«Однажды в Одессе» таки случилось странное…

8HY7pT9vA2o

Ну, что ж, я, наконец, начала новый театральный сезон. И так получилось, что сразу с премьеры. Итак, 26 сентября я имела сомнительное счастье созерцать новинку под названием «Однажды в Одессе», вальяжно развалившись в первом ряду (ну, я же не виновата, что кто-то из приглашённых, получается, не добрался до театра, оставив для меня тёпленькое местечко). Обидно только было, что за мной сидели авторы, и приходилось следить за выражением лица, дабы не огорчать смотрящих на сцену создателей лицезрением моего печального и скучающего полупрофиля.

Читаем на программке: «Однажды в Одессе. Жизнь и приключения Мишки Япончика». По мотивам «Одесских рассказов» И. Э. Бабеля.

Да-да, именно что заявлен Бабель, и именно что про Япончика, а не про бабелевского Беню Крика, который, пусть и был литературным воплощением того самого короля одесских бандитов, но всё же сильно (и в лучшую сторону) отличавшийся от оригинала. И, к слову, прозвище-то Король — оно как раз Бенино. Мойша Винницкий носил кликуху Мишка Японец, а королём пусть и считался, но не титуловался. В мюзикле главный герой имеет аж два прозвища, во какой везучий (мне это ой как уши резало).

Впрочем, от Бабеля в либретто нет почти ничего (кроме имён персонажей, вырванных из «Одесских рассказов» и рандомно подаренных героям — причём, фамилии раздавались отдельно от имён). Чуть больше в мюзикле жизнеописания реального Японца — но тоже чистая капелюшечка. (Вопрос: так причём тут Бабель в этом балагане?..)

Но лучше попробую живописать происходившее по порядку. А в конце отзыва будет кучка фотографий с поклонов — ну, как уж вышло, извините. (Традиционного аудио прикреплять не собираюсь — да, запись у меня есть, но, простите, слушать там нечего…)

Итак, как я и ожидала, началось всё на 40 минут позже (может, это иносказание такое еврейское: «В 7-40 начинаем, в 7-40 начинаем, хлопайте, хлопайте, хлопайте все! Эх!»). Антракт длился 35 минут. Итого — больше часа ухлопано не пойми на что. А общее время обоих актов — два с половиной часа. В антракте немало так народу ушло из-за задержки, не хотели они в полночь глухую до дома добираться (подслушивала разговоры, каюсь). Впрочем, ко второму акту в зале пустых мест оказалось не так уж и мало. Я и сама еле сдержалась и досмотрела до конца — из чистого любопытства, хотелось узнать, чем этот балаган закончится. Ну, и хорошие артисты ни в чём не виноваты, их работа стала основным стимулом, побудившим меня остаться в зале.

Самый главный минус мюзикла — он мой личный, субъективный. Это творение ну ни разу не вызвало у меня ассоциаций с прекрасной Одессой. Иное настроение, иная энергетика, иная эстетика… Но кто-то другой, наоборот, увидит в происходящем на сцене свою Одессу — как она представляется ему. А кто «жемчужину у моря» ни разу не посещал, тому вообще всё равно.

Основная же объективная неудача — сценарий. Премьеру посещали «высокие гости» (Пригожин с Валерией, например). Одним из них был баран Анатолий в тельняшке (в смысле, реальное животное, угу). Я, помнится, испугалась и попросила небеса сделать так, чтобы мои самые страшные подозрения не оправдались, и мюзикл был бы не такой, чтоб каждый баран понял.

Ну, и не прислушались ко мне высшие силы. Либретто — для простейших. Амёбы аплодируют. Мы смотрим выжимку-комикс про Мишку Япончика, не испорченную глубинным смыслом и иносказаниями. Всё бодрецом, в танце… и очень, очень, просто бесконечно скучно…

Хуже всего, что создатели почему-то построили такую цепочку: «одесский юмор -> смешно -> цирк» и представили всех до одного персонажей эдакими клоунами. «Здравствуй, Бим!» — «Здравствуй, Бом!» А ведь одесский образ мысли вовсе не обозначает, что тот, кто выдал очередную укатайку, хотел тупо услышать хохот публики. Почитайте того же Бабеля — вполне страшные вещи произносятся в неповторимой одесской манере, и ржать не хочется совершенно.

