«Граф Монте-Кристо»: из Питера за «маской»…

…а вот теперь мы с вами возвращаемся на два с гаком месяца назад: в 3 апреля. Именно в этот день в МДМе состоялся «масочный» показ мюзикла «Граф Монте-Кристо» — того самого, что из Питера и на музыку Фрэнка Уайлдхорна.

И тут такое дело: я влюбилась в концепт-альбом этого мюзикла, когда это ещё не стало мейнстримом: прям в тот день, когда он вообще появился в продаже. Я переслушивала треки по кругу (правда, пропуская пару-тройку наиболее унылых), бесконечно кайфуя от Hell To Your Doorstep, A Story Told, I Will Be There и Every Day A Little Death. В те дни я была юна, наивна и не подозревала о том, что каждый мюзикл Уайлдхорна — это небрежно перетасованные повторяющиеся темы и мотивы. Мне просто было хорошо и приятно.

Потом я посмотрела немецкое видео и прозрела. Оказалось, что кроме 13 треков, вошедших в концепт-альбом, в мюзикле, увы, присутствуют и иные песни. И отличить одну от другой не смог бы и человек с абсолютным слухом. Вот как будто композитор такой сочинял-сочинял арии, а потом устал, понакидал квадратов схематичненьких… и тут ему на голову каааак свалится мешок с кирпичам да каааак отшибёт память напрочь!.. Вот и осталось всё в том же виде, как до несчастного случая.

Но музыкальная тоска без начала и конца была бы не самой меньшей бедой (в этом плане роману Дюма традиционно не везёт — вспомнить хоть скучнейшую и нулевую музыкально феерию под названием «Я — Эдмон Дантес»). Конечно, немецкий язык я в школе и колледже проходила, но, по большей части, мимо, так что основную часть реплик не поняла (полагаю, мне крупно повезло). Но кто на ком стоял, в общем осознала.

И вот ведь какая незадача: именно в тот момент, вдумчиво изучая видеозапись, я признала, что идиотский в сценарном плане «Монте-Кристо» Театра оперетты (он же — редкое исключение, демонстрирующее тяготы жизни несчастного Эдмона под вполне приличную музыку — спасибо Игнатьеву) отнюдь не является наибольшим злом. Да, хорошим спектаклем этот мюзикл не стал, но он хотя бы доносит до публики определённую логику, а его либретто не кажется написанным третьеклассником (там автор не младше пятого класса, отвечаю!). Ну, и драйвовенько в Оперетте, этого не отнимешь. Хотя бы не гадаешь, помрёшь ты от скуки или просто заснёшь напрочь.

Так что я не особо горевала от осознания того, что выбраться в Питер на «Графа Монте-Кристо» мне в ближайшее время не грозит. Конечно, в составе есть любимые мной товарищи, но всё к лучшему: я хотя бы не буду ассоциировать их с жестью сей.

И вдруг — «Граф Монте-Кристо» едет в Москву в рамках «Золотой маски»!.. Естествоиспытатель во мне взял верх, и я быстренько аккредитовалась на спектакль в качестве фотографа (ибо я трезво оценивала ситуацию и понимала, что только какая-то занятость — скажем, беспрерывное фотографирование — спасёт меня от отбытия в царство Морфея ещё на первой сцене).

В общем, ребята, я была права. И пусть более неудачную точку съёмки сложно было придумать (зато ракурс — ну уникален же!..), я даже ни разу не завопила от ужаса и не сбежала из зала, теряя тапки и звоня в 911.

Сейчас я попробую максимально кратко (ибо жалко мне вас, читающих) поведать, что же такого жуткого в питерском «Графе». Безусловно, часть красот и находок уже забылась — да и пыл поутих. Но это и к лучшему. Ибо, позволь я себе сочинять данный текст сразу после просмотра, вы бы с удивлением созерцали пару предложений в стиле «на ногу строителю Василичу упал разводной ключ», а остальной поток мысли просто не поддавался бы расшифровке. А мы ж культурные и интеллигентные люди, ну.

1. Венгерский постановщик Керо, по ходу, кушать не может, если в его спектакле раз в пять минут хотя бы один юноша прекрасный не оголил торс. Какое счастье для фанаток: они ж особенности анатомии любимых артистов во всех деталях знают! Эстетика, опять же! Точки экстаза зал достигает ближе к финалу, когда разорённый Фернан (в моём случае — чудесный Олег Красовицкий) в буквальном смысле предстаёт перед взорами почтеннейшей публики в одних трусах.

