«3 мушкетёра. Das musical»: он из Германия прибыть, хороших песен привозить…

Нет, конечно, чисто теоретически я знала, что в столице нашей родины есть улица Газопровод, но прежде судьба ни разу не забрасывала меня в те дальние (по крайней мере, от моего места жительства) края. А вот о чём я точно не имела ни малейшего представления, так это о том, что где-то между стандартных панелек притаился уютный ДК «Маяк», в котором все желающие имели редкую возможность посмотреть не абы что, а мюзикл «3 мушкетёра»… Хотя давайте обо всём по порядку.

Творчеством арт-группы «Fellowship» я интересовалась давно. И даже искренне рвалась на их «Ребекку» (ну, моя любимая «Rebecca» ж — известный немецкий мюзикл, который «Fellowship» показывали, страшно сказать, в 2008 году), но что-то меня удержало. То ли тот факт, что роль фантасмагорической миссис Денверс играл некто Фальк — человек, безусловно, талантливый, но я издревле опасаюсь внезапной кросс-гендерности на сцене. То ли моё личное раздолбайство и ещё неполное погружение в те доисторические времена в жанр столичного мюзикла. Впрочем, то дела давно минувших лет, мои сетования на мою же безголовость и просто факты галочки ради.

А сейчас в нашем активе та же арт-группа «Fellowship», их «3 мушкетёра» и внезапное приглашение в гостеприимный зал ДК «Маяк» (ещё раз низкий поклон!).

Я всегда говорю, что существует ряд тем, касаться которых (в смысле — презентовать на сцене) могут или бесстрашные гении, или талантливые пофигисты, или безмозглые идиоты. Это так называемая «классика», вбитая в головы людей c детства, вошедшая в их культурный код и вызывающая стойкие ассоциации. Например, я говорю: «3 мушкетёра!» А хор голосов мне в ответ: «Боярский! Каналья! Тысяча чертей! Пора-пора-порадуемся! Там лилии цветуууут!..»

Состязаться с таким недостижимым идеалом не просто сложно — практически невозможно. И что же делает «Fellowship»? Отбросив лишние страхи, берётся за изначально голландский, впоследствии — местами изменённый немецкий (и, если я ещё что-то понимаю в этих «Мушкетёрах», именно берлинская версия легла в основу московской постановки) мюзикл «3 Musketiers» aka «3 Musketiere».

Есть, конечно, риск, что публика не примет, но уж больно милы песни в этом спектакле. Тем более, что практически в самом начале звучит боевая вещь «Heut ist der Tag» («Время пришло»), а следом лакирует впечатления шикарная ария «Milady ist zurück» («Я снова здесь» в исполнении Миледи, которую я, кучу лет назад впервые послушав аудио мюзикла, безостановочно крутила по кругу). И пусть от Атоса всё равно хочется откровений, про чёрный пруд с лилиями, а не соплей про «хрустального ангела» («Engel aus Kristall»)… впрочем, исполненных столь темпераментно в версии «Fellowship», что ах… Но музыка в голландско-немецких «Мушкетёрах», без всякого сомнения, хороша.

И потому с самой первой сцены понимаешь: а нет, это — не про Боярского, это — совсем другая, пусть и знакомая история. И принимаешь. И проникаешься. А почему? Ведь одни старания композитора кашу не сварят. А я сейчас объясню.

В общем, сразу признаюсь: я понятия не имела, что эти «3 мушкетёра» мне так понравятся. И ведь нет ни бюджета, ни рекламы, ни громких имён… Да в труппе, кроме любителей, присутствуют профессиональные актёры и вокалисты (и их, чего уж греха таить, видно и слышно сразу). Но всё действие ведётся на одной лаконичной декорации (то есть, коли помните, как я и люблю — если речь идёт о хорошем, качественном минимализме), а из спецэффектов, пожалуй, только любовь всех тех, кто работает в спектакле на сцене или за ней, к своему детищу и горячее желание подарить зрителям праздник.