А главное трио клоунов (весь вечер на арене!..) — это сам Японец и двое его прихлебателей (в смысле, членов банды), Костя Майорчик и Маня Шмайсер. Двое. Да. Всего. У Короля. Одна из них — баба. Угу. И вот эта парочка комиков вершила всё и держала в страхе кого попало. Ага. Эдакие бандито-гангстерито с кастето-пистолето.

При этом и сам Мишка — комический персонаж. Один налёт на Авермана чего стоит — Петросян отдыхает. Или сцена с украденным пиджаком Леонида Утёсова. Вполне реальная история, промежду прочим. Только снова не из Бабеля, а из Одессы начала 20 века. Спёрли пинжак, а Утёсов, бывший в дружбе с Мишкой (и потому в своих воспоминаниях весьма романтизировавший сей светлый образ, уверяя, что, мол, Японец мокрых дел избегал — да щаз прям), к королю Одессы и обратился. Тот шевельнул пальчиком, и буквально через то ли 10, то ли 15 минут беднягу-вора обнаружили, одежду вернули, а Мишка ещё раз доказал, что крепко держит город в пятерне. В мюзикле же пиджак находят практически случайно — ну, просто припёрли несколько на выбор, а тут — матушки-светы! — среди них искомый обнаружился!.. Ну, едрит-мадрид, смешные ж клоуны!..

Недописанные сценарные линии тоже имеются. Например, та же девка, Катя, с которой Мишка зажигал до знакомства с Цилей. Почему хоть краешком её не затронуть — как она отнеслась к женитьбе то ли возлюбленного, то ли чисто любовника? Страдала или махнула рукой — мол, полгорода таких, нового найду? Или же она, как и у Бабеля (вот оно, пересечение с «Рассказами»!), тупо проститутка, и работу с личной жизнью не связывает? В ансамбле-то она до самого финала тусовалась (именно как Катя, а не просто свинг). Раз ввели такой персонаж и даже песню ему дали, пошто бросили?

Зачем добавили такого персонажа как… Беня Крик? Ну да, прям, един в двух лицах Мишка — он, в принципе, и сам упомянул, что жизнь Бени на его собственную похожа. И пусть у Крика эпизодическая ролька, но он куда как больше по поведению был похож на Короля бандитов (мы же помним, что авторы у него это прозвище украли?..).

Что у нас ещё?.. (Просто можно с самого начала до конца сценарий анализировать, он весь «прекрасен»; но мне тогда придётся до ноября отзыв писать.) О, товарищ Вера! «Красная комиссарша», прям зло-зло и железный Феликс (как у Булгакова: «Во-первых, вы мужчина или женщина?»). Это ж она, редиска, обманула хорошего мальчика Мишку и отправила его на смерть. Ну что за мода подобные гендерные игры устраивать? Почему снова баба-то? Чтоб разнообразить происходящее на сцене и «раскрыть карты», дав Вере клюнуть в щёчку Тора на поклонах? Просто такая «половая толерантность» (я и Маню Шмайсер имею в виду) превращает сюжет в ещё большую клоунаду.

И финал. Всё грустно, все умерли — только что ж не дожали? Почему нету печали — даже вот на чуть-чуть? Почему не жалко Японца? Ну, и на поклонах, как у нас принято, весёленькие песенки-танцы. Убила б за такое… Народ, если в зале не только бараны, то не нужно «сглаживать впечатление», дав публике высушить слёзки и поулыбаться, увидев, что погибшие герои — вот, снова в порядке, пляшут на авансцене.

Теперь примечание для тех, кто не любит Кима и его мюзикловые вирши. Да нормально всё было. В песенках — вообще ровненько. Текстики иногда даже смех в зале вызывали — это ж «одесский юмор». Правда, цитат из Бабеля почти не было, сочиняли диалоги сами. Ну, уж как вышло, простите, сами мы не одесситы.

Постановочка. То самое цирковое представление. Основные претензии я уже высказала, теперь — об однообразии. Пятьдесят раз прокрутили лавочки-диванчики с фонариками, расставляя их на тех же местах (и это я ещё молчу про несчастных мальчиков, с грусными лицами медленно и трудно поворачивающих декорации вручную). Вот вспомнила, что диванчики и столики кафе «Фанкони» — это также не Бабель, это Мишка Япончик и Одесса начала 20 века в чистом виде.