2. К слову, «Граф Монте-Кристо» — уникальный спектакль! На сцене сразу два моих любимых мужчины — Красовицкий и Китанин, — но это меня совсем не радует…

3. Затягивать ненужное, безжалостно вырезая основополагающие части романа — наше всё! Сцена в тюрьме — ну, которая с монахом Фариа — это просто китайская пытка, бесконечная и нудная. А добыча сокровищ?! Она ж треть первого акта длится! (да, преувеличиваю — так и они тоже, со своим-то таймингом сцен!..) Там вообще феерия: Дантес, такой, сопровождавшему его матросу Джакопо говорит: мол, чувак, мы нашли богатства, бери половину! А Джакопо ему: «Да на фига мне твоё золото! Я ж вижу — тебе верный друг нужен! Вот такую награду хочу: давай дружить, Эдмончик!..» Л — логика!

4. Да и в принципе, когда писалось либретто ГМК (можно ж я так сокращать название буду, а то пальцы устали печатать?), логика брала отгул. «Не убивай его! — кричит несчастная Мерседес графу, возжелавшему прикончить Альбера. — Он твой…» Но что-то ей помешало, и бедная женщина не успевает договорить длиннющее слово «сын» (да-да, наши монтекристосоздатели решили пойти дальше Уайлдхорна сотоварищи и, что мы особенно любим, сделали Альбера монтекристовым сынишкой). И граф ходит, такой, и прям мучается в неведении: «Мой — кто? Фанат? Приятель? Одноклассник? Президент? Восьмой Айфон? Может, мой верный пёсик? Нипанятна!..»

5. Ещё из «логичного». Всё того же графа и Альбера ловят нехорошие дядьки, приковывают цепями в темнице и сруливают в туман, обещая щас-щас вернуться и порешить нашу парочку нахрен. И что делают пленённые красавчики? Конечно же, воздев длани к небу (как приковали, так и стоят, знаете ли), поют лирическую песенку о… женщинах (вот тут прям нестерпимо захотелось передать привет Сондхайму с Pretty Women). Ой, а можно подумать, вы б в такой момент, предвкушая гибель неминучую, что-нибудь иное делали!..

5. Придумали красивую сценическую метафору и показали в лоб — это сюда. Вот граф — он же прибыл из ниоткуда — и сразу с корабля на бал. Знаете, как сей фразеологизм в мюзикле показан? Из задника сцены выезжает… парусник, на котором гордо приосанивается Монте-Кристо.

6. А тёмные очки графа на балу — это ж песня с притопом! Я молчу, что Монте-Кристо парик на парик надевает, так ещё и моднявый чел, оказывается, в очочках ходит. А что, и исторические реалии рыдают, и чувство прекрасного у зрителей. Ибо очки и парик — ну сказка же!..

7. Щас о сексе. Ладно, вычеркнули из сюжета Гайде — небеса простят. Но поменять пол Луиджи Вампе!.. Но назвать его Луизой Вампой, вырядить в чорную-чорную кожу в обтяг и назначить капитаном корабля (или, следуя тенденциям, капитанкой), «подложив» при этом под графа (который ещё и сделает красотке с пистолетом ручкой, когда Мерседес на горизонте замаячит) — это прям вау. А я, наверное, слишком озабочена, ибо не могла отделаться от мысли, что будь Луиза трижды крута и четырежды превосходила каждого из матросов в бою — как физическом, так и умственном, — но фигушки команда корабля пережила бы длительное плавание при эдаком эротишном капитане под боком. Навалились бы толпой — и прощай, Луизочка. Так-то, пирамиду потребностей Маслоу никто не отменял (хоть и хочется). И, да, роль Вампы, вероятно, интересно играть. И Агата Вавилова (в МДМе была она) делает свою работу здорово (не за красивые ж глаза в итоге «Золотую маску» получила, правильно?). Только сам персонаж от этого не становится хоть сколь-нибудь целостным, оправданным и уместным.

8. Любименькое. Как мы помним, Альбер таки сын Эдмона. То есть, Мерседес перед свадьбой сдала позиции (и её можно понять), а тут жениха арестовывают, кидают в недра замка Иф, и безутешная девушка верно ждёт возлюбленного. Всё это — под песню Every Day A Little Death, в которой рассказывается, как бегут дни, и как все страдают. И нам кажется, что за одну арию пролетают целые годы и десятилетия. И вдруг редиска-Фернан сообщает о смерти Эдмона. Крах, всё пропало, горе-беда. А теперь подумаем и посчитаем. Если Альбер — сын Дантеса, а Мерседес, выйдя замуж за Фернана, смогла скрыть сей факт от общественности (ладно, пусть муж её что-то и подозревал, но он же тоже смог сохранить лицо, ибо люд верил, что по срокам всё совпадает), значит… Горевала и плакала по Эдмону она максимум месяца два — а потом быстренько замуж выскочила, сохранила своё доброе имя и будущее сыну обеспечила. Вот быстрая мадам, что ты!..