И ведь картинка не выглядит «дешёвой» — прекрасные костюмы и бутафория (включая шпаги), отличная хореография и её исполнение (ах, я просто влюбилась в танцоров, которые блондин и экзотический брюнет — они ещё и актёрски молодцы), «живые» музыканты (клавиши, гитара, бас, ударные), грамотная работа со светом… Присутствует главное: чувство стиля. Именно оно делает любую постановку «вкусной» (вот вам и намёк, почему, в частности, я не люблю «Анну Каренину»).

Да, не скрою, местами возникали претензии к режиссуре. В числе прочего, сильно печалило, что диалоги, казалось, репетировались и ставились «по остаточному принципу». Вот идёт песня — массовая, многоголосная, феерично спетая — так, как я вообще не в каждом театре с громким именем слышала, филигранно станцованная, вот прям кажется, что ночью каждого разбуди — спляшет и свокализирует на ура (здесь замечу, что я давно не созерцала столь массовых спектаклей, как «3 мушкетёра» от «Fellowship» — я даже не смогла сосчитать, сколько человек участвовало в мюзикле, и ведь все работали, как единый слаженный механизм)… А потом — персонажам надо поговорить, и история просаааживаетсяяя…

Наверное, слишком много сил угрохали в песни (и правильно! результат того стоил!), а на диалогах выдохнули и расслабились. И их восприятие публикой целиком и полностью зависело от таланта артистов. А тут — кто как…

Только ведь «3 мушкетёра» — это мюзикл с немецкой пропиской, но французской душой. Я имею в виду, что «двигают действие» именно диалоги (пусть короткие и немногословные, но насыщенные), а песни — это так, это чтоб передать мысли и чувства персонажей. Надо б на диалоги поднажать.

И главная претензия. Герой выходит на сцену, встаёт на точку — и только в этот момент начинает играть. Ну да, это касается далеко не всех, но вот прям те, кто в программке на верхних строчках напечатаны, таким грешили.

И ещё. Надо. Учиться. Падать. Темпераментно толкают то одну, то другую даму — а она, знаете ли, эдак ножку тюк под себя — и, ну, типа, я грохнулась. Да знаю, знаю, сценическое падение — одна из самых сложных задач (особенно, если на тебе микрофонная система, и страшно повредить её), но прямо больно было в эти моменты на сцену смотреть.

Но это всё ерунда, которую, во-первых, легко подкорректировать, а во-вторых, ай, видала я постановки пафосных именитых театров, которые и рядом с «Мушкетёрами» не валялись. В данном случае моя критика из серии: «Кого люблю, того ругаю». Ибо — ну, здорово ведь, а чуть подлакируй — и вообще шикарно будет.

Долго думала над сменами сцен — они проходят на затемнении, зачастую длинненьком, разрывающем действие. Половину первого акта была уверена, что нужно было бы делать перестановки (а что там — принести-унести пару скамеек-стульев-алтарь) прямо по ходу следующей сцены, «наживую», выглядело бы гармонично — и так полно стилизации и обозначений.

А потом осознала — неее… Мюзикл — очень длинный (3 часа с антрактом), в нём происходят постоянные перемены места и даже времени действия. Вот именно в обсуждаемой постановке паузы с затемнением дают возможность публике выдохнуть и прийти в себя. Будь оно иначе — помер бы весь зал от усталости. Так что здесь всё правильно.

С замиранием сердца ждала батальных сцен — это камень преткновения и для опытных в мастерстве махания шпагами артистов, а тут и подавно. А дерутся, как и подобает «Трём мушкетёрам», все и постоянно. Ну что вам сказать… Да, это не чемпионат мира по фехтованию, и, да, попытка (совершенно правильная и похвальная!) превратить бои в танец заметна, пусть и не до конца идеально реализована. Но для некоммерческой постановки — очень и очень хорошо.

