«Джейн Эйр. На краю бездны…» Давайте знакомиться! (аудио)

Рассказывать о мюзикле, который пока ещё не родился, особенное удовольствие. И сейчас я поведаю о весьма симпатичной, на мой взгляд, вещи, которая называется «Джейн Эйр. На краю бездны…»

Вы, быть может, знаете о моей «беззаветной любви» к творению Театра оперетты по роману Шарлотты Бронте. Я смотрела там мюзикл «Джейн Эйр», хватаясь за голову и рыдая от ужаса. Отзыв об этом спектакле я писала три с половиной года назад и сейчас ответственно заявляю, что до сих пор согласна с каждым своим словом.

В том же далёком 2015-м со мной впервые связался Ильдар Сакаев, композитор из Уфы, который тоже создал мюзикл о Джейн Эйр и захотел рассказать о своём детище. На старой версии сайта была страничка, посвящённая «Джейн Эйр. На краю бездны…» (да-да, вы уже, конечно же, поняли, что так и называется творение Сакаева), и я не вижу никаких причин, почему бы ещё раз не напомнить всем желающим (а особенно — продюсерам, режиссёрам и разнообразным творческим группам, которые жаждут свежего материала) об этом мюзикле.

Тем более что за прошедшее время «Джейн Эйр. На краю бездны…» приросла новыми ариями (теперь в 2-актной версии их 24) и приобрела классическую законченную форму. В 14-й по счёту редакции либретто появилась новая сюжетная линия, которая смещает некоторые акценты поступков героев и до предела обостряет интригу. Сейчас я предлагаю вам прослушать промомикс, предоставленный композитором (кстати, он же является и автором стихов и либретто!), чтобы получить максимально полное представление о мюзикле.

А теперь — подробности (их я ответственно скопирую из текста трёхгодичной давности — а всё равно никто не помнит, написано бодренько, и ничего в моём мировосприятии не поменялось, хоть и писать я стала чуть иначе… но кто заметит? 🙂 ).

В отличие от опереттовского «аналога», у мюзикла Сакаева есть ряд объективных плюсов: симпатичная (пусть и «попсовая» — в хорошем смысле этого слова) музыка, осмысленные тексты и почти дословное следование сюжету Бронте (это вам не детская сказочка от Кавалеряна, в которой от романа остались рожки да ножки).

Безусловно, сам автор признаёт, что следует канонам нелюбимых мной французских мюзиклов (и причины выбора Ильдара я опишу чуть ниже). Однако он лукавит: его песни — это не просто концертные выступления, вставленные в сжатые диалоги мизансцен, а номера, наполненные смыслом и близкие к тому мюзиклу, который я ценю. Даже в сольниках герои не просто изливают свою душу и дают нам понять, что же они переживают там, глубоко внутри, но и сообщают важные для сюжета идеи. Например, Джейн именно вокально объясняет, по какой именно причине она покидает Рочестера, узнав, что тот женат (что нетипично для «французской» схемы).

Так что мы имеем некий гибрид, который опирается на «французские» каноны, но отрицает бессмысленность песен — а это уже наша, отечественная школа, как ни крути.

А вот и сам Ильдар Сакаев

Работу над мюзиклом Сакаев начал ещё в 2009 году. Как он сам рассказывает, прежде сочинял только отдельные песни, но рано или поздно приходит желание проявить себя в «большой форме». После некоторых раздумий выбор пал на «Джейн Эйр» (ибо материал благодатен для автора мюзикла… если он, конечно, не сочинял для Театра оперетты). Несмотря на то что Ильдар к тому моменту написал тексты примерно к 400 песням на русском языке и около 100 на английском, он сомневался, что «глобальное полотно» — мюзикл — окажется ему по силам, и потому попытался сотрудничать с неким мастеровитым в этом плане, как казалось, товарищем. Но тот через полгода представил пару стихотворений, имеющих мало отношения к «Джейн Эйр» и мюзиклу в целом, и Сакаев решил попробовать сотворить не только мелодии. Результат мы все видим. Вот честное слово, Кавалерян (лауреат «Песни года» в данном жанре, а не просто мимо проходил) проиграл здесь по всем фронтам.