9. В плохих пресс-релизах и неубиваемых стетеотипах существует мысль, что, мол, «наши» мюзиклы — они про душу, а «ихние», соответственно, бездуховны напрочь. Две версии «Монте-Кристо», увы, сию мудрость подтверждают. В «Оперетте» граф как мстит? Вскрывает тайны прошлого и показывает, какие его враги гады. Нельзя так себя вести, «чудовище, чудовище, к ответу его, к ответу его!» А у Уайлдхорна — прям капитализьм на выезде. Вся месть Монте-Кристо заключается в… открытии банка с красивым названием «Lerrom» (Моррель наоборот — ой, ещё одна метафора в лобешник) и в разорении противников. И никаких тебе отравлений, «вы заживо похоронили сына», «Фернан — предатель подлый» и иных раскрытий чорных сущностей оппонентов. И что это было, шеф? Бесконечное действо, окончания которого ждёшь, как праздника, — и быстренько так, в темпе, не мешая публике зевать, граф отомстил минуток за пять — и ладненько. Ну, как отомстил? Как смог, простите. Таланту небеса не дали — не то что Монте-Кристе из Москвы.

10. Ужасно-ужасно-ужасно прописанные персонажи! Про Луизу Вампу я уже поплакалась, но ведь герои все такие — нулевые и невнятные, как желе из крахмала. Хуже всего пришлось Валентине — она просто выходит пару раз на сцену, любяще хлопает глазами в сторону Альбера и что-то там разок выдаёт в адрес графа типа: «Да пофиг, что он моего отца убил! Он заинька!» Фернан-Вильфор-Данглар не имеют ни стержней, ни характеров. Это так, функции. А ведь какая богатая почва для творчества! И хорошие, талантливые артисты стараются, тащат на себе эту перегруженную арбу без колёс — и местами даже спасают ситуацию. Но авторы и постановщик сделали всё, чтобы даже напрочь гениальная труппа проиграла их «шедевральным» изысканиям.

11. Да, «Графа Монте-Кристо» если что и спасает, то только старания актёров. Но есть два человека, которые буквально на своих плечах всю дорогу прут сей неподъёмных груз — и их жалко, как родных. Я говорю о Мерседес (в Москве — Елена Газаева) и самом графе. Тут, если вы знаете, вообще анекдот с грустными началом, кульминацией и развязкой: изначально должен был играть номинированный на «Золотую маску» Ростислав Колпаков, но там у них с театром прошла любовь, завяли помидоры, и сначала в списке исполнителей числился Евгений Шириков (тут я знатно радовалась и надеялась, что хоть этот человек меня как-то примирит с происходящим, но…), а затем окончательно утвердился Кирилл Гордеев. И вот он героически прикрыл амбразуру, сделав на сцене буквально невозможное (уверена, все артисты-монтекристы этим каждый показ занимаются) и зная, что ему-то «Золотой маски» за мучения не положено. Нельзя, товарищи, нельзя так изгаляться над артистами! Им хоть молоко за вредность выдают, а?..

Откровенно говоря, изначально у меня гораааздо более длинный список претензий был, но память-то девичья. И вообще, давайте пожалеем артистов, играющих в ГМК, и заткнём мой фонтан. Если вдруг когда-нибудь посмотрю данный шедевр повторно (хотя я не знаю, что мне должны посулить при таком раскладе), выдам вам актуальный конструктив.

А пока — выдохну, ибо уж очень меня травмировал мюзикл — с начала апреля отзыв оставить не могла. Мозг болел, как вспоминала. И — отстрелялась. Я — молодец!

Что касается вас — коли вы относитесь к числу, скажем, поклонниц Гордеева, в любом случае в Музкомедию ГМК смотреть придёте. Раз в двухсотый, полагаю. Остальным советую как следует подумать. Если уж я рекомендую московского «Монте-Кристо» (в смысле — тот факт, что я вообще рекомендую этот цирк на колючей проволоке), а не его питерского братца, это говорит о многом.

Всё. Пробую забыть и развидеть ГМК, как страшный сон. Только кто мне загубленные нервные клетки восстановит — непонятно…

Flickr Album Gallery Powered By: WP Frank

Одна идея о “«Граф Монте-Кристо»: из Питера за «маской»…

  1. avatarHippo

    О да, я там была, впечатления полностью такие же. Меня ещё и вокал Гордеева травмировал. Не знаю, что там с ним было, может, болел. Но московский «Монте-Кристо» таки нежно люблю) В том числе и за классную музыку, хотя, казалось бы, где Игнатьев и где Уайлдхорн.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.