Сто раз на сцену выкатился автомобильчик Мишкиной «банды». Кто не в курсе, эта бандура хоть и выглядит мило, но ездит так медленно, что на этом даже ряд шуток строится (типа «Маня, не гони!»). Да пусть бы он и развивал сверхзвуковую скорость. Когда авто появилось впервые, я порадовалась. К третьему разу задумалась, на фига они постоянно на машине приезжают, надоело уже. К -дцатому разу чуть сама не выскочила и не припарковала рыдван за кулисами, чтоб не отсвечивал. Нет, я всё понимаю: потратили уйму денег, чтобы это авто склепать. Так что нужно, не нужно — используют сей неповоротливый транспорт на сцене. Хотя уместен он, пожалуй, дважды: в первый раз и в сцене серенады. В остальных случаях мы и так додумаем, что Японец сотоварищи не пешком пришли.

Цирку соответствовала и хореография. Впрочем, я танцевальные движения описывать не умею, потому — это надо видеть. Нет, большая часть плясок — хороша. Но вот те джиги-дрыги, в которых участвовал и Мишка… бррр!

Большое фе за пластическую сцену еврейского погрома. Это было непонятно и… совсем не страшно (зато опять по Бабелю — ну, ладно, краешком его задели).

А цельная картинка у меня в голове так и не сложилась. Мы так хотели всех рассмешить, называется, что удивились, что в сценарии есть кровавые моменты и печальный финал, потому сделали их максимально смазанно.

И костюмы. Тут — поразительно!.. — всё хорошо. Основной элемент — полоски. Интересно они использованы. За костюмы хвалю.

Зато звук… Когда на поклонах отдельно похвалили звукооператоров, ржали до колик не только артисты на сцене, но и весь зал. Первую половину первого акта я тупо смотрела. Ибо текста звучали неким фоном, в котором даже экстрасенс не смог бы разобрать ни одного слова. Чуть лучше было на задних рядах (как раз в районе звукового пульта), ибо после ряда реплик раздавался смех галёрки. Мы же пожимали плечами и смотрели дальше. Постепенно стало получше, а второй акт уже почти на нормальном уровне звука прошёл.

Ну, про микрофоны, включённые или отключенные не вовремя («Девочки! Девочки!» — голос из-за сцены), даже и говорить не буду. А одна песня вообще резко вырубилась, когда артисты, её певшие, исчезли за кулисой (зачем уводить звук плавно, правда?..).

Ёлки-палки, чуть не забыла! Работа композитора! А потому что нечего там помнить. Я, топая до метро, распевала про себя «Тумбалалайку» и «В Кейптаунском порту». Да и сегодня в моей голове вертелись только еврейские мотивы, использованные в мюзикле. А что там придумал Вячеслав Сержанов — вообще из головы вылетело. Ну да, в либретто оказались вплетены исконные песни еврейского народа. Когда запели «Хава-нагилу», зал устроил овацию. Потому как на фоне музыки Сержанова все эти народные песни звучали шедеврально. (Мы ж не умеем, как авторы «Скрипача на крыше», мелодии которых сами стали «еврейской классикой», мы лучше «проверенные хиты» используем, списав данное решение на национальную почву…) Я делаю скидку на «феерическую» работу звуковиков, благодаря которым толком и разобрать мелодии было нельзя (а «Хава-нагила» — она уху знакома, потому узнаваема и радующа). И всё-таки — нету песен, которые я бы хотела переслушивать.

Имеется в природе ещё один мюзикл по «Одесским рассказам» Бабеля (и правда, точно по ним). Написал его Раймонд Паулс, а поставили это творение в Рижском театре русской драмы (поглядела сайт театра — идёт до сих пор). Называется мюзикл «Одесса, город колдовской», и я музыку из него очень люблю. Вот она у меня ассоциируется с моей Одессой. Да и мелодии там яркие и такие, что хочется их пропевать. Понятное дело, я шла с желанием сравнить две «Одессы». Не вышло. Нечего там сравнивать, увы. Паулс выиграл этот матч в одни ворота.

