Ещё одна «Суперзвезда»…

Ну да, я собиралась сделать перерыв на недельку и не ходить ни на какие мюзиклы (дальше-то у меня опять плотный график беготни по театрам). Но прилетела фея Марина и наколдовала мне ещё одну «Суперзвезду» в Моссовете. И ведь чем заманила… точней кем — Женей Вальцем. Так-то я летом посмотрела Анохина, осенью — Панфёрова, а Вальц у меня со времён мамонтов невиданный. Порыскала по программкам — мамадорогая, в 2007-м я его, получается, последний раз Иисусом видела. И это Вальца!.. Которого я после мюзикла «Всё о Золушке» готова в красном углу повесить и цельный день любоваться (ну, или хотя бы его портрет). Вальца, из-за которого я (в том числе) ответственно второй раз посетила «Растратчиков» (потому в театре имени Моссовета мне в самые неподходящие моменты лезла в голову мысль, что калач, ёкарный бабай, как следует заплести надо!..). Вальца, который…

В общем, подорвалась я оперативно и 16 февраля поскакала в Моссовет. Так уж получилось, что села я в директорскую ложу. Это она только называется так красиво, на деле она находится над сценой — и чётко перпендикулярна ей. Но я-то что? Я только обрадовалась. Ибо, когда число просмотров «Суперзвезды» нехило так превышает твой возраст (а это неплохая циферка; а начинала я смотреть «Суперзвезду» более 20 лет назад недорослем, если кто не в курсе), то возникает желание изучить происходящее с необычного ракурса (угу, последние «Алые паруса» тихо курят в углу с их первым местом первого ряда).

Так что я видела ровненько половину декорации на сцене (ну, или высовывалась по пояс над ограждением, рискуя украсить моей тушкой, вывалившейся с верхотуры, происходящее), зато всё, что вершилось на авансцене и чуть дальше, я имела счастье изучить в неведомых прежде видах. Да, и ещё: в директорской ложе о-фи-ги-тель-ный звук. Я так и не поняла, какие именно колонки обеспечивают аудиосопровождение, но королевское стерео в божественном качестве поначалу мешало смотреть спектакль — казалось, что я слушаю отличную запись. Нет, в антракте-то я имела шанс удобненько пересесть в партер, но меня настолько порадовал необычный ракурс (и близость к происходящему), что я погарцевала обратно в ложу. И, да, это было очень интересно. И, нет, туда я больше не хочу. Ну, если только послушать. Звук, повторюсь, королевский.

И что вам сказать в итоге… Да, я всё ещё обожаю эту постановку, как любимого родственника. Мы ж с ней стареем вместе. Но если я, как хорошее вино, становлюсь с возрастом только лучше (по крайней мере, очень хочется на это надеяться), то «Иисус Христос — Суперзвезда» в Моссовете с годами начинает смотреться всё наивнее и неуместнее.

Всё равно ведь полный зал народу — на самых дальних балконах аншлаг (вот уж могли бы в честь этого не 11 апостолов, а 12 на сцену выпустить; не, я понимаю, что форс-мажоры случаются, но тётеньки рядом со мной, например, подсчитав участников «Тайной вечери», сильно расстроились). И есть за что в «Суперзвезду» влюбиться. Я вот пищу от музыкальной составляющей, потому принимаю почти все постановки. А в Моссовете ещё и актёрская братия (если повезёт с составом, конечно) исключительно сильна. Вот и сглаживается «винтажность» постановки шедевральной работой артистов.

К сожалению, сидя в ложе, я, как на ладони, видела всю пласт-группу. Народ, ну разве можно так халтурить на сцене?.. Если передний ряд ещё старается, то те, кто стоит «на Камчатке», даже рукой-ногой пошевелить ленятся лишний раз. И тут я такая, «Золушкой» да «Тоддом» к совсем другой работе ансамбля приученная. Там-то искры летят, а в «Суперзвезде» что? Не выспались все скопом?.. Ну стыд-позор же…

Но зато исполнители главных ролей, чудеснейшие актёры и умницы, сделали всё, чтобы я снова, и снова, и снова ощущала такой привычный за 20 с гаком лет «дух «Суперзвезды»» и восторженно пялилась на сцену, подпевая и пританцовывая.

Вот они, эти прекрасные люди.

Юродливый — Сергей Шандрыгин. Впервые я видела этого Юродивого. Откровенно говоря, разницы не заметила (надо будет как-нибудь «снизу» оценить, из зала, потому что я и лица Шандрыгин не разглядела). А это значит, что хороший Юродивый получился.

