«Монте-Кристо»: после финала…

 Эпиграф. Возможно, нехорошо хаять мюзикл, закрытие которого только-только состоялось — и которое я видела своими глазами. Но, что поделать, лучше от этого факта мюзикл не стал…

Ну, вот я и посмотрела ещё раз мюзикл «Monte Cristo» — во второй и в последний раз. Ибо это был день закрытия проекта.

Откровенно говоря, я не собиралась освежать впечатления и лицезреть МК повторно (хотя изначально не исключала этой возможности, о чём написала в первом отзыве, где делилась мнением о спектакле от 21 мая 2009 года). Но я ещё ни разу не видела своими глазами закрытие мюзикла, так что плюнула и купила билеты. Откуда такая нелюбовь к проекту? Да что вы, это я ещё нежно. После того, что с творением Дюма (гениальным, как я полагаю) вытворили сценаристы мюзикла, к ним самим граф Монте-Кристо со страшной местью прийти должен.

Да ещё и исполнение… Я остаюсь при своём мнении, что «Стейдж Энтертейнмент» умеете делать на наших сценах нормальные, адекватные постановки. И, пока в них не приглашали такое количество звёзд-медиаприманок (Ланская, Гусева, Гришаева и тэпэ), там и к вокалу, и к танцам, и к актёрской игре не придраться было. Труппа МК же работает по схеме, вырабатонной ещё с «Метро»: ну, полажаю, ну, недотяну, ну, в ноты не попаду, ну, вот тут фигово сыграю — всем по фиг, пипл схавает. И, что прискорбно, хавает, да. Но из-за такого подхода даже самые шикарные артисты позволяют себе нехило расслабляться и демонстрировать откровенную халтуру (я сейчас пишу общие мысли, которые не касаются конкретно финального показа МК).

Но к теме. Заранее купив билеты, мы припёрлись в зал и обнаружили, что на наши места посягают две приятные дамы. Да-да, нам продали билеты на одни и те же кресла. Пришлось совершить увеселительную прогулку к администратору, где нам любезно выписали контрамарку на другие места. Радостно матюкаясь и нежно поминая мать глюканувшей системы, я отправилась на новое место дислокации. Вместо 11 ряда нам выдали 13-й («Там лучше! У вас были места сбоку, а там — самый центр!..»), что меня несказанно огорчало ровно до того момента, как я осознала, что попала в эдакое гетто для своих — по правую руку сидели актёры из второго состава МК, впереди — авторы, вокруг — прочие артисты мюзиклов (а макушку Андрея Бирина я запомнила во всех деталях, ибо он возвышался прямо передо мной — и это был первый раз, когда мне хотелось заплатить, не чтобы посмотреть на Бирина, а чтобы не видеть его). Зрители-артисты МК сильно веселили меня, потому что они ржали весь спектакль — что отдельно накаляло атмосферу в наиболее мрачные и напряжённые моменты сюжета. Я так понимаю, «зелёный спектакль» состоялся (цитирую: «Особенность «зеленого спектакля» в том, что во время действия актеры шутят друг над другом, устраивают розыгрыши»; причём, часто эти розыгрыши не видны или непонятны залу — кроме самых ярых фанатов), и кому ж как не людям, знающих МК досконально, видеть, где и как кто развлекается. (Кое-что и я, грешная, поняла, но мне-то далеко не так смешно было, я ж не знаток…)

Итак, как выяснилось, я далеко не всё помню из мюзикла. Да, те треки, которые попали на CD, уже намертво въелись в память. Но «текстовые шедевры», которыми герои обменивались друг с другом во время диалогов, я подзабыла. Тем страшнее был удар, и Киму сильно повезло, что меня с ним разделяло несколько кресел, а в руках у меня не было ничего тяжёлого (эти рифмы «кровь — любовь» отняли у меня пару лет жизни). К тому же, прошло аж три года с момента первого знакомства с МК, а за это время много воды утекло. Я просмотрела такое количество видеозаписей мюзиклов (по большей части — бродвейских), что если тогда, в 2009-м, либретто МК мне показалось дурацким, то сейчас я оба действия ощущала шевеление волос и понимала, что хуже этого может быть, пожалуй, только то же самое шоу, поставленное силами школьной труппы.