Перед тем, как перейти к труппе, выскажу своё мнение о премьере в целом. Сыро. Недорепетировано. То кто-то текст подзабудет, то кто-то ещё говорит, а музыка уже включается, то кто-то выйдет чуть раньше… И я не могу сделать скидку на то, что первый спектакль на публике. Я с трудом себе представляю, чтобы подобное было возможно на Бродвее или в Лондоне. А у нас — поймут и простят. «Да ладно, выграются ещё…» А как по мне — это в чистом виде неуважение к публике. Которая платит за билеты ого-го какие денежки, скажу я вам.

Ладно, артисты. Сначала — в целом. И в ансамбле, и в главных ролях — почти все старые знакомые. Увы, не было Вани Коряковского (я уже забыла, как ансамбль без него выглядит). 🙂 Актёры — сильная сторона «Одессы». Они изо всех сил старались вытащить материал, но он не сдавался.

Снова поклончик в сторону звуковиков. Пение, особенно хоровое, звучало так, как будто просто собралась компания, выпила водочки да затянула что-то от души. А я-то знаю, как вот этот народ соловьём разливаться умеет!.. Те же сёстры Строуберри — ну где, скажите мне, еврейский размах и разливы оригиналов — сестёр Берри? А я же из первого ряда слышу, что девушки могут звучать — если их правильно подать. Нужно что-то с этим делать.

И то, что резало мои уши, как тот кинжал. Одесский акцент. Сложилось впечатление, что с оным говорили только те, кто захотел. Таких оказалось немного. Да и у этих смелых людей акцент получался зачастую какой угодно, но ни разу не одесский. Я даже заподозрила, что Япончика именовали Королём потому, что у него наиболее яркий приморский прононс был (остальные-то не смогли). Варианта видится два: либо учить всех (кроме, может, Цили, которая, по сценарию, из-за границы приехала), или махнуть рукой и общаться нормально.

Ладно, побежала по ролям. Второстепенные — выборочно.

Сергей Павлов — Капитоныч. Это просто полицейский. Захотелось упомянуть его тут, ибо он выглядел актёрски почти лучше всех (твёрдое первое место держал другой товарищ, но Павлов — в районе второго). Никаких тебе мюзикловых штампов, а с драматической стороны всё очень здорово. Как поёт — не знаю. Роль такая, не сильно поющая.

Вера — Анна Антосик . Эдакая железная леди. Ну, что… Сделала всё, что надо было по роли. Неплохо спела свои полпесни (пусть голос и дрожал местами). Ума не приложу, как Веру делает Диевская. Антосик же была исключительно мерзкая и отталкивающая — дрянь прям. То есть, цели своей она добилась. Если б не изначальная неуместность Веры как персонажа (и странного текста, вложенного в уста героини), было бы всё отлично.

Роман Богданов — Боярский. «Он ещё и поёт?!» Хотя сольников-то у Боярского и нет, а в хоре он буквально несколько строчек спел (ну, я из первого ряда послушала звучание со сцены — удобоваримо). Странный персонаж, которого в начале вывели в роли нарратора, потом превратили в отрицательного героя, потом… а потом почти забыли. Да не, нормально, в принципе. Хотя местами были перегибы и переигрывания, и одесский акцент больше похож на киевский (оно и понятно — родина ж).

Андрей Межулис — Рувим Аверман. Вот он, мой чемпион!.. Говоря по-простому, Межулис играл роль как актёр, остальные — что-то изображали в мюзикле (несколько преувеличиваю, но выглядело похоже; многолетняя актёрская школа здесь просто сверкала всеми гранями). Зал чуть не в овацию встречал уже просто появление Авермана на сцене. После каждой фразы — хохот и аплодисменты. И не из-за того, ЧТО говорил Андрей. А из-за того, КАК он это делал. И совсем другое в предсвадебных сценах — и, конечно, в финале. Аверман — единственный, из-за кого у меня слёзы на глазах выступили. Да, дурацкий текст пытался ставить артисту палки в колёса — но потерпел решительное поражение. Трансформация из напышенного еврея-богача в потерявшего всё старика была гениальной. И это при том, что, зная артиста Межулиса огромное количество лет (а кто из фанатов Моссовета не такой?..), я никогда не считала его своим любимчиком. А Кирюхин (которого я ценю и люблю), что играет в дубль роль Авермана, наверное, тоже хорош, но я не верю, что он может достигнуть подобной глубины. Резюмирую: Межулис — один из немногих факторов, который вообще примирил меня с просмотром сего шапито.

