«Саломея»: гостья из прошлого… (мюзиклофильм)

Об этой вещи я писала долго и мучительно. Ибо никак не могла разобраться в своих мыслях и чувствах. Это — как? Феерично и гениально — или же кошмарно и отвратительно?.. Самое печальное, что я не определилась до сих пор…

Но, впрочем, поясню, о чём, собственно, речь. Рок-мюзикл «Саломея, царевна иудейская» 1991 года — штука, сегодняшней публике практически неизвестная, но при этом — абсолютно легендарная. Её мало кто видел, а документальных свидетельств — будь то фото, аудио или видео — практически нет. Потому я, как и большинство страждущих, мечтала хотя бы услышать «Саломею» собственными ушами — хоть в каком качестве. Об «увидеть» я и мечтать не смела… Нет, некто в интернете хвастался, что есть у него «Саломея» на VHS (правда, без танца царевны), но оцифровать видео этот счастливчик так и не удосужился.

И вдруг произошло буквально чудо — Алексей Альбинский, администратор сайта Юрия Ряшенцева, каким-то совершенно волшебным образом разыскал видеозапись спектакля (не ту, о которой я писала выше — полную). А ко мне сей раритет попал от чудесной гражданки Марины — спасибо ей и низкий поклон.

Так что я сейчас ещё раз попытаюсь покопаться в собственных эмоциях и думах, но что в итоге напишется — даже пока и не представляю.

Исторически-фактологическая справка. В 1991 году, с разницей в две недели с моссоветовской «Суперзвездой», рождается рок-мюзикл «Саломея, царевна иудейская». Авторы — монстры. Музыку написал Максим Дунаевский, стихи — Юрий Ряшенцев. Поставлен мюзикл был силами антрепризного экспериментального театра «О’Кей» под руководством продюсера Ольги Шведовой. Своей площадки у театра не было, потому спектакль шёл на различных сценах Москвы — ну, и на гастроли вывозился. (Замечу, что заново обретённое видео, похоже, как раз «на выезде» и снято — ну, судя по упрощённому гриму и по надписи «Сургут ТВ» в финале.)

Первооснова мюзикла — одноимённая пьеса Оскара Уайльда, к которой отнеслись весьма бережно, сохранив большинство смысловых акцентов (ну, например, фразы о луне, которую каждый персонаж видел по-своему) и общую мораль. Единственное, что текст пьесы в чистом виде не использовался — все стихотворные диалоги прописаны Ряшенцевым.

Главная трудность в том, что в «Саломее» всё действие происходит в одном и том же месте, а двигают сюжет беседы героев. И пусть по ходу пьесы аж три человека умирают (молодой Сириец, пророк Иоанн и сама Саломея), но драйв здесь чисто психологический. Так что мюзикл про Саломею — это, по первоначальным ощущениям, бесконечная череда песен, в которых персонажи раскрывают свой внутренний мир и переживания. Чаще — сольно, порой — дуэтами или трио. И ещё Иоанн, как заведённый, вклинивается в сюжет чуть не раз в пять минут, распевая по куплету песню про грядущего Спасителя.

Привыкнув к драйву и смене событий в современных мюзиклах, смотрела я «Саломею» в первый раз трудновато (а общая длительность видео — полтора часа). Впрочем, тут вина не столько материала, сколько низкого качества видеоряда. Съёмка велась с трёх камер, но операторы явно имели счастье впервые в жизни лицезреть спектакль, потому не знали, на чём и ком в каком момент фокусироваться (а уж обрезанных голов в кадре — выше крыши). При более профессиональной операторской работе смотрелась бы «Саломея» гораздо более выигрышно. Но спишем этот недостаток на 1991 год (или же 1992-й, не знаю точно — но это роли не играет) и региональность телеканала. А вот сама «картинка» (я имею в виду качество изображения) для видео более чем 20-летней давности хороша. Почти никаких помех, полос и артефактов.

Зато аудиодорожка — полная жесть. Судя по всему, там, где шёл спектакль, звук был изначально не шибко здоровский. Брак по микрофонам слышен во многих сценах (не сильный, но он есть). А шумы (особенно на низких частотах), взрывающие мозг и мешающие понять хоть какие-то слова, это уже результат то ли действия времени, то ли переоцифровок, то ли изначально писали на что-то не сильно профессиональное… А скорей — все сразу факторы сработали. Но я решила не унывать и чуток поиздевалась над звуком, приглушив низы и вытащив середину. Получился тоже не шедевр, но зато пропал «бубнёж» и — ура! — я смогла распознать текст!..

