойлова, но ведь и не как Мигалина, упаси Кришна). Про Тамару я тоже уже рассказала в прошлый раз достаточно, здесь лишь отмечу: Котова всеми силами пыталась спасти финальные сцены, разбиваясь о бетонную стену Сами Знаете Кого, но… Даже ей эта задача была не по силам. К сожалению.

Призрак оперы — Иван Ожогин. Неуловимый Джо, блин. Но на сей раз я его Призраком увидала, о чём жалею всей душой. Давайте отделим муж от котлет. Есть Ожогин поющий. И пусть, сидя в зале, я толком не могла оценить эту сторону Ваниного таланта (ибо он же перед глазами был, на беду, и творил странное), но по пути домой я прослушала диктофонную запись и с превеликим удивлением отметила, что звучит-то Ожогин замечательно!.. Ну, не в The Music of the Night, которая ему банально низка (у меня у самой глотка заболела, пока я слушала Ожогинские мучения), а во всех остальных песнях. Когда Ваню не видишь, от его голоса получаешь реальное удовольствие. Но, как говорится в одном хорошем мюзикле, «у девочки мальчика такой голос, девочке мальчику нужно петь!..» Ну, и пой, что ж ты в актёры подался?..

Ведь есть ещё и Ожогин играющий. И это — полный капец. Дайте мне Ермака, мне нужно залечить душевные раны!.. Жесты (основное выразительное средство в «Мы пересекли черту»), мимика (причём, меньше половины лица оставлено Призраку для этих целей), позы, прочувствование, энергетика — у Димы этого хоть камазами вывози. Ермак вдавливает в пол своей энергетикой, он наполнен, он дарит себя зрителям. Его Призрак — живой, ему веришь, ему сочувствуешь. «Мы пересекли черту» — это же непередаваемо. А Димины дрожащие руки, прикасающиеся к Кристин?.. Ты видишь, что Призрак сам не верит, что ему выдалось такое счастье… Эта песня — неприкрытый церебральный секс. Электрические разряды висят в воздухе. А финал?.. А сцена возвращения кольца?.. Да я аж слезу пустила, так мне жалко было бедного Призрака.

И вот выходит Ожогин в фирменном стиле «это я, такой красивый, вдоль по улице иду», и… пустота. Иван — энергетический ноль. Он не даёт залу ну совершенно ничего — впрочем, и не забирает. «А я такой холодный, как айсберг в океане». Эта Ожогинская эмоциональная пустота была исключительно уместна в «Бале вампиров». Не мешала она и в «Мастере и Маргарите». Но в «Призраке оперы» она недопустима. «Мы пересекли черту» — что это было вообще?.. Ну, спели песенку. Ну, скинула Кристин масочку. Погнали дальше. Пу-сто-та. Про финал я бы хотела промолчать, ибо не матерюсь, но скажу так: а его не было, финала. Поцелуй Кристин прошёл вскользь, кольцо Призрак сам у неё забрал (причём, момент, в котором Призрак остаётся один, и который в исполнении Ермака вызывает желание выскочить на сцену и погладить несчастного уродца по головке, прошёл, можно сказать, незамеченным), потом сел в кресло, воровато оглянулся, не видит ли его кто, и… накрылся плащиком. И что? Я кому-то посочувствовать должна? Ну, если только себе.

Да, Призрак Ермака — псих на всю голову. Призрак Ожогина — поди пойми, кто. Я ждала Ваниного хвалёного демонизма — да куда-то он спрятался. Временами прорывалась обычная для Ожогина истерика. А мой любимый момент — когда в момент первого срывания маски Призрак… не, не заорал — взвизгнул, как трепетная институтка, увидевшая мышь. Ей-богу! Иван, ну что это было-то?!.

А ещё, простите, Ожогину в принципе не идёт костюм. Надо ж как-то учитывать особенности фигуры, господа костюмеры! Я понимаю, что как нарисовали эскизы сто лет назад, так всем и шьют. Но Иван же в смокинге и штанах эдакого фасона похож на пугало огородное, что никак не способствует восприятию. (А ведь достаточно было просто снять жилет, зрительно расширяющий… хм… область талии, и всё стало бы вполне удобоваримо… Не-не-не, я не к тому, что Ожогин обладает пузом до Америки, но при его росте и ширине плеч нельзя делать такой акцент на середине фигуры. Имхо. Так-то у меня муж такого же роста, потому я об известных мне проблемах.)

