«Иисус Христос — суперзвезда»: старые кони и их борозды…

Поздравьте меня: я, наконец, взяла себя в руки и сходила в театр им. Моссовета на рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда»!.. И даже не спрашивайте, сколько лет я не находила сил и времени это сделать. Главное, на всё остальное меня хватало, а на «Суперзвезду» — нетушки. И это при том, что некогда я шастала в Моссовет, как на работу, и созерцала знакомый до мелочей спектакль… ей-ей, не вспомню уже, сколько раз.

А ведь моссоветовская «Суперзвезда» — знаковая для меня вещь. Это был первый представитель мира мюзиклов, который я вообще узрела в своей жизни. Случилось это летом 1994-го, а мне, согласно свидетельству о рождении, было 13 лет. Чуете? Июнь 2014-го для меня — двадцатый с «Суперзвездой» (ну, чуть затянула я с отмечанием юбилея). Более 15 лет спектакль сопровождал меня в горе и в радости, а потом я завертелась, закрутилась, замуж вышла… И даже не заметила, что не была в гостеприимном зале Моссовета страшное количество времени.

И вот свершилось: я купила билеты на 8 августа 2014 года и чудесным пятничным вечером погалопировала на Маяковскую. Знаете, сколько народу было в зале? Вот столько (это ещё не все сели, буквально через минуту все пустые кресла обретут свои попы):

То есть, спектакль идёт в репертуарном театре 24 года, его с завидной регулярностью обвиняют в моральном устарении, а каждый раз — аншлаг. Вон, заметили, даже самые верхние ярусы забиты народом? То-то же!

А я опять устроилась по-королевски (и лучше б мне забыть, сколько стоили билеты). Дело в том, что на момент заказа в партере было свободно порядка пяти мест по одинаковой цене — ну, а в амфитеатр и бельэтаж меня совершенно не тянуло (да и вообще, я же вела в театр маму — ту самую, которая 20 лет назад почти силком притащила в Моссовет меня — я же не горела желанием смотреть какую-то неизведанную рок-оперу про Иисуса). Так что пришлось выбрать лучшее из лучших: первый ряд партера, сразу справа от прохода.

Это моё любимое место. Сюда я внаглую уселась осенью 1996 года — на премьере мюзикла «Игра», — и мне загораживал сцену стройный и красивый Дёров в номере «Пресс-конференция». Буквально месяц назад я раскопала видеозапись «Игры» на сайте jcs-mossoveta.narod.ru (угу, вот такая я «внимательная», раньше найти не могла), и что вы думаете?.. Да-да, когда массовка во время «Пресс-конференции» спускается в зал, камера, как специально, перемещается чуть правее и успевает захватить некую очкастую голову в центре первого ряда. Как-то так:

В левой части кадра — белорубашечный Дёров, а в правом нижнем углу… Угадайте, чья это 15-летняя башка? 🙂 Вот такая, знаете ли, неожиданная машина времени.

Потому я задушила душившую меня жабу и решила, что моё кресло так и должно остаться моим. И, знаете, если в «Графе Орлове» в подобной ситуации мне казалось, что балет у меня на голове скачет а главные герои на моих коленях играют, то в Моссовете было полное ощущение, что я сама нахожусь где-то посреди сцены. Сначала — несколько не по себе, а потом — феерия чувств. Плюс самый центр. Зелёные-полосатые (то бишь, первосвященники), вылезая из своей ямы, оказывались от меня на расстоянии согнутой руки, товарищ Кайафа продолжил начинания графа Кролока и, дефилируя по проходу, цеплял меня своей мантией, а сцена самоубийства Иуды (точно как ария Орлова в финале первого акта) чуть не довела меня до сердечного приступа — я же всё это наблюдала с несколько сантиметровой дистанции, а сыграно было — хоть в палату мер и весов сдавай. Правда, я опасалась, что в запале чувств Иуда зацепит меня руками-ногами-головой, но годами выработанный опыт позволил бедняге повеситься без особых зрительских потерь.

Ах да, вы же, наверное, ждёте отзыв об увиденном, а не просто ностальгически-невротические излияния?.. Так я вас огорчу: я не могу, не хочу и не буду критиковать моссоветовскую «Суперзвезду». Признавая множество её минусов, я верна своей первой мюзикловой любви, которая завела меня в чащу жанра да там и оставила. Этот спектакль для меня — нечто особенное, бесконечно милое и законченное. «Суперзвезда» в театре имени Моссовета такая, какой она была всегда и какой должна быть. Эта константа хранит мою юность — да и не только мою. И, когда я сегодня сидела, разинув рот, в зале, внутренняя язва куда-то испарилась, и я просто наслаждалась происходящим.