Сейчас будет самый главный абзац в отзыве (вот я серьёзно, внимайте). Сидя в зале «Маяка», я, совершенно неожиданно для себя, поймала себя же на мысли, что давно так глубоко не погружалась в действие на сцене. Вот правда: пялилась на происходящее, затаив дыхание, и кайфовала. И, что характерно, наибольшие эмоции вызвали раскритикованные мной чуть выше диалоги, а не песни (которые, повторюсь, сделаны отлично).

Ну да, я с детства знаю историю мушкетёров — и вот вам, получите. Сижу и впитываю. И плевать тогда на мою критику — ведь мне было хорошо, и хотелось, чтоб спектакль не заканчивался. Честно — браво! Мои аплодисменты и низкий поклон!

Нет, это не любительский уровень. А профессионализм подтверждает, в частности, тот факт, что на сцене в таверне у поющей артистки вырубился микрофон (а у всех бывает; привет, скажем, «Продюсерам» и «Поймаю»), и почти мгновенно инструментал был выведен на минимальную громкость — чтобы зрители смогли услышать вокал (и ведь девушка, умница, продолжала петь, как ни в чём не бывало).

«3 мушкетёра» от «Fellowship» — на самом деле хороший спектакль. И я его, без всяких отмазок, рекомендую. 17 ноября (ну, когда я смотрела мюзикл) был предпоследний показ. Если я не путаю даты, то можно под закрытие занавеса приобщиться к «Мушкетёрам» 26 января.

Только предупреждаю: не пугайтесь либретто! Как услышите редкую чушь, знайте: здесь «Fellowship» не виноваты, тут авторы мюзикла постарались. Это я, скажем, про те моменты, когда Миледи и Рошфор внезапно «смешно» начинают подставлять друг друга перед Ришелье, стараясь занять место «любимой жены» (это ж мюзикл, ага, в мюзикле ну просто обязаны быть если не полностью, то хотя бы местами комические персонажи). Или, например, когда выкраденная и спрятанная в монастыре Констанция интересуется у Миледи, мол, зачем вы меня украли, а потом ну-максимально-логично, без какого-либо смыслового перехода продолжает мысль: «Неужели вы никогда не любили?!»

Тем не менее, в целом либретто «Мушкетёров» вполне удобоваримо. Только следует учитывать, что это только у нас главный герой повествования — бравый д’Артаньян, ибо он — Боярский; да и вообще наш отечественный мюзикл (а, да, все же в курсе, что изначально то, что мы с детства видим на экранах, все эти «красавицы и кубки» вкупе с «ах, много, сударь, много, восемнадцать», было написано и поставлено в качестве театрального мюзикла?) исключительно выпукло этого персонажа Дюма представил. За рубежом по старой доброй традиции считается (да любой фильм посмотрите), что «3 мушкетёра» — история про храброго Атоса и его отношения с Миледи, а д’Артаньян и Констанция — так, мимо пробегали, милые такие, юные, влюблённые, бестолковые…

Вот и голландско-немецкий парень-гасконец примерно такой — почти никакой, а Портос с Арамисом — что-то вроде функций, которым только из-за присутствия в романе необходимо тоже быть на сцене. Всё это говорит о том, что артисты выполняли, кроме прочих, ещё одну сверхсложную задачу: сделать своих героев живыми и интересными. И — да! Получилось!

В общем, так я плавно и незаметно перешла к рассказу об актёрах. И, знаете, перечислю всех, кто в главных ролях, по программке — заслужили! (Остальных описывать боюсь — если я эту толпу здесь поимённо упомяну, сайт упадёт. :) Но все, как один, огромные умницы!)

Джеймс / Папа д’Артаньяна / роли в ансамбле — Георгий Годжиев. Все хороши, но особенно мне полюбились комические ипостаси Георгия. Искренне радовалась его работе.

Рошфор — Лев Толмачев. Недурно крутил интриги и даже без моральных потерь справился с дурацкими «спорами» с Миледи (снова «поблагодарим» авторов мюзикла за это чудо). Опасный тип, избегайте его!

