«Последний звонок»: поначалу веселились, а к финалу прослезились…

Огонь!!!

«Когда уйдем со школьного двора под звуки нестареющего вальса, учитель нас проводит до угла…» Не просто так я вспомнила эти строки из милой и трогательной песенки. Дело в том, что вот это всё — школьная дружба, верность и преданность, светлая, чистая влюблённость, мудрые, понимающие учителя, в общем, «школьные годы чудесные» — в свежеотпремьерившемся мюзикле студентов ГИТИСа под уверенным руководством Антона Музыкантского «Последний звонок»… напрочь отсутствует.

А теперь, когда я вас заинтриговала и запутала предыдущим длиннющим предложением, расскажу всё по-человечески.

Курс Лики Руллы готовил свой дипломный спектакль долго и упорно. Самые любопытные могли подсмотреть «первые наброски» ещё летом прошлого года, когда в рамках экзамена нам продемонстрировали буквально несколько сцен, затем было ещё два «блока» показов — сначала зрителей «довели» до середины первого акта, а потом — почти до самого конца (оставив самое интересное, в качестве вишенки на торте, до премьеры). Так сказать, приедь в ГИТИС четыре раза — собери мюзикл целиком. :)

И вот — долгожданная премьера. Все права очищены, либретто переписано и переосмыслено, спортзал нового здания ГИТИСа превращён в импровизированную сцену — готовьтесь наслаждаться!

Да-да, поклонники оригинального мюзикла Heathers («Смертельное влечение», как это название традиционно переводится в наших краях), созданного на основе одноимённого фильма, могут местами сильно так удивиться, увидев, во что превратилась давно знакомая им история. Но — чу! — спойлерами запахло на этой странице! Потому, пока премьерная радость ещё жива, и далеко не все желающие ознакомились с новым детищем Музыкантского сотоварищи, я свой фонтан поприглушу и в сюжет углубляться не буду.

Скажу так: мюзикл, который стартует, как стандартная историйка про американских школьников, буквально на второй песне начинает трансформироваться в некий абсурдный фарс, заставляющий хохотать над вещами, которые, так-то, обычно считаются для смеха непригодными (нереально интересно наблюдать за почтеннейшей публикой, которой, вроде, и хочется поржать во время сцены, скажем, похорон… но как-то некультурно ж, не принято ж, да?..). Постепенно градус абсурда растёт — но тут жанр внезапно меняется снова. Приходит черёд невероятно жизненной страшилке — настолько жуткой и беспросветной, что хочется встать и уйти из зала. Потому что это твой внутренний страх — страх одиночества, неприятия, страх будущего… И проживать такие ощущения снова — очень больно. Но! Только в том случае, Если постановщик угадал, если он сумел с первого раза попасть в болевые точки зрителей. Примерно так, как это происходит в «Последнем звонке».

Самые жуткие — финальные — сцены нам как раз и не показали в прошлый раз, зимой, при прогоне на зрителей. И я вам честно скажу: штука получилась настолько мощная, что после поклонов у меня перехватило горло, и я буквально не могла ни слова вымолвить, чтобы поделиться впечатлениями от увиденного (это я-то!.. представляете себе?!).

И, наконец, окончательно устаканились «детские сцены» — ну, те, в которых мы видим персонажей много лет назад. Во-первых, конечно же, была проведена глобальная работа над актёркой, и дети теперь реально выглядят детьми. А во-вторых, эти «врезки» обрели логическое завершение (я имею в виду, что его нам, наконец, показали — в полной-то версии), и не буду скрывать — в итоге я абсолютно бесстыдно разрыдалась. Да, признаю: чтобы максимально проникнуться данным постановочным решением, мне пришлось обзавестись собственным ребёнком (как знала!..). Не будь у меня личного младенца дома, я бы просто не имела внутренних ресурсов, которые позволили бы настолько глубоко погрузиться в «детские сцены». Но то циничная я, вы-то, полагаю, и без столь радикальных мер проникнетесь.