Почему «французская» схема? Ильдар мне сильно помог в этом вопросе, оставив комментарий в блоге. Потому я не буду пересказывать его речь, а просто скопирую уже написанное:

…всё дело в том, что Вы пытаетесь подойти с одной и той же меркой к абсолютно разным вещам. Mюзиклы бродвейского типа (в том числе Sweeney Todd) написаны с музыкальной точки зрения по канонам классической музыки и используют приёмы оркестровки и вокального исполнения именно этого жанра, а франкофонные (Король-Солнце, например) выполнены в поп-роковой манере — просто потому что именно так нужно создателям. И вот когда написаны хорошие песни (подчёркиваю — песни, да-да, куплет-припев-куплет-припев — и это не плохо, это стандарт, структура у нормальной композиции такая), их даже плохими режиссурой и либретто не убьёшь. И народ, а не только заядлые театралы, ходил и будет ходить на эти шоу. КС — 5 лет стационара, почти всегда с аншлагом. А музыку к КС, между прочим, писали 6-7 человек, причём очень талантливые и именитые композиторы и музыканты-продюсеры, которые серьёзно продвигают современную французскую музыку на международном рынке. Поверьте, это крутые ребята, и их песни и аранжировки как раз и делают «мясо» этого продукта. И посему это 2 разные дороги. В вашем случае — Бродвей, Уэст-Энд, опера, оперетта, музыкальный спектакль, а в нашем — пиршество попсовых (в смысле приятных запоминающихся) мелодий, драйв и приятное времяпрепровождение. Ну, для меня в мюзикле главное — материал, то есть музыка, тексты, либретто. Для меня тоже, полностью согласен. В хорошем мюзикле главное — музыка, хорошая музыка, и в том числе и хорошая поп-музыка…

То бишь, основной упор — на музыку, песни. Нужно, чтобы зрителям понравилось, чтобы эмоциональная составляющая преобладала над остальными, и в итоге достигалась бы цель создателей мюзикла. Я, безусловно, свою точку зрения не поменяла, но Ильдара понимаю прекрасно (к тому же повторюсь — он создал нечто большее, чем предполагает стандартная «французская» схема).

Теперь немного об истории создания мюзикла — и я снова процитирую Ильдара (его письмо датировано 5-м января 2015 года):

В 2009-м я начал искать сюжет (примерно месяцев 6-8, сначала был вариант с Шекспиром), 1-ю вещь («Пролог. Только небо, только звёзды…») писал полгода, аранжировки начали делать примерно весной-летом 2010-го, первые вокальные сессии, по-моему, состоялись осенью 2010-го, дальше работа пошла плотнее (я писал и в рабочее время, и в отпуске, и все субботы-воскресенья), к лету 2012-го на руках было 12 песен, затем в Болгарии за 2 недели написал ещё 6 вещей (ну, заготовки, конечно, были). К весне 2013-го в общей сложности записали 22 песни. Затем с полгода писал финальную, в новогодние праздники 2014-го записали и свели. 5 раз делал редакцию либретто, в результате последнего раунда решил написать ещё одну, 24-ю вещь («Перемены»). Голос уже прописали, в ближайшие дни пропишем гитары и сведём.

Повторюсь, это написано несколько лет назад…

Потом (практически вплоть до лета 2017 года) последовали многократные правки либретто, появилось ещё несколько новых арий, 4 песни отправились в глубокий запас по причине затягивания сюжета, пара-тройка старых композиций подверглась переаранжировке в более драматичной манере и была перепета другими вокалистами.

Как вы понимаете, работа началась задолго до того, как Брейтбург и Кавалерян начали создавать свою «Джейн Эйр» (читаем на сайте Кавалеряна: «Мюзикл был написан композитором Кимом Брейтбургом и автором либретто Кареном Кавалеряном в 2012-13гг.»). Гораздо интереснее тот факт, что авторы знали, что где-то в Уфе Сакаев пишет мюзикл по роману Бронте (информация верная, не ёрничайте: просто уже в 2011 году Сакаев показывал часть материала московским продюсерам и певцам из мюзикловой тусовки). И несложно сделать вывод, что именно идея Ильдара вселила в головы творцов, никогда ранее не обращавшихся к зарубежным романам, мысль о сотворении собственной «Джейн Эйр». Материал Сакаева не понадобился (хорошо хоть не позаимствовали ничего), и московская «Джейн Эйр» в данный момент ударно печалит понимающую публику

Стоит ещё отметить, что родному городу Ильдара от души прилетело предыдущим творением Брейтбурга-Кавалеряна — «Голубой камеей». Именно в Уфе, если мне не изменяет склероз, состоялась «мировая премьера» этого «прелестного» мюзикла про графа Орлова и княжну Тараканову (но, в отличие от «аналога» Театра оперетты, который честно именовался «Графом Орловым», с хэппи-эндом). Ежу понятно, что в Москву дорога этому проекту была закрыта надолго, а ведь, в отличие от «Джейн Эйр» тех же авторов, в «Камее» есть хотя бы запоминающиеся мелодии. А вот само либретто — ну полный ужас же.