Бедные актёры! Их персонажи абсолютно непрописаны. Как же, наверное, сложно проживать своего героя, если авторы сделали всё, чтобы это стало невозможным… И ладно я — я хоть книгу читала. За мной сидела дама, которая, услышав, что, мол, Мерседес вышла замуж за Фернана, удивлённо поинтересовалась у соседки: «А кто такой Фернан?» И правда, ведь имя этого персонажа озвучивается впервые только после ареста Дантеса. Так это только один пример «великолепия» сценария — он весь такой. Несуразно длинная первая часть (молодость героев). Аж две лирические песни Эдмона и Мерседес (блин, они утомили целоваться — я со счёта сбилась, сколько раз они это делали), длинная невнятная свадьба… Всё это никакой пользы сюжету не несёт. А месть графа, как я уже жаловалась, превратилась в бабкины вопли на скамейке: «Проститутка! Наркоман! Вор!» В смысле, все интриги Монте-Кристо остались за кадром — нам показали лишь бал, на котором произошли разоблачения. Угу, только это всё выглядит, как будто граф все эти годы не вынашивал план мести, проводил расследования и выставлял себя «великим комбинатором», а припёрся — и давай непонятно с чего к людям приставать. Верхом бреда во втором акте звучат слова Валентины (это дочь Вильфора, который прокурор, которая невеста Альбера, который сын Мерседес и Фернана), что, мол, вор Бенедетто (который тайный сын Вильфора и Эрмины, которая в мюзикле осталась без мужа) не виноват, это всё родители его, гады, виноваты, бросили ж дитя, вот он таким и вырос. Детский лепет, мне сквозь землю провалиться в этот момент захотелось.

Что ещё в мюзикле плохо: записанная фонограмма, как оркестра, так и «подпевок» (но это, кстати, можно вытерпеть). Что хорошо: окончательно оценила великолепие декораций — вот этих конструкций, которые превращаются во что угодно, от кораблей до бальной залы. Отличная работа с формой и светом. (И, безусловно, момент со всплытием со дна моря феерично выглядит…)

И, конечно же, об исполнителях. Как сказали в конце, мы видели тот же состав, который был на премьере. Впрочем, особо выбирать не приходилось — кого поставили на закрытие, того и смотрим. Почти все артисты остались верны старой доброй традиции мазать мимо нот, и я, сама того не желая, периодически ловила себя за жгучим фейспалмом. Кроме того, существуют несколько отечественных актёров мюзикла, которые вызывают у меня лютую ненависть. Ибо поют ужасающе, но всеми считаются признанными звёздами жанра. Двое из таковых окружали меня в зрительном зале, а ещё парочка… была на сцене. Более того — у них даже был дуэт… Мамародная, это было истинным кошмаром — за который я по своей воле отдала деньги. Подробнее — чуть ниже, пойду по списку — и сравню с составом, который я видела в 2009 году.

Игорь Балалаев — Монте-Кристо. Он был ужасающ в первом акте — ну никак не выходит из него молоденький юноша, влюблённый капитан. Дыбский, которого я со страхом ждала в первый раз, оказался в начале мюзикла просто чудесным. Во втором акте Дыбский был неплох, хоть и не слишком «глыбоподобным» (хотя, казалось бы, фактура позволяет). Балалаев раскрылся даже не во втором акте — со сцены заключения в замке Иф. Идеальным спектаклем для меня был бы такой: начало играет Дыбский, а повзрослевшего Эдмона — Балалаев. Хотя Игорь очень старательно лажал, изображал странные, непредусмотренные партитурой ноты, что, как я считаю, непозволительно для исполнителя главной роли в мюзикле. У Дыбского лажи было гораздо меньше, но основная причина, я думаю, в том, что Балалаеву крайне неудобно (в силу голоса и тембра) петь начальные, «молодые» партии.

Валерия Ланская — Мерседес. Её мне сравнить не с кем — оба раза видела Ланскую. Тут у неё особый плюс: при не слишком шедевральных (я не пишу — плохих) вокальных данных она в МК стала примой среди Мерседес. То есть, в том же «Зорро» Валерию можно было сравнить с чудеснейшей Быстровой — не в пользу Ланской. В МК же такую свинью актрисе не подкладывали, она является эталоном. Валерия — милая, с огромными глазами, я на неё смотрю — и умиляюсь (опять же, вспоминая «Зорро», Быстрову в сцене приготовления к свадьбе мне особо жалко не было, а Ланскую — ну очень). У неё та же проблема, что у Балалаева — но наоборот. Никак не гармонична она в роли возрастной Мерседес. Девчонка — и есть девчонка. Сын её сценический старше выглядит. Вот как раз во второй половине Мерседес вызывает стойкое ощущение, что я смотрю ту самую школьную постановку (там же дети взрослых играют). И эмоционально не получается у Ланской женщина в летах. Сильно лажала в паре песен. В остальных была уверенна и звонка — по всему выходит, усиленно занималась вокалом.