Спектакль обрёл окончательные формы, и теперь даже спортзал, в котором играется мюзикл, выглядит не случайной необходимостью (мол, простите, люди добрые, где получилось — там и поём-танцуем-играем… и рады бы в МДМ, да не пущают!..), а продуманной режиссёрской фишечкой, великолепно отражающей реалии американской школы.

Но сразу предупреждаю: в постановке говорится о [запрещено Роскомнадзором] и [запрещено Роскомнадзором]. И эти моменты являются весьма значимыми для сюжета. Коли ваша психика настолько нежна, что вы поддерживаете Роскомнадзор всецело, то лучше купите билет на какой-нибудь другой спектакль.

А если серьёзно, я, безусловно, ёрничаю. Да, есть в сюжете и геи (ну, как есть…), и самоубийства (а вот тут не отвертишься — имеются). Но, как по мне, «Последний звонок» является идеальным примером, объясняющим, почему нельзя, по-страусиному пряча голову в песок, замалчивать такие темы.

Есть ли у спектакля минусы? Безусловно. Перечислю те, которые могу отнести к объективным (а не к моему личному восприятию).

Первое — отсутствие микрофонов. Да, сейчас мюзикл озвучивается только клавишами Екатерины Гусар (птичка на хвосте принесла, что может появиться бенд из нескольких музыкантов). Приходится вслушиваться. Но постепенно привыкаешь к тому, что никакая техника тебе не помогает воспринимать голоса, и ощущение дискомфорта уходит. (Хотя часть текста — пусть мизерная, но всё же — так и проходит мимо.)

Не забываем о том, что спектакль, при всей его шедевральности, учебный, делаем скидку на безмикрофонность и чистим уши перед выходом из дома.

Второе — длительность. Это дело с антрактом задержит вас в ГИТИСе на три часа. Вроде, и нормально — но мы-то привыкли к двухчасовым спектаклям. Да и полотно «Последнего звонка» таково, что временами становится сложновато сидеть на неудобном спортзальном стульчике. Тут действие не летит вперёд, увлекая за собой зрителей. Оно ползёт, крадётся, останавливается на перекуры в самый неожиданный момент, делает резкие прыжки в сторону, возвращается назад…

И всё это здорово и правильно — плюс поди предскажи, что дальше будет. Но к данной особенности спектакля тоже неплохо бы морально приготовиться.

А третье — это, конечно же, расположение нового здания ГИТИСа. Нужно обладать нехилой жаждой прекрасного, чтобы приезжать туда раз за разом.

Собственно, вот эти три пункта пугают меня, когда я размышляю о будущем постановки. Мюзикл планируют играть в течение года. Да, сейчас это хайп и новинка. Зал заполняется, публика хвалит, актёры (заслуженно!) счастливы. Но «Последний звонок» — история отнюдь не многоразовая. А привлекать нового зрителя — задача не из простых.

В общем, пусть мои страхи будут беспочвенны, а «Последний звонок» живёт и здравствует (и потом обретёт новую постоянную прописку на настоящей «большой» сцене).

Просто он этого заслуживает (как и любое другое детище Музыкантского, в первую очередь — абсолютно невероятная и любимая мной «Ближе к норме»… пусть бы она уже инкарнировалась во что-либо ощутимое, пусть бы, пусть бы…). Я искренне завидую студентам, которые начинают свою профессиональную жизнь в этом материале. Мюзиклов подобного качества и уровня в нашей стране, увы, по пальцам перечесть. И невероятно здорово, что сейчас мы имеем возможность смотреть ТАКОЙ спектакль.

Теперь про актёрскую составляющую. Конечно, не все студенты порадовали мою мятущуюся душу — но пусть их критикуют педагоги. Я отмечу работы, впечатлившие меня сильней всего (но это не говорит о том, что не упомянутые мной ребята-девчонки хуже — просто те, о ком пишу ниже, поразили меня в самое вот это вот сердечко).

Вероника — Наталья Инькова (прошлые показы), Ангелина Феофанова (премьера). Не имея возможности на сей раз приехать в ГИТИС несколько раз, специально выбрала день, когда главную роль играла незнакомая мне прежде Ангелина. Знаете, это очень здорово. Обе девушки точны и естественны — ну, и вокал хорош. Даже не буду советовать кого-то из них, смотрите любую.