Людовик XIII — Владимир Яшунский. Замечательная работа! Невероятно смешной и столь же очаровательный персонаж. Один из моих любимчиков.

Бэкингем / Конферансье — Владимир Погонец. Мои респекты за такого Бэкингема! Роль ведь, по сути, масипусенькая, но Владимир сделал всё, чтобы она заблистала.

Анна Австрийская — Марина Малышева. На неё могла бы любоваться вечно. Здесь вам и величественная, царственная мать нации, и любящая женщина, и попавшая в капкан мечущаяся бедняга… И — вокал! Небеса, как она поёт!.. Слушала б и слушала.

Миледи — Ольга Павлова. Увы, настало время критики. Не хватило Ольге внутренних ресурсов для воплощения на сцене стервозной сердцеедки, плетущей мастерские интриги. То ли переволновалась, то ли просто не её амплуа — не знаю. Но за финальную сцену — диалог с отравлением Констанции и объяснение с Атосом — практически всё готова простить. Может, Ольга просто призвана играть героинь, а не женщин-вамп? И чуток грубоват и грязноват вокал для партии Миледи. Это лечится трудом и временем, потому просто отмечу, но ругать не буду.

Констанция — Мария Смолова. Ну, Констанция — она просто «голубая героиня», младая дева, которую надо любить с первого взгляда за чистоту и красоту. Такая её функция в спектакле. Мария была мила и нежна, в общем, Констанция на все сто. И, кстати, знаете, какой момент мюзикла получил максимум оваций зала? Ну, да, мистическая и ударная ария Ришелье, конечно. А ещё — трио Анны, Миледи и Констанции. Это было точно, правдиво и очень здорово. Дамы круты!

Ришелье — Павел Четверин. Ох какой кардинал с дьявольским взглядом! Человек с тяжёлой поступью и величественностью во всём, который только наедине с собой позволяет прорываться истинным эмоциям. От Ришелье зависит львиная доля успеха любого прочтения «Трёх мушкетёров». «Fellowship» сделали верный выбор!

Атос — Павел Дорофеев, Портос — Андрей Малышев, Арамис — Юрий Ильин. Дорофеев — мой отдельный фаворит. Как я уже сказала, Атос здесь — чуть ли не главнее д’Артаньяна. И за Павлом я наблюдала порой в ущерб основному сценическому действию, уж больно он был интересен в своём сценическом существовании. А главное — настоящий мужчина! Чудесен ежемоментно Портос-Малышев, а от персонажа Арамиса создатели либретто оставили такие рожки да ножки, что его любвеобильность обозначается исключительно в сцене первой встречи с д’Артаньяном (ну, помните же — упавший платок). Так что Ильину досталась задачка со звёздочкой — и он ведь сотворил интересного и привлекательного героя.

Д’Артаньян — Максим Раковский. Тут смотрите. Класснейший вокал — даже фальцетные моменты были исполнены чистейшим образом. И… слабая актёрка. Но нельзя же, нельзя ругаться на такого Д’Артаньян, ибо Максим столь обаятелен и как-то необъяснимо харизматичен, что его героя любишь, закрывая глаза на все огрехи. Актёрское мастерство — дело наживное (при наличие таланта), а вот притягательность для зала — штука врождённая, природная, её на базаре не купишь. И она творит чудеса, делая неточности в игре абсолютно неважными.

И как промолчать про любимицу зала — лошадь Картофелину? Сначала она вызвала у меня шок (что это, мол, вообще такое за чучело, и почему лошадиный костюм решили воплотить в жизнь именно так?..), потом — искреннюю, совершенно детскую радость, а на поклонах я была готова стоя ей аплодировать. Идеально такая Картофелина легла в канву повествования.

Пришло время резюмировать повествование, и тут я непреклонна: если любите мюзиклы, то в январе ДК «Маяк» вас ждёт (полагаю, билеты будут доступны на сайте заведения… ну, и прямо перед началом спектакля их купить можно).