Так что я имею смелость заявить (хоть и боюсь уже давно ходить по тёмным подворотням, ожидая фанаток Ивана с чем-нибудь тяжёлым в руках), что именно Ожогин старательно заваливал финал мюзикла, в чём и преуспел. Другие артисты пытались ему противостоять, но Иван был непреклонен. В финале Котовой хлопали и орали сильнее, чем Призраку — а это о чём-то да говорит.

Так что Ермак, Ермак и ещё раз Ермак. Dixi.


Аудио опять не будет, ибо я не трус, но Богачёва боюс. А фотки — вот они. На этот раз я решила сесть слева (не повторяйте моих ошибок!), потому как вышло, так и смотрите.


И страшная картинка. Не, это не митинг на Болотной. И не толпа, жаждущая халявного пива. Это — очередь в гардероб. И такое смертоубийство — каждый день. Сидят ведь в зале, скучают, просятся в антракте домой (сама сколько таких слёзных молений слышала) — а ломятся в МДМ, хоть ты тресни. Странные…

11 идей о “«Призрак оперы»: наверстать упущенное…

  1. avatarLikani

    Имхо, перехвалили Ожогина фанаты, ох как перехвалили. Ну еще и роли, требующие не игры, а определенного типажа, расслабили. Кролок изначально написан как холодное и совершенно не меняющееся на протяжении спектакля существо. Сталь в голосе, демоническая искорка в глазах — и вот тебе роль. А вот Призрак, при всей его внешней похожести, все же меняется, я бы даже сказала, ломается под напором обстоятельств, многое переживает, и в разных сценах он — разный. Где-то человечный, где-то влюбленный, а где-то и безжалостный. И все это важно показать так, чтобы получился единый персонаж. И ведь не сказать, чтобы Ожогин не мог бы этого сделать, мог бы, вот только фанатам и так норм(

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Расслабился товарищ. И ведь просто обидно, что как артист он себя так угробит. Потому как и фанаты порой прозревают (сама лично несколько таких знаю). А остальная публика всё прекрасно видит изначально.

      Нет, признаю, что, не видя игру Ермака, можно решить, что Ожогин работает неплохо. Но имея перед глазами качественно иной вариант, рыдать хотелось, смотря на Призрака-Непризрака.

      Аналогично признаю, что существуют люди, которые, сравнив обоих Призраков, уверены, что Ермак — плох, а зато Ожогин — красавелла. Ну, что сказать на это… Ходят слухи, что кое-кто и от «Яра» в восторге…

  2. avatarАрсений

    Добрый день, спасибо за ваш отзыв. В чем-то я с вами согласен, в чем-то нет. Многие восхваляют Ожогина, но мне совершенно понравился Ермак . Еду второй раз на ПО и после вашего отзыва боюсь попасть на состав с Ожогиным. Вы пишите, что Ивану не подходит костюм, но ПО все же лицензионная постановка. И менять костюмы не будут. Но в оригинальных постановках, таких как Монте-кристо или Граф Орлов для разных исполнителей могли бы сделать вариации костюмов для исполнителей одной и той же роли, но этого не делается. Что касается мадам Жири, то мне Елена Чарквиани очень понравилась. Она душевная, но в тоже время строгая. И у нее есть стержень. Может быть вы его не заметили. И я очень рад, что ПО поставили у нам в Москве

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Что касается костюмов, то, да, меня возмущает сам вот этот подход. Я же и написала: «Я понимаю, что как нарисовали эскизы сто лет назад, так всем и шьют». Но хоть подгонять-то по фигуре можно было б.

      И о Чарквиани, я повторюсь, я писала, сравнивая её с другими артистками на этой роли. Не имей я этого опыта, была бы тоже полностью довольна Еленой.

      1. avatarАрсений

        Но Елена по возрасту подходит на роль мадам Жири. Но это такая роль не большая, что Елена трудно здесь раскрыться на все 100%. Да и петь практически нечего. Хотя мне т Юлия Чуракова нравится как актриса. знаете, до первой поездки на ПО уже были видео с передачи и записи из зала. И по записям Ермак понравился. И я поехал на ПО на состав с ним. Ожогин очень холодный по эмоциям что ли.