И вот, после нескольких просмотров мюзикла в таком варианте, я готова высказаться (ну да, ну да, насчёт «готова» — чуть преувеличиваю; скажу так — постараюсь высказаться).

С сайта Ряшенцева: «Музыка к «Саломее» — по-моему, самая значительная удача Максима Дунаевского после «Мушкетёров». Он замечательно почувствовал своеобразную диковатость времени и места, где происходят события пьесы Оскара Уайльда». Тут не поспоришь — музыкальный материал весьма своеобразен. Его б записать в нормальном качестве — вот тогда можно по достоинству оценить мелодии. Плюс аранжировки 1991 года, на мой взгляд, не до конца передают идеи композитора. Но в целом музыка завораживает. Несколько песен мне полюбились сразу, в часть я въезжала постепенно… Какие-то, ясное дело, считаю не лучшими представителями жанра и творчества Дунаевского вообще.

Эта музыка требует вокала. А в труппе было кому продемонстрировать мощь связок (про отдельных личностей, делавших основной упор не на пение, а на экспрессию, выскажусь ниже). Так что, повторюсь: я была бы благодарна тем, кто представит хотя бы часть материала в удобоваримом виде. Он — «вкусный», материал этот. Но вот — позабытый.

Стихи… Бейте меня палками, как раз тексты у меня вызвали грусть. Какие-то несуразные и надуманные. Хотя вот сейчас читаю некоторые стихи на сайте Ряшенцева — ну отличные же (ну… большинство; перлы про «след зубов её поможет — подойди же, протяни же юный рот» или про «тех павлинов — редких, белых, я был счастлив, что имел их» печалят). Просто как-то не складываются в моей голове эти текста с музыкой Дунаевского. Ну, или же я придираюсь, а эдакая «диковатость» стихов призвана также подчеркнуть время и место происходящего.

Отдельно выскажусь про мольбу Саломеи: «Иоанн! Дай мне поцеловать твой рот!» Я знаю, что так было и у Уайлда (тут как раз и идея в том, что царевна хочет физически рот облобызать; так что отрубленная голова ей вполне подойдёт для этой цели). Но в том переводе, что читала я, Саломея просила поцеловать уста. Согласитесь, если просьба поцеловать рот звучит на русском языке вообще коряво, то по отношению к устам она не вызывает оторопи. Хотя, да. Про рот — более чувственно.

Теперь о постановке. «Саломею» часто называют «спектаклем, опередившим своё время». И вот почему. Представьте чёрное зеркало сцены. Декорации — гигантские надувные «червяки», «раковины» и прочие штуковины. Всё. (Вот я всё гадаю — это исключительно потому, что так режиссёр придумал, или же отсутствие бюджета немалую роль сыграло?..) Эти надувные штуки перебрасывают с места на место, швыряют в чувствах… Короче, используют для усиления эмоциональной составляющей.

Потому как именно она была основной в постановке (экспрессия — наше всё!). «Саломея» задумывалась, как творение синтетическое: чувства персонажей следовало раскрывать не только (и не столько) текстом, сколько жестами и телодвижениями. Все плавно махали руками, извивались и скрючивались вне зависимости от происходящего на сцене. Сириец (Валентин Овсюк) вообще ни секунды не стоял на месте, посекундно скручиваясь в букву зю (не зря же он был ассистентом балетмейстера). Впрочем, на фоне остальных (лишний раз не извращавшихся) он смотрелся странно и даже неуместно.

Но всё было бы здорово и необычно, если бы… Если бы актёры не выглядели так, как будто они не совсем понимают, что от них хочет постановщик, и как им существовать в рамках «Саломеи». Далеко не всем (особенно мужской части труппы) удавалось гармонично «перетекать» из положения в положение. Танцы выглядели довольно любительскими, а позы — неумелыми. Вот мы изогнулись — зачем?.. Перекидываем надувные декорации из угла в угол — для чего?.. Нет, мы, конечно, стараемся, и мы — новаторы. И в рамках 1991 года, наверное, мы смотрелись круто. Но сегодня, даже делая скидку на прошедшие годы, умолчать о том, что артисты делали не совсем то, что умели (я только про пластику говорю сейчас), я не могу.

И вот это — чуть не основная причина, по которой я не могу определиться, люблю ли я «Саломею» или плеваться от неё хочу.