Я очень ценю и уважаю людей, которые подходят к постановке столь ответственно, честно и глубоко. А если в итоге получается крепкий, хороший спектакль, захватывающий всё внимание зрителей, то и думать не стоит — надо смотреть! Тем более, что таких «Трёх мушкетёров» вы ещё не видели!

4 идей о “«3 мушкетёра. Das musical»: он из Германия прибыть, хороших песен привозить…

  1. avatarПавел Ефремов

    Сходили с женой на последний показ вчера. Ришелье действительно прекрасен, миледи (целенаправленно шли на Елену Ханпиру) тоже, Д’Артаньян вполне себе вписался. Остальные вокально тоже не вызывают нареканий, разве что Атос, как показалось, несколько не дотягивал.
    А вот с точки зрения музыки как-то ничего не запомнилось, хотя живая группа — это несомненный большой плюс.

    1. vovse_ne Автор поста

      Я тоже была на этом спектакле, скоро напишу о нём. Д’Артаньян — нереальная умница! Настолько подтянуться актёрски за пару месяцев — невозможная задача! Атос (как и несколько иных людей из труппы), как мне показалось, пал жертвой холодов. Вполне возможно, виной неидеального вокала банальная простуда (сужу по прошлому разу, когда было гораздо стабильнее).

  2. avatarГоджиева Ольга (зритель)

    Я современными «московскими» музиклами совсем не увлекалась (даже не знала об их существовании).
    На «3-х Мушкетёров» от «Fellowship» пошла только потому, что там сын оказался (неожиданно для меня талант прорезался). Ну, думала, посмотрю самодеятельность (не такоЭ переживали)…, а оказалось так профессионально!!!
    После этого поинтересовалась некоторыми коммерческими постановками разнообразных произведений и осознала, что наша — просто ЛУЧШЕ многих!
    Арт-группа «Fellowship» может ещё и одну и ту же постановку немного по-разному представлять.
    Если Вы не видели предыдущие спектакли, то у них П. Четверин, это тот, который сейчас Кардинал, был — Д’Артаньян, а Ю. Ильин, нынешний Арамис, был Кардиналом.
    Кардинал получался больше религиозный фанатик чем интриган, а Д’Артаньян был чуть ближе к классически-советскому, а не 100% «Слабоумие и Доблесть», как сейчас. И красиво уносил на руках со сцены усопшую Констанцию, а сейчас, в силу Д’Артаньянской субтильности, пришлось привлекать группу монастырок (хи-хи).
    Артисты какие хорошие, а! Если не знать, кто кем был, ни за что не поверишь!
    Также, не могу не отметить исполнителей всех «остальных» ролей С. Смолова и Г. Годжиева, Они только, что Картофелиной не побывали! исполняли по 2 -3
    (кто больше), а то и четыре роли. Причём, в одном спектакле. Причём, абсолютно разные: драматическую (Папа), отрицательную (Бонасье), комедийную (Джеймс) и героическую (Капитан).
    В общем: что немцу — Das musical, то русскому — арт группа «Fellowship»!
    Следующую постановку Арт-группа «Fellowship» кажется планирует » Белое Рождество». Интересно, что у них получится из классики американского мюзикла?…

    1. vovse_ne Автор поста

      Спасибо за столь развёрнутый комментарий. Да, мне рассказывали о д’Артаньяне-Павле и о том, что это было ближе к варианту Боярского. Откровенно говоря, мне это сложновато представить именно в рамках данной постановки, но, полагаю, было крайне интересно.
      С. Смолова и Г. Годжиева я отметила ещё во время первого просмотра, 26 января закрепила впечатление. Действительно, молодцы. Кстати, наличие в постановке вот такого «многофункционального ансамбля» — это ещё один показатель уровня спектакля.
      И следующую постановку буду ждать с нетерпением. И мартовского концерта тоже. :)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.