Виктория Пивко — Маня Шмайсер. Ещё раз повторю: да, эта Маня, половина банды Япончика, абсолютно корявый комический персонаж, клоун, ерундовина. А теперь забудем о либретто и режиссуре и поговорим об артистке Пивко и о её работе в рамках заданного образа. Крутая! Оказывается, Виктория — отменная характерная актриса. Жгла ежесекундно. Ну прямо очень хороша. Вокально — как обычно. То есть, не Карузо, но и не ужас-ужас. Так что, если б я могла не думать: «О боги! Ну почему эти клоуны изображают одесских бандитов?!» — я бы поаплодировала Пивко от души.

Михаил Уманец — Костя Майорчик. Вторая половина банды Мойши Винницкого. Ну, тоже ничо так, но не Пивко, конечно. Голос красивый. Чуть-чуть побольше б яркости. Чуууть-чуть.

Александр Суханов — Иосиф Тор. А вот это, господа и дамы, чистое преступление. Дать отличному артисту роль пресной воблы — да за такое надо заставлять вручную пятое кольцо на олимпиаде открывать!.. И спеть толком не дали. Пошёл на сольник (ну, тот, что о несчастной любви) — а звуковики (видать, не любят сопли) забыли его голос вывести громче музыки. Ну, побубнил что-то там, побегал по авансцене. А я рыдала ментально, ибо за вокал Суханова свой Айфон отдам (хотя вру, не отдам — как я без Айфона вокал Суханова записывать буду?..). Короче говоря, мне было больно смотреть на Александра. Потому что я знаю, что он может. Вот никак не в этой песочнице копаться!.. Гвозди микроскопом забивать, знаете ли, только карму портить. Я б с большим удовольствием полгядела на Суханова как на Беню Крика (да, там эпизодик, но персонаж-то интересный — и всю дорогу в ансамбле на сцене). Или вот сейчас почитала сайт, а там Александр — третий Япончик (в программке нету его на этой роли). Наверное, это было бы интересно. Только даже ради Суханова я не готова смотреть ЭТО повторно…

Полина Конкина — Циля. Мишкина любовь это. Жена (кстати, и у Бабеля сохранено настоящее имя жены Япончика — Циля; единственное!). Участница проекта «Голос». И знаете что? Актёрски Конкина очень даже. И её Циля — не снулая рыба, а просто возвышенная такая девушка, несколько инфантильная. Прибавьте сюда совершенно неземной облик Полины — тоненькая-тоненькая, просто тростинка, с огромными глазами… И баран поймёт, что в такой нашёл Мишка. Зато есть большая беда — вокал… Да, у Конкиной. Партии Цили рассчитаны на высочайшее сопрано. Полина, то ли волнуясь, то ли по жизни так, самые верха пропищала, как резиновая игрушка. И пусть в финале первого акта ей кричали браво, мне было откровенно стыдно, как будто это я заставила певицу так издеваться над собственными связками и нашими ушами, а потом я же перевоплотилась в Конкину и столь сильно налажала… Но всё равно, глазищи Полины меня загипнотизировали, и я ей поверила. Хорошая. Тональность фонограммы подопустите — и нормальдык будет.

Стас Беляев — Миша Япончик. Мда… Стас — хороший мальчик (ясен день, внешне). В свои годы он выглядит на 18, и ни один полицейский не заподозрит Беляева ни в чём, даже если Стас под носом служителя закона будет магазины взламывать и антиправительственные плакаты развешивать. И такого — на роль короля одесских бандитов… Спросила про Секирина, говорят, он — клоун. А Стас — хороший мальчик, который пытается играть роль клоуна. Который, в свою очередь, пытается играть роль Мишки Япончика. Даже усы под носом не делают из Стаса Японца. Ну, блин… Да, Беляев очень старается. Это видно. Он говорит с жутчайшим одесским акцентом (что слушается странно на фоне остальных), рычит и делает страшное лицо. Но от этого он ещё сильнее становится похож на мальчика, который играется в бандитов. Я, ей-ей, не понимаю, почему создатели остановили свой выбор на Стасе. Ему б Иосифа Тора играть — самое оно. Но на той роли «ломают» Суханова, а на главной — Беляева. О, русский мюзикл, безжалостный и беспощадный!.. А в целом… Ну, Стас делает всё, что может. Поёт, как он это умеет. Только он совершенно не Мишка Япончик. И мне грустно, что хороший артист тратит себя на наступание на собственное горло.