Плюс характеры персонажей. Они — плоские, плакатные (чую, режиссёр так и задумывал, но хочется-то большего). У Саломеи — три выражения лица. У Ирода — столько же. Я понимаю, в принципе, для чего это делалось (в рамках сей постановки), но есть желание увидеть другое. Да, в финале почти все «модифицируются». Но эти душевные метания и терзания почти незаметны за внешними проявлениями — теми же телодвижениями, декламацией и гипетртофированной мимикой.

Между тем, я понимаю, что поставь кто эту же «Саломею» абсолютно в том же ключе в наши дни (и имей он чуть побольше денежек), картина была бы чёткая, цельная… и страшная. Видео 1991 года — а именно его финал — меня не напугало. А должно было. Я бы написала, что первый блин — комом, если б не воспоминания очевидцев, которые видели мюзикл вживую. Они — в восторге. Тогда это было явление.

Ну, а закончу я свой рассказ размышлениями об артистах, учавствовавших в постановке. Конечно, о тех, кого я видела на видеозаписи (хотя и иных краешком зацеплю).

Сразу напишу, что на 3/4 труппа поражает вокальными талантами (пока не забыла — хоры, как и в Моссовете, были записаны на фонограмму; ну, а что — весь спектакль игрался на трёх шнуровых микрофонах, которые, замечу, не мешали, а, наоборот, помогали передать происходящее, так с ними здорово управлялись… почти всегда — ну, когда Саломея, скажем, не бежала к декорации, нагибалась и хватала микрофон). Ещё бы — там же такие люди принимали участие… Ценители «Суперзвезды» в театре им. Моссовета меня поймут.

Но поедем с конца списка главных героев.

Вадим Пинский — Отрок. Этот товарищ сейчас играет в Орловском государственном академическом театре им. И.С. Тургенева (Орёл прекрасен!). В Орёл несколько месяцев назад переехал из Донецка (пишу об этом только для того, чтобы отследить жизненный путь «саломеевцев», имена которых сегодня не на слуху). Так вот, Отрок. Младший товарищ Сирийца и, ни много, ни мало, любовник царицы Иродиады (за которого ей влетает от Иоанна). Благодаря гриму ходит по сцене с одним и тем же выражением лица — бровки домиком, губки бантиком. Эдакое воплощение скорби. Хорошо поёт, но баритональный тембр не вяжется с образом мальчика. Не слишком здорово продуманный персонаж — я так и не осознала его сверхидею. Ну, да, был такой и у Уайлда. Но что он несёт публике?.. Объясните мне!

Валентин Овсюк — Сириец. Не только актёр, но и хореограф, а также постановщик шоу и показов мод. В конце прошлого века переехал в Торонто, с тех пор в Канаде обучает дефиле и играет в театре. Сириец влюблён в Саломею, и в итоге она его губит. Он совершает суицид от неразделённой любви (в первой половине спектакля) — но в постановке 1991 года как-то незаметно и… бессмысленно. Да, он долго и упорно валяется мёртвым на сцене. Но мне его вообще жалко не было. Ибо за кривляниями и изгибаниями я потеряла чувства Сирийца. Как я уже писала, на фоне остальных телодвижения Овсюка были излишни. А поёт — здорово. И играет, когда не пытается выдавать на-гора тонну экспрессии, тоже.

Валерий Акимов — Иоанн, пророк. О нём ничего не знаю… Кто подскажет? Вообще, Акимов — не «изначальный» Иоанн. «Канонические» исполнители этой роли — Юрий Цивцивадзе (позже сыгравший Иисуса в Моссовете) и — тадам!.. — Валерий Анохин, тоже моссоветовский Иисус, причём, не только в далёком прошлом, но и во вполне себе в настоящем (ну, вот же, я только в августе его видела). Несомненный плюс Акимова — внешность. В такого Иоанна, ясен день, Саломея могла влюбиться не только из-за его загадочности и необычности. А уж как он поёт — ммм… Увы, есть у Валерия и огромный минус — постоянное самолюбование. А вот как я щаааас волосы назад откину красивым движением головы!.. Мужик, ты — пророк! Соответствуй! Зато поёт великолепно, да. Рокерский Иоанн такой.