Хезер Дьюк — Анастасия Фадеева. А вот просто нравится мне она! Идеальное попадание.

Хезер Макнамара — Валерия Петрова. Здесь нужно было наконец-то увидеть финал, чтобы оценить, насколько хороша Валерия. Поначалу (на предпоказах) у меня была масса вопросов к ней. Теперь — все сняты.

Марта — Елена Жуля. Очень трогательный персонаж — ну, и финальную часть во многом вывозит на себе (так задумано). И шикарно получается!

Курт — Эмиль Салес. Понятно, что при нынешнем опыте Эмиля (привет, «Стиляги»!) Эмилю было бы грешно не блеснуть и здесь. Но открою тайну: прежде он терялся на фоне Романа Ершова, играющего роль Рэма. Теперь — наоборот (но я без критики — может, Ершов просто переволновался из-за премьеры; зато Салес действительно «вырастил» своего персонажа на голову). Рекомендую.

Мисс Флеминг — Маруся Бережная. А это просто мой кумир. Филигранная работа без ухода в низкопробный гротеск — что в данном случае, между прочим, сделать было очень легко (кто видел — тот поймёт). Мои пять баллов уходят по этому адресу!

Отдельный поклон — Евгении Лукиной в ансамбле (ну, вы ж помните Thérèse, нет? а тут она в числе приглашённых артистов). Нереально интересно и приятно наблюдать за работой Евгении ежемоментно. Тот случай, когда маленьких ролей не бывает от слова вообще (впрочем, в «Последнем звонке» таковых изначально не существует — каждый человек на сцене так или иначе значим).

В четвёртый раз я приезжаю в ГИТИС — и наблюдаю просто феерический вокальный и актёрский рост студентов. Этих артистов бы — да вместо кое-кого бы… Но давайте побьём меня по рукам за напечатанное и не будем обгонять паровоз. Курсу ещё выпуститься надо. А там — будем посмотреть, как жизнь сложится.

Резюмирую. «Последний звонок» — крутейший спектакль. Как минимум, один раз приехать и глянуть, куда современный мюзикл на наших просторах движется, я считаю, необходимо. Ибо здесь для нас работает грядущее поколение мюзикловых артистов, а уж что нам презентует в будущем Антон Музыкантский, не рискую и предположить. Айда все в ГИТИС, друзья!

Спасибо, что конца урокам нет,
Хотя и ждешь с надеждой перемены.
Но жизнь — она особенный предмет:
Задаст вопросы новые в ответ,
Но ты найди решенье непременно!
Спасибо, что конца урокам нет!

4 идей о “«Последний звонок»: поначалу веселились, а к финалу прослезились…

  1. avatarНеизвестный Хейтер :Р

    Вот порой читаешь отзыв, думаешь, как все правильно написано и подмечено, а вот итоги у автора и у тебя совершенно разные.

    Правда, искренне удивлена таким минимальным количеством минусов. Лично мне до сих пор тяжело вспоминать всю ту бурду, которая получилась, когда в побеге от авторских прав (кстати, очень любопытно а в чем с ними проблема, мюзикл же вроде ставят в различных актерских школах?) бедных Хезерс доверху набили метафорами, подсмыслами и новыми сюжетными ветками. В общем, мораль осталась оригинальная, только объясняют ее более витиевато.

    Может, если бы мне довелось наблюдать весь процесс постройки мюзикла, сейчас бы не пришлось сидеть и пытаться понять зачем там все эти излишние нагромождения, вроде с кажущейся уже клишированной идеи с демонстрацией цикличности Жизни через разные поколения персонажей. Даже если не брать исходный спектакль, черт с ним, за количеством умных метафор теряется ответ на вопрос — а о чем оно вообще? Про кого это? Какая банька, какие пауки и причём здесь вообще Джей Ди с Вероникой, чья сюжетная линия вообще закончилась ни на чем конкретном?

    В общем, вопросов много, ответов мало, но актеры действительно чудесные. Хочется надеяться, что когда-нибудь каким то чудесным образом из этого потока сознания родится что то похожее на полноценный спектакль. А пока что — грустно. И это я даже не говорю за совершенно нелепые тексты песен.