Резюме. Наверное, я не смогла объяснить, что же такого кошмарного в этом мюзикле. Если я напишу: «Всё!» (кроме, конечно, труппы, костюмов и, пожалуй, текстов) — потребуют доказательств. А и ладно. Не буду я изливаться. Не верите — сходите и посмотрите сами. Буду рада, если вам понравится. А я извиняюсь перед приснопамятным «Я — Эдмон Дантес». Нет, ты, дорогой мой спектакль, не самый несуразный. Ты был хотя бы интересным и классным в диалоговых моментах. И музыка твоя — не самая незапоминающаяся. У нас новый лидер! Как ни печально, но это так… Воспитание требует пожелать новорождённому мюзиклу долгой жизни, а совесть не позволяет. Буду невоспитанной…

PS. Дорогие зрители! Слово «биндюжник» не является синонимом слова «бандит»! Это одесское название вполне мирной профессии — грузового извозчика (в смысле, возил не людей, а бочки, ящики, коробки с грузом). Весьма востребованная профессия в портовом городе. Биндюжником, например, был отец Мишки Япончика. Да, эта социальная группа не относилась к особам голубой крови. Но, когда в мюзикле говорят о том, что все биндюжники в Одессе — интеллигенты, осознавайте, что вещают совсем не о ворах.

PPS. Зато «Однажды в Одессе» ни разу не относится к мюзиклам «французского» толка!.. Да, к бродвейским тоже — это, наверное, чисто отечественный продукт, взращённый на почве наших музыкальных фильмов, — но главное, что он сделан не по «французской», концертной схеме.

PPPS. Фильм «Однажды в Одессе», создатели которого и сотворили мюзикл, не смотрела.

9 идей о “«Однажды в Одессе» таки случилось странное…

  1. avatarvovse_ne Автор поста

    Раз уж я писала про мюзикл Паулса «Одесса, город колдовской», позволю себе разместить тут его промо-видео. Вот честно — и его постановка мне ближе. Да, я вижу огромное количество минусов, но я вижу и Одессу.

  2. avatarМарина

    так все же как называется у Паулса — Однажды в Одессе или город колдовской?:) я б послушала!

    можно у тебя попросить сольник Суханова? вспомнить хоть…

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Город колдовской, конечно же. 🙂 Я тебе кину в мыло ссылку, ознакомься. Правда, это, так сказать, выборочная «студийка» (а не театральная запись), и большинство песен исполняет Интарс Бусулис.

      Суханова отрежу на досуге, сейчас меня вообще не тянет за это браться… На недельке как-нибудь. Ещё кто нужен, чтоб сразу резать? Потреково весь мюзикл чикать не планирую.

    2. avatarvovse_ne Автор поста

      А я вот только что всмотрелась в плакат, где «Розыскъ», и обнаружила, что в окончании фамилии вместо буквы i написана и. Рыдаю.

      Ну, блин, правило же элементарное, где до реформы i писалась. Ну в Википедии даже всё сказано. Что ж за нафиг?..

  3. avatarЛара

    Меня вообще не устраивает как высоко прописал композитор Сержанов партии Цили. Будь пониже, то гораздо было бы лучше. На премьере, как вы сами знаете, были проблемы со звуком и микрофонами актеров тоже.Я, кстати , была два раза.Во второе мое посещение, звук более-менее был уже отлажен и сидела я не в первых рядах, а на 11 ряду, откуда, кстати, гораздо лучше воспринимается спектакль.

  4. avatarДаша Астафьева

    Как же, помню мне подруга рассказывала, что когда ходила на этот мюзикл (а у неё это редкость, поскольку она не больно театралка), видела, как Валерия и её муж фоткались с этим животным (певица вроде, потом даже выложила эту фотку на свою страницу вконтакте). В антракте они перебросились парой слов, и Валерия шёпотом ей намекнула, что это фото было самым интересным, из всего, что пока успело произойти в этот вечер. Не знаю, поменяла ли она своё потом — после окончания они уже не встретились.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.