Ситуацию усугублял состав. Почти вся «старая гвардия» — да ещё учтите, что троица первосвященников была в своём «золотом» составе (прелестный Бобровский снова отыграл ту самую роль Савла, представляете?..). И про артистов я поведаю подробней.

Только учтите: да, я отказываюсь критиковать «Суперзвезду» как спектакль. Но пройтись по актёрам сей факт мне не помешает — это я делала всегда, сравнивая один состав с другим. Конечно, я «прогуляла» несколько лет, но памяти меня это не лишило, и я отлично помню, КАК справляются с ролями мои любимые артисты. Оправдаюсь: даже критикуя кого-то, я всё равно отношусь к нему со всей возможной теплотой. Это ж «Суперзвезда», а не «Монте-Кристо»!..

Первосвященники. Кайафа — Вячеслав Бутенко. Анна — Леонид Сенченко. Савл — Александр Бобровский. Это просто must see. Тут даже комментировать нечего. Кто не видел такой состав первосвященников, может смело заявлять, что вообще не видел «Суперзвезду» в Моссовете. Взаимоотношения персонажей Бутенко и Бобровского — бесценны. Кстати, Бутенко после «Ради спокойствия нашей системы» моему любимому Бобровскому большой палец показал, но я не в курсе, он всегда так делает (вот этого не помню, простите) или действительно в этот раз так впечатлился совместной работой? А ещё Бобровский с высоты своего роста неповторимо мотыляет Иуду в сцене предательства — хватает за шею и давай трясти. Признаюсь: зелёные-полосатые в этом составе — мои любимые герои рок-оперы.

Царь Ирод — Андрей Смирнов. Милый, милый Смирнов!.. Пропущенные годы позволили мне не следить за эволюцией Ирода, а сходу посмотреть, как Андрей видит его сейчас. Прежде-то я сначала восторгалась Смирновым (особенно его подходом к гриму и вообще внешнему виду персонажа — прям «Модный приговор» какой-то), потом начала скучать. Поскольку Виноградов числился в программке, а по факту не участвовал, приходилось постоянно смотреть Смирнова. А играл он — как под копирку. Здорово, интересно… но каждый раз одинаково. А сегодня был наконец другой Ирод. Не целиком — в деталях. Ну, и жёг он отлично. Из первого ряда я имела счастье следить за мимикой — это нечто. Да уж, отвыкла я от «Суперзвезды»…

Симон Зилот — Олег Кузнецов. Всё так же неудобна Олегу тональность и вообще мелодика, но за столько-то лет он примерно осознал, как с этой бедой справляться. Этот Симон — не страждущий переворота юнец, а взрослый дяденька себе на уме (это правильно — только «Иванушки International» в полтинник ведут себя как подростки). Всегда нежно относилась к этому артисту, а после недавнего концертного «Норд-Оста» он мне вообще как родной. Приятно было видеть его на сцене. А ещё у меня есть иррациональный страх. Три тысячи лет назад я смотрела «Суперзвезду», когда Дёров страдал в «Забвении», и Зилот… забыл появиться на сцене. Несчастный Иуда громко сам с собою вёл беседу. Вот я и пугаюсь каждый раз, что картина повторится. Зря, всё было как по нотам.

Понтий Пилат — Валерий Сторожик. А вот фу и бе. Впервые имела счастье видеть этого Пилата. Во-первых, я не поняла персонаж. Он кто? Игемон, всадник Понтий Пилат? Да нет, что вы. Какой-то шамкающий комический геройчик, который почему-то решает судьбу Иисуса. Даже непонятно, что он сам с этого будет иметь. Но это полбеды — Сторожик же ещё и поёт хреново. Сцена с Магдалиной вынесла меня напрочь. Лишняя строчка а потом, вместо вокализа (который, конечно, не всем удаётся) — некое «тру-ля-ля» на проигрыш. Что это было, шеф?.. Ну, хорошо, хоть и моя вторая фобия, взращенная Адоскиным, не воплотилась в жизнь. В смысле, «жалкий мандарин» был спет не вперёд ритма. Нет, было и хорошее — «разговорная сцена» с Иисусом («Кто ты по крови?» — и т.п.). Безусловно, Адоскин делал её филигранно. Иванов — мощнейше. Бобровский играет её убийственно. Яцко… Тут у меня нет слов — Яцко мой любимый Пилат (уж простите, Александр Алексеевич). А Сторожик сыграл эту сцену хорошо — в рамках своего видения персонажа, конечно. Поразилась терпению Бобровского — когда в сцене суда Пилат-Сторожик речитативил наверху декораций, а Савл внимал внизу. Я б не сдержалась и скинула изверга, портящего роль, на фиг. Шучу. В общем, если будет возможность в дальнейшем избегать Сторожика-Пилата, я буду счастлива.