Лада Марис — Саломея, царевна иудейская. Да, да! Та самая Лада Марис! Любимая моссоветовская Магдалина для многих (эх, не моя — меня пугало Ладино стремление отставать от мелодии; хотя на альбоме она звучит шедеврально). Как я уже писала, «Саломея» и «Суперзвезда» вышли почти одновременно, и совсем молоденькая тогда, 23-летняя Лада сыграла главные роли в обеих постановках. Марис в «Саломее» прекрасна, несмотря ни на что. Да, местами видно, что мастерства ей кое-где не хватает. Ну, а что поделать — Лада только начинала свою актёрскую карьеру в 1991-м. В рамках выданной ей роли она сделала почти всё возможное. Главный минус — пластика. Марис — эдакая буратинка, угловатая и роботоподобная (мягкость и женственность движений к ней придёт чуть позже). Вот возьмём танец Саломеи, за который Ирод обещал всё, что царевна пожелает. Странные у Ирода пристрастия, я вам скажу… Но какой профиль… Какой взгляд (вот, кстати, спасибо за отход от изначального грима — «моноброви», которая полагалась всем персонажам, мы не увидим; замечу, что и у Иродиады с Иродом её на видео тоже не найдёте)… А какой вокал!.. В паре с Марис роль Саломеи играла Юлия Надервель (сейчас она трудится в питерском музыкальном театре «Карамболь») — так вот, насколько я знаю её вокал (гораздо более «прямой» и обычный; да и тембр у Юлии ниже), Надервель должна была слушаться менее выигрышно. Лада заливается соловьём, выдаёт импровизационные моменты (стоит послушать дуэтный вокализ с Иоанном), звенит и блещет. Только ради работы Марис стоило посмотреть «Саломею». Она околдовывает (и это несмотря на одномерность образа Саломеи — и даже на то, что разглядеть любовь героини к Иоанну вообще нереально; ну, да, страсть есть, но сама Марис писала, что играла влюблённую девчонку 14-ти лет).

Вера Бабичева — Иродиада, царица иудейская. Если кто не в курсе, сейчас играет в театре на Малой Бронной. И знаете что? Иродиада Бабичевой меня вообще не впечатлила. Во-первых Вера непоющая (правда, в ноты попадает). Во-вторых, ей не хватает харизмы, чтобы раскрыть свою героиню (а ведь некоторые считают роль Иродиады центральной в «Саломее» — это ж она закрутила всё, и она подбила дочь на просьбу головы Иоанна). Как-то мимо меня прошла Иродиада. Что она там страдала — не поняла я. На Ютубе есть небольшой отрывок из передачи «Театр + TV» (кстати, выложенный Овсюком — хвала ему), в котором нас знакомят с «Саломеей». А точней — с дуэтом Ирода и Иродиады. Только в исполнении второй актрисы на этой роли — волшебной Любови Полищук. Тот дуэт — вообще пятое колесо в постановке. Посреди всей эмоциональной вакханалии царь и царица вдруг начинают эдакие бытовые распри — ты козёл, а ты козлиха, я отдала тебе лучшие годы своей жизни, а я вообще зря с тобой связался… Так Полищук блистает в этом маленьком кусочке. Бабичева же непонятно что хочет донести до зрителя. Но, раз видео с Полищук не существует (или же оно пока не обнаружено?..), будем довольствоваться тем, что имеем.

Максим Суханов — Ирод, царь иудейский. Думаю, Суханова-то все знают. Так вот, этот добрый молодец тоже петь не умеет (а слух есть, и на том спасибо). И вот как раз он вместо вокала выдаёт экспрессию. Очень тяжело проникнуться мелодиями песен Ирода, так Суханов с ними беспощаден. Сразу видно, что создатели мюзикла пересмотрели Jesus Christ Superstar — Ирод выставлен эдаким комическим персонажем… пусть и не совсем в том ключе, что у Уэббера, но от параллелей никуда не деться (надеюсь, Марис не путалась, какой спектакль она играет). У Уайлда Ирод показан совершенно иначе. И я как-то не осознала, почему этот жалкий хрыч — страшный тетрарх, ещё и отбивший жену у брата, потому что «был сильнее». Да, он — спившийся трус, боящийся Иоанна до дрожи в коленках. Но раньше-то он был иным. В мюзикле же пред нашими взорами предстаёт некий трясущийся паук, и даже не совсем понятно, почему он не хочет смерти пророка. Да, притязания этого Ирода на любовь Саломеи противны — но выразительные средства, которыми пользуется артист, из какой-то другой оперы. А финальная реплика («Убейте эту женщину!») не вводит в состояние ступора, как должна бы. Точней, вру. Вводит. В плане — что это было?..