Ильдар Сакаев же попытался создать нечто качественно отличное, но… В Москве появилась своя «Джейн Эйр» (чтоб ей икалось по ночам), а автор искренне надеется поставить свой мюзикл в Уфе… или ещё где-нибудь. Ну что я могу сказать? Пожелаю удачи. Причём искренне.

Что ж, теперь я коротенько резюмирую мои собственные впечатления от материала и плавно перейду к выводам.

Либретто. Поскольку я читала его, то могу с уверенностью отметить, что диалоговая часть сведена к необходимому минимуму, а львиная доля происходящего раскрывается через песни. Что же касается сюжета, то я в очередной раз порадуюсь уважению к роману Шарлотты Бронте и следованию его сюжетной линии (имеется даже небольшая, но важная для финальной части сцена в Мур-хаусе, равно как и присутствующие в оном родственники Джейн — Мэри, Диана и Сент-Джон).

Сохранено настроение романа. Школа — тёмное и грустное место. И эпидемия тифа не обойдёт бедных девочек-учениц стороной. И миссис Рид — не комический персонаж, жаждущий выдать дочерей за Рочестера (если кто не понял, я упоминаю «шикарные находки» Брейтбурга и Кавалеряна), а злобная страшная тётка.

Знаете, почему-то авторы отечественного мюзикла привыкли развлекать публику, наивно полагая, что печальная история залу не по зубам (угу, это нам-то — взращённым на «Юноне и Авось» и подобным слёзовыжимательным вещам). Сакаев же зрителей уважает и не боится их огорчить, а, следовательно, не превращает героев в «юмористов» петросянистого пошиба.

Музыка. Я выше уже сей эпитет писала, но он будет наиболее правильным в данном случае: музыка симпатична. Ни одна песня не вызывает желание пропустить её и внимать следующей (а я переслушивала «Джейн Эйр. На краю бездны…» частенько — и не для написания уже этого отзыва, а просто удовольствия для). Думаю, и из зала мелодии воспринимались бы отлично и сразу «ложились на ухо».

Стоит заметить, что Сакаев глубоко в материале, и его выбор «французского направления» сделан не просто так, а после вдумчивого ознакомления и с бродвейскими, и с франкофонными мюзиклами.

Тексты песен. Самое слабое место отечественного мюзикла — так уж сложилось. Тексты Сакаева не вызывают желания застрелиться или взять и переписать их. Всё точно, ровно и грамотно (плюс хочется отметить отличное чувство языка). Правда, некоторые места поначалу вызвали у меня вопросы, но, сходив в Театр оперетты и осознав, что «осовременивание» текстов может принять катастрофические масштабы, я пришла к выводу, что Сакаев держится в допустимых рамках.

Вывод. Да, я не фанатка французской школы мюзиклов. А Ильдар Сакаев — напротив. Но его «Джейн Эйр. На краю бездны…» я не могу считать «полноценным» мюзиклом во французском стиле — несомненно, корни уходят туда, но получилось нечто более осмысленное и, наверное, близкое по духу тем, кто родом из СССР (а ведь наши старые музыкальные сказки были написаны подобным образом и по похожей схеме, вы не находите?..). Не уверена, что Ильдар сочтёт эти фразы похвалой, но это она и есть.

Лично мне по нраву этот мюзикл. Увы, я — не продюсер, и не принимаю решение о том, что стоит поставить на сцене одного из театров, а что — нет. Но я, честно, надеюсь, что в один прекрасный день «Джейн Эйр. На краю бездны…» Ильдара Сакаева предстанет перед публикой. Уфимцы, организуйте сбор подписей за это дело, что ли… А то привезут к вам нашу «Джейн Эйр» — сами же плакать будете!..

Так что, господа продюсеры и руководители театральных коллективов, как следует подумайте и, ежели прельстит вас такой мюзикл, срочно пишите автору (найти контакты можно, например, в группе ВКонтакте, посвящённой «Джейн Эйр. На краю бездны…» — ну, или ко мне постучитесь, помогу связаться). И да пошлёт вам Мельпомена полные залы и бесконечные аншлаги! 🙂


Напоследок покажу вам людей, исполнивших демо-версию мюзикла. Вы их голоса слышали в промомиксе. Ильдар честно признался, что не все певцы являются профессионалами, да и Рочестер-тенор меня смутил, но это ж демо, а в полноформатном масштабе… или в полномасштабном формате, по словам автора, планируется всё-таки баритон.

Впрочем, главное, что эти люди помогли нам познакомиться с «Джейн Эйр. На краю бездны…» Посмотрите в их прекрасные глаза!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.