    PS и отдельное «фи» за начальную песню второго акта. Нелепо, неловко и вообще ей богу 21 век на дворе как молодой человек вроде как даже по заграницам разъезжающий поставил что то настолько бессмысленно противное даже по меркам нашей страны? До сих пор не понимаю. Хотя народу то нравится. Но ему в принципе слово «Гей» скажи манерным голосом он смеяться начнёт.

    1. vovse_ne Автор поста

      Слушайте, прекрасный комментарий, спасибо! Люблю такие — они позволяют ещё раз переосмыслить спектакль. Сейчас попробую немного поразмышлять…

      => Лично мне до сих пор тяжело вспоминать всю ту бурду, которая получилась, когда в побеге от авторских прав (кстати, очень любопытно а в чем с ними проблема, мюзикл же вроде ставят в различных актерских школах?) бедных Хезерс доверху набили метафорами, подсмыслами и новыми сюжетными ветками.

      Тут никто от авторских прав не бегает — они, действительно, очищены. Почему был переосмыслен сюжет? Ну, как я понимаю, постановщик имел к оригинальному либретто ряд претензий, и потому представил на суд зрителя всю историю в том виде, в каком она близка ему. А вот по душе ли это видение вам — важный вопрос.

      => Может, если бы мне довелось наблюдать весь процесс постройки мюзикла, сейчас бы не пришлось сидеть и пытаться понять зачем там все эти излишние нагромождения, вроде с кажущейся уже клишированной идеи с демонстрацией цикличности Жизни через разные поколения персонажей.

      Кстати, да, я задавала себе вопрос: поняла бы я и приняла все хитросплетения и нагромождения сюжета, если б не смотрела предпремьерные версии? Я же «входила в эту воду» постепенно, и вся лавина происходящего не обрушилась на меня разом. Тут ответ дать не могу.

      И маленькая ремарка: не будем забывать, что спектакль — дипломный, потому ряд постановочных решений, хоть мы их с вами и не определим вот так походя, являются, по сути, «упражнениями», которые позволяют студентам продемонстрировать, чему их, собственно, научили. Это дело тоже не могло не оставить отпечаток на спектакле.

      => Даже если не брать исходный спектакль, черт с ним, за количеством умных метафор теряется ответ на вопрос — а о чем оно вообще? Про кого это? Какая банька, какие пауки и причём здесь вообще Джей Ди с Вероникой, чья сюжетная линия вообще закончилась ни на чем конкретном?

      Здесь не поспоришь: внезапно брошенные «на произвол судьбы» главные герои вызывают оторопь. Но! Как я старательно формулировала в отзыве, не виданный мной прежде финал буквально размазал меня, грешную, по стене спортзала. На мой личный взгляд он мощен. Потому сценарные просчёты и пробелы (которые, конечно же, бросятся в глаза при следующей поездке в ГИТИС) показались несущественными.

      И вот основная мысль, которая лежит в основе всего действа, мне как раз видна ясно. Возможно, повторюсь, потому, что я погружаюсь в него не впервые.

      => и отдельное «фи» за начальную песню второго акта.

      А вот это — самый серьёзный момент. После январских показов моя личка просто разрывалась от возмущённых криков. Причём, примерно половина собеседников сетовала, что в спектакле они наблюдали «гей-пропаганду», а вторая — что некомильфо это — геев унижать. (Ремарка для тех, кто рыдал, что в «Последнем звонке», де, нет песни отцов Рэма и Курта — это мы как раз о ней говорим… точней, о той её интерпретации, которая присутствует в спектакле ГИТИСа.)

      А песня, действительно, противна. Только вот она же отражает восприятие геев в нашем родном обществе — ни больше, ни меньше. Вот такая мерзкая каша в головах — а ведь, да, XXI век за окном.

  2. avatarЖенёк.

    Просто интересуюсь: собираетесь ли вы идти на мюзикл «Первое свидание «? Может в этот раз злые силы МДМ ослабнут?

    1. vovse_ne Автор поста

      Да, планирую, хотя пока совершенно не представляю, когда это сделать получится.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.