Мария Магдалина — Ирина Климова. Как мы два века назад юморили, если тебе начинает нравится вокал Климовой, стоит начать пореже смотреть «Суперзвезду». Я-то привычная, мне нравится. А мама моя на Климову попала впервые. У человека был шок. Такого вокала, говорит, в жизни не слышала. Ну, вы понимаете, о чём я. Это не похвала была. Мне-то хоть кто, только б не Гусева с Макеевой. Да и, повторюсь, к Климовой я привыкла, и меня устраивает её Магдалина.

Иисус из Назарета — Валерий Анохин. Ещё один флэшбек. Анохин был моим первым Иисусом в 1994-м. Сейчас я видела его во второй раз. Ну, что вам сказать… Классная «Гефсимания» — не «снятая» ни с кого, а спетая так, как видит и чувствует артист. Хорошо, я помнила, что Анохин первый куплет поёт с другим текстом (кто слушал птицынский вариант с Серышевым, Минаевым и Кипеловым, знает, откуда ноги растут). А то бы сильно удивилась. Ну, и я всё же остаюсь верна «Иисусам-холерикам». Панфёров — номер один в моём хит-параде. Вальц, с небольшим отставанием, на втором месте. Анохин — не моё. Пока я не увидела впервые Панфёрова, я считала Иисуса почти проходной ролью. Вот примерно такой она и оказалась для меня сегодня. Вот как хотите, а такой мой вкус. (Ну, а что Иисус довольно «сытенький», это я опущу. Хотя смотрится забавно.)

Иуда Искариот — Валерий Ярёменко. Этого оставила напоследок, ибо поразил меня сильней всех. Ну да, я достаточно прохладно прежде относилась к Иуде-Ярёменко. Лучшим был Дёров, да и Богданов — лапочка. Меня бесило самолюбование ярёменковского Иуды, его павлинья сущность и «я такой красивый, что идите все на фиг». Но то ли в силу возраста, то ли по причине скуки (сколько можно играть одно и то же?..) Ярёменко сделал совсем другого Иуду. Вот именно за ним я наблюдала с отвисшей челюстью. Он не самовлюблённый, что вы. Наоборот — сам почти юродивый, закомплексованный и нервный (вообще неуместно звучат строки про Иуду лукавого, человека без лица — раньше Ярёменко они подходили, а Дёрову и Богданову — нет, теперь и Валерий из другой оперы). Нужно смотреть повторно, чтобы понять такого нового Иуду — пока я не совсем въехала (а, может, Ярёменко только сегодня подобное сыграл?.. да не, вряд ли). Но это было круто. А уж какая энергетика пёрла… Короче, спасибо первому ряду, что я видела эту феерию максимально близко. Вау. И, как всегда, низкий поклон за сцену за решёткой — в момент заговора первосвященников. То, что делает в это время Ярёменко, непередаваемо.

Финиширую. Да, фонограмма не просто просит — она орёт и вопит, требуя обновления. Постановка несколько архаична, а костюмы вызывают улыбку. Но лично я не уверена, что хочу перемен. Это же будет уже другой «Иисус Христос — суперзвезда». А таких — вагон и маленькая тележка вне стен театра им. Моссовета.

И ох, отличный был состав!.. Ещё б вместо Сторожика Яцко — и моему счастью не было бы предела.

Возможно, чувства и эмоции мои уже не столь сильны, как тогда, лет 10 назад. Но я вновь чувствую себя юной и задорной (хотя что это я, я ж и сейчас такая). Жизнь меняется, «Суперзвезда» — вечна. 🙂

Ну, и надеюсь, что следующий поход не отложится ещё на несколько лет. Тем более, что ещё муж просится — сегодня не смог, а так жаждет повторного просмотра. Вот мне и стимул.

PS. Для закрепления эффекта — телефонофотки с поклонов.