Царь Ирод — Андрей Смирнов. Не могу придумать ничего нового, так что кратко резюмирую: здорово, как и всегда. Ирод-Смирнов точен и чёток, всем смотреть.

Симон Зилот — Олег Кузнецов. А вот он огорчил… В прошлый раз я посмотрела на работу Филиппова и, как я уже писала в отзыве о том походе на «Суперзвезду», наконец-то осознала, кто такой Зилот, чего он добивается и как относится к Иисусу. Олег Евгеньевич же пафосно ходили по сцене с непроницаемым ликом и неплохо пели. Что было за фасадом персонажа — поди пойми… Досадно.

Первосвященники — Вячеслав Бутенко, Леонид Сенченко, Андрей Межулис. Классическая троица на сей день. Не обсуждаются — прелестные. О! Сенченко ж слова забыл!.. Вот да, случается и такое. А я полагала, что нереально сиё. Конечно, не хватает Савлом Бобровского, но не может же Александр Алексеевич всех на свете одновременно играть…

Понтий Пилат — Александр Бобровский. Потому что вот он — Бобровский. Самый пилатистый Пилат в мире, что единогласно решено в кругу меня. В очередной раз поразилась тому, как же Бобровский круто поёт. Про актёрскую игру высказаться затрудняюсь — ибо нет слов. Вот не лень же человеку каждый раз новый рисунок роли, внутренний мир персонажа и его мотивацию придумывать… А уж как звучал диалог с Иисусом… Тут, конечно, спасибо Жене Вальцу, но без «подстройки» Бобровского (о, этот растерянный и испуганный Пилат!..) такой «вкусной» сцены бы просто не получилось. Шикарен, однозначно шикарен.

Мария Магдалина — Анастасия Макеева. В первом акте мне всё ещё не хватало Магдалины. Некоторая отстранённость Макеевой лично меня печалит. А вот второй акт меня даже тронул и умилил. Думаю, дело в том, что я сидела слишком близко, и энергетика Анастасии наконец-то до меня «добила». Так что за вторую половину спектакля — спасибо.

Иуда Искариот — Андрей Богданов. Да хоть режьте меня, нравится мне Иуда-Богданов. Устраивает меня и прочтение роли, и вокал, и всё на свете. Да, я не видела Емельянова, но слышала записи, из которых сделала выводы, что, ну, не тянет мальчик верха от слова вообще. Про Ярёменко я уже сообщала — Богданов мне больше по душе. Так что на данный момент Андрей — лучший вариант Иуды на мой вкус.

Иисус из Назарета — Евгений Вальц. Всё. Я таю и аплодирую. А хвалить Женю я могу бесконечно (так что попробую сдержать коней, дабы не излиться простынёй на эту страницу). Не уверена, что можно про Иисуса говорить, что он — лапуля и зая, но другого варианта у меня нет — так 16-го числа и было. Что я там писала — мол, Панфёров у меня на первом месте, а Вальц — на втором? Да накажите меня за это! Лучше Жени нет никого. Может, дело в том, что Вальц наконец дорос до возраста Иисуса и увидел роль по-новому — «по-взрослому»? Напоминаю, что я с 2007-го Женю в «Суперзвезде» не наблюдала, так что сейчас смотрела как в первый раз.

Вокал… Это ж соловей какой-то!.. Если, слушая Панфёрова, понимаешь, что фальцет даётся ему не так-то просто (что логично — это ж такое напряжение связок), то у Вальца все ноты звучат одинаково легко. А уж актёрская составляющая… Я уже упоминала диалог с Пилатом. И вот впервые я наблюдала, как не Пилат допрашивает Иисуса, а сам Иисус главенствует в данной беседе. Как же Вальц всё делает… правильно! И красиво. Дайте мне больше Вальца!


Боюсь представить себе, какими глазами я буду смотреть на «Суперзвезду» через пару лет. Ну, если я и сейчас по уши напичкана действительно крутыми постановками (как отечественными, так и зарубежными, которые, правда, я изучаю только в записи), а прекращать знакомство с ними я как-то не планирую.

Но вот любить этот спектакль я не перестану. Любовь — штука такая. Непредсказуемая. А первая любовь — так вообще.

PS. Марина сочинила слоган мюзикла: «В финале на сцену выезжает мотоцикл в натуральную величину!»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.