Вообще, вот. «Что это было?» — наиболее адекватное отражение моих мыслей после просмотра «Саломеи». Да, признаю — этот мюзикл опередил своё время. И не только со зрительской точки зрения. Актёры тоже не слишком-то хорошо представляли себе, что с этим всем великолепием делать.

Что будет, если поставить «Саломею» сегодня?.. Ну, и режиссёр, и артисты будут более уверены в своих действиях (а ставить этот спектакль в «классической» форме нельзя — он погибнет сразу, ещё на репетициях). Только вот…

Да, российская публика (пока?..) не требует от каждой постановки драйва и экшна. Психологизмы — наша тема. Но, тем не менее, я очень боюсь, что череда песен, без видимого развития сюжета, отвадят зрителей от «Саломеи». На мой взгляд, данное творение могло бы неплохо существовать в виде аудиоальбома или же телеверсии (хотя какой же дурак будет этим заниматься — денег-то за такое не получишь…). Но я могу писать всё, что угодно, ибо никакой реинкарнации «Саломеи» в обозримом будущем не предвидится.

Так что будем благословлять небеса за то, что такой спектакль (какой бы он ни был) некогда существовал, возможно, он спровоцировал развитие каких-то направлений на нашей сцене (а кто знает?..), а мы сейчас, если очень постараемся, можем «Саломею» посмотреть.

И увидеть ещё один этап становления отечественных мюзиклов. А это дорогого стоит.


Плюс, конечно, скриншоты. Ценителям Лады Марис — очень много этой актрисы. Остальным — и всех остальных понемножку.

12 идей о “«Саломея»: гостья из прошлого… (мюзиклофильм)

  1. avatarМарина

    Акимов и правда крут, даже не знаю, откуда взялся, но хорош. И Полищук не сравнить, это точно. Хоть вспомнить бы, кого я-то видела:)

        1. avatarvovse_ne Автор поста

          Эх… Меня мать туда не отвела… Думаю, и не знала. Хотя о «Суперзвезде» она же что-то подозревала, втирала мне об известной на весь мир рок-опере, когда уговаривала пойти в театр. Откуда вот?! 🙂

  2. avatarМихаил

    Я смотрел вживую в Театре Киноактёра. Очень мощное впечатление произвело. До сих пор помню многие фрагменты, и визуально, и на слух. Иродиаду играла Полищук (единственная, кого я тогда знал). Ирода, наверное, Суханов. В программке значился, как вариант Николай Караченцов, если не ошибаюсь. Костюмы — Павел Каплевич, он тогда очень модным был.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Кстати, да, вот, нашла упоминание об участии Караченцова в «Саломее»:

      А покорение московской публики началось с участия Е. Лагуны (тогда студентки 3-го курса ГИТИСа) в антрепризе на сцене театра Е. Б. Вахтангова в спектакле «Саломея – царевна иудейская», где её партнёрами оказались актёры Нико­лай Караченцов, Любовь Полищук, Максим Суханов и другие.

      Если б я ещё знала, кто такая Евгения Лагуна… Пишут, главную роль играла.

  3. avatarМихаил

    Думаю, я с Лагуной и смотрел. У неё более стандартная внешность, Ладу Марис, наверное, запомнил бы. Скорее всего, и Иоанн другой был, образ в памяти более адекватный.
    Вы про костюмы не пишете, а они тоже заслуживают внимания. У них общий дизайн-код, они такие «истлевшие», расползаются. Декаданс, модерн, все дела.
    Голова тоже интересная была — хрустальная.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Да, про костюмы я почему-то не упомянула. А голова даже на последнем скриншоте есть — для наглядности.

  4. avatarМёбиус

    Акимов — ни разу не Валерий, а Василий. Солист группы «Мономах».

    Постановка спектакля (видел его живьем в Вахтанговке в 1992) — качмар. Микрофоны в руках попросту убивают все действо, а ведь уже в то время Ленком и Сатирикон вовсю юзали технические новинки. Музло — на два с минусом. Это не Эндрю Ллойд Уэббер и Иисус Христос Суперзвезда, разумеется, остается недосягаемой высотой.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      За уточнение про Акимова — спасибо (ну наконец-то туман развеялся!..). Значит, в титрах видео ребята с «Сургут ТВ» накосячили. Поправлю.

  5. avatarВалерия

    Видела этот спектакль году в 1992 (?) в Питере, гастрольный. Впечатление огромное. Прошло 25 лет, до сих пор помню и сценическое действо, и потрясающую музыку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.