  3. avatarНаталия

    Ездила в Москву на мюзикл из Питера. Главную роль исполнил Иван. Честно скажу никакой холодности я не видела. Игра актеров была великолепна! моя подруга, которая первый раз на мюзикле была в восторге. а ваш отзыв напоминает тетеньку которая сидела за нами и весь спектакль бурчала: «Что за музыка, что за актеры, что за сюжет? Это же бред какой то!» Не очень понимаю зачем такие люди в театры ходят! Все-таки в составе играют два лауреата «Золотой маски»!!!
    Сравнивать актеров — считаю не правильно! Каждый играет по своему, каждый видит своего персонажа! Так что Иван превосходен в этой роли, как и во всех других своих ролях и скучно на его спектаклях не бывает.
    А вам посоветую поберечь свои нервы и не ходить больше на спектакли с Иваном, раз он вам так не нравится))))))

  4. avatarОльга

    Во многом- просто в точку! Хочу поделиться нюансиками именно про дирижеров. Мариам хотя и не профессионал, но оркестр ведет,контакт с певцами очевидный. Ведь это своя специфика- дирижер по сути оперного(опереточного) театра. А вот Кудрявцева- скрипачка,так она скрипачка и есть. Темпы даются свои и меняются на первых звуках вступивших солистов,постоянное ощущение буксировочных проворотов, ощущение единого времени нарушается.Жесты нелепы,ощущуние полной зажатости аппарата,кто ей вообще сказал,что она может дирижировать?? Или это она кому-то что-то сказала;) Кудрявцева постоянно гримасничает и пытается контактировать! с певцами,что выглядит страннова-то даже из зала… Но оставим этот выбор на совести организаторов,просто мне кажется,что когда дирижер по сути сопровождающего оркестра создает помехи в непосредственном восприятии театрального действия- это уже совсем никуда не годится(((Говорят,там есть еще третий дирижер,интересно было бы сравнить.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Сегодня вот имела счастье ещё раз наблюдать работу Кудрявцевой в «Призраке». Вспоминала Ваш комментарий.

      Каюсь, постоянно казалось, что не оркестр следует за дирижёром, а наоборот, дирижёр жестикулирует в зависимости от того, какую музыку слышит (это я в особо скучные моменты следила за мониторами в зале и за дирижёром лично). Проще говоря, оркестр играет в одном темпе, а Кудрявцева постоянно замедляется.

      Как минимум один раз оркестр «споткнулся» на смене мелодий — и это было ну очень заметно (к слову, в прошлый раз было то же самое на том же самом месте)..

  5. avatarМимокрокодил

    Интересная рецензия.
    Но позвольте не согласиться с тем, что Ожогин эмоциональный ноль 🙂
    У него просто образ Призрака другой — он видит в Кристин больше музу, которая будет служить его музыке, чем объект дикой страсти. Призрак немного отстраненный, погруженный в свое творчество и самовлюбленный (что близко к Эрику в романе). Но эмоции всё же хорошо переданы (во всяком случае, на тех спектаклях, что я смотрела) — и влюбленность, и злость; и финал был очень трогательный в обоих актах.
    Наверное, это просто не ваш сорт Призрака, как Ермак — не мой.

    Или вам спектакль не очень удачный попался 🙁

    «А мой любимый момент — когда в момент первого срывания маски Призрак… не, не заорал — взвизгнул, как трепетная институтка, увидевшая мышь. Ей-богу! Иван, ну что это было-то?!.»

    Странно, обычно там Кристин визжит, а Иван-Призрак сразу начинает петь «Дьявол..» и далее по тексту 🙂

    Костюм да, не очень смотрится. Хотя в движении это не так заметно. Можно было бы и поменять немного, были же постановки с полностью оригинальными костюмами, да и платье у Карлотты-Элиссы часто по-разному украшено, например…

    *что-то я уже не мимокрокодил, а постоянный комментатор*

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Ну, что поделать, каждому своё, безусловно. 🙂 Сорта призрака — они такие.

      => *что-то я уже не мимокрокодил, а постоянный комментатор*

      А кто сказал, что это плохо? 😉

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.