13 идей о “«Иисус Христос — суперзвезда»: старые кони и их борозды…

  1. avatarМарина

    какой набор ужасный. Один Сторожик чего стоит. Орущая Климова престарелая, Анохин двадцать второй свежести, прям все удовольствия. А главное, этот спект уже ничего не спасет. Пока был Деров, был какой-то смысл, Глеб отлично работал, хоть и люблю я Вальца больше, а щас один Бобровский отдувается. Хочу сходить на Настю, но только с Вальцем, и при этом не понимаю, какого Иуду выбирать. Ярема не поет, а извергает звуки, кривляется, наигрывает как слон. Богданов серая скучная мышь. и молодняк так себе, судя по видео.

      1. avatarМарина

        да ясно, у каждого свои любови, в которых человек теряет объективность. Я ходила плюясь, потому что этот материал в сочетании с такими артистами, как Деров, Женя, Марис или Бобровский, стреляет вопреки всему. Просто твой каст это кошмарище.

        1. avatarvovse_ne Автор поста

          Ну, что я могу поделать? Я именно ИХС не могу рассматривать с точки зрения каста.

        2. avatarЮля

          Деров и Марис уже давно не поют, к сожалению. Для меня Марис тоже идеальное воплощение Магдалины. Хотя и к Климовой я привыкла, и надо признать, что сейчас она лучшая из всех возможных вариантов. Можно еще вспомнить Казанчеева — самого прекрасного для меня, Степина… Но время идет, приходят и уходят артисты. Кто-то лучше, кто-то хуже, но спектакль должен обновляться, меняться. Например, Бобровский в роли Пилата просто шикарен, даже нет, он бесподобен — самый убедительный и голосистый. Конечно немыслемо, что Анохин в свои годы играет 33-х летного Иисуса, я вообще не понимаю зачем он вернулся в спектакль. Жаль, что Матвейчук ушел — такого Иисуса в Моссовете не было. Он и Вальц, на мой взгляд, на данном этапе жизни «Иисуса…» — лучшие. И Богданов мне нравится, хотя раньше обожала Яременко, так что каждому свое, как говориться. И хорошо бы, чтоб спектакль шел еще много-много лет)))

  2. avatarLikani

    Как-то всякий раз, читая отзывы на эту постановку, не могу понять — она сильно изменена по сравнению с оригиналом Уэббера и Райса? Добавлены какие-то сцены, диалоги? А то никаких пересечений Магдалины с Пилатом я в обычном JCS вспомнить не могу…

    1. avatarМарина

      Разумеется, там отсебятины полно. В том числе диалог Магдалины и Пилата. Из Булгакова куски опять же. Иудин сольник «Забвение» и потом диалог с Симоном и т.д.

    2. avatarvovse_ne Автор поста

      Я вот очень люблю «вставленные» моменты. Они заполняют смысловые лакуны. То же «Забвение» даёт понять, чего вообще Иуда попёрся предавать. Ну, и развитие роли Магдалины — в оригинале, до написания Could We Start Again, Please, про неё во втором акте в принципе забывали. Полагаю, причина в том, что молоденькие авторы не слишком разбирались в законах драматургии.

      Хотя, если б я такую «осебятину» услышала сейчас впервые, сильно бы ругалась. Но Моссовету прощаю всё. 🙂

      1. avatarМимокрокодил

        Неа, мотив Иуды очевиден и без «Забвения», а эта сцена наоборот всё запутывает. 😀

  3. avatarСветлана

    А мне очень нравится то, как воплощает на сцене Иисуса Валерий Анохин. Конечно, никто не молодеет, но с моей точки зрения, он с высоты своего возраста показывает Иисуса бесконечно уставшим и мудрым. По крайней мере мне так кажется. Ну и голос)
    Недавно смотрела ввод в «Странную историю доктора Джекила и мистера Хайда» в Моссовете. Мне понравилось, спектакль только выиграл, теперь есть альтернатива: пытаться понять Домогарова с кашей во рту (если спектакль не отменят по причине болезни) или на Анохина, который отлично поет. Чуть увереннее будет, думаю, скоро в актерском плане.

    1. avatarvovse_ne Автор поста

      Ну, Иисусом Анохин — «не мой», это точно. Тут уж каждому своё.

      Но вот за «Джекила» я не переживаю. Там всё должно быть на своём месте. И я уже почти решилась пойти посмотреть, хоть в финансовом плане это сейчас и тяжко. 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.