Максим Новиков — Фернан. Тоже два раза его созерцала. Новикова оставили без роли. В смысле, его Фернану (ну, кроме песен «Любовь моя навсегда» и «Таков наш век») по сценарию надо всего-то со значительной миной перемещаться из одного угла в другой, периодически что-то там напевая. Это ж не роль, это так, недоразумение какое-то. От скуки, видимо, половину «Великих дней» прорычал — чтоб страшнее было. Гад же. А так-то больше нечего мне про него сказать. Ну, если только, что «Таков наш век» он гораздо лучше спел, чем три года назад.

Александр Маракулиннеуловимый Джо Вильфор. Вот не везло мне, столько лет не везло: я ж так люблю вокал Маракулина (тащусь от низких мужских голосов; а у Александра низкий голос — да ещё и звонкий тембр), а на сцене не видела ни разу. Даже когда уже покупала билет и шла на какой-нибудь проект, в последний момент Маракулин заменяли. Честно говоря, опасалась, что и в этот раз какой-нибудь Белявский выйдет (который, хоть и неплох был в 2009-м, но вот не моё). Ан нет. И вот что я вам скажу: Маракулин — шикарен. Он отменный актёр, из тех, которые одним движением брови способны сыграть целую сцену (ну, кроме тех мест, где он страдает — бровки домиком и горюшко). А как поёт… Единственный, к которому не могу придраться. И по поводу «зелёного спектакля». Вот над каждым выходом Маракулина актёрская (и часть зрительской) аудитории угорала от души. Большую часть хохм мне не понять (как написали в одном журнале, «Маракулин устроил зеленку — вроде играл то же, а вот интонации и жесты такие, что каждый раз хотелось смеяться»). Но один момент… В общем, второй акт, самая трагедь, граф всех разоблачает, все в шоке. Вильфор снимает шапку — а он лысый!.. Причём, не полностью: макушка выбрита, а над ушами волосы оставлены, как у дедушек. В зале — истерика. Актёры справа от меня бьются головами об пол и друг о друга. Маракулин с самой серьёзной миной отыгрывает то, что по роли положено. На финальный выход побрился целиком (хотя вон ВКонтакте вовсю обсуждения идут, не был ли это гениальный такой лысый парик, чтоб и мест «стыков» не видно было, и «пеньки» от волос виднелись). Резюме: шикарен.

Александр Голубев — Бертуччо. Ну, да, поёт неплохо. Но как же мне не хватало милого моему сердцу Дёрова (который мне в прошлый раз больше всех понравился)… Голубев хорош в сценах с Бенедетто. Всё. Он, что, пират? Дёров — пират. Голубев — добрый дедушка, который внуку сказки про пиратов рассказывает, а для пущей наглядности — в костюм соответствующий нарядился. Если б в плане вокала ещё и подкачал (хотя тембр, мне кажется, не под роль), было б грустно.

Андрей Александрин — Бенедетто. А вот и первый из тех, о ком я писала, что они у меня лютую не нависть вызывают. Ну, ёлки-палки, актёр хороший — пусть и играет. А не поёт. Ну как можно 4 года играть одно и то же, и в простейших партиях ВСЁ петь мимо нот?!! Да даже зайца можно заставить за это время мелодию выучить!.. И отдельный луч привета дизайнеру костюмов, нарядивших Бенедетто в клоунский зелёный костюм с длиннющими рукавами…

Александр Постоленко — Альбер. В тот раз был Дэмкив, которого я вообще не запомнила. Постоленко мил (пробуждает материнский инстинкт тем, что, как дитя, [р] не выговаривает), а ещё хорошо поёт. Ему б ещё роль нормальную — и отлично было бы.

Анна Гученкова — Валентина. В прошлый раз я смотрела на Анастасию Гончар, которую тоже как-то запамятовала. Анна миленькая такая (угу, и Постоленко мил, и Гученкова вот — шикарная пара), пышненькая. Тексты у неё кретинские, это да. Но она ж не виновата.

Лика Рулла — Эрмина. Свят, свят, свят, чур меня, чур! Лика — кошмар всей моей жизни (с точки зрения мюзиклов, конечно). Если на Маракулина я стремилась попасть, но не выходило, то от Руллы я до сегодняшнего дня вполне успешно бегала, выбирая составы без Лики (один раз небо спасло меня, и Лику заменили, а должна была быть она). А тут — не свезло… В 2009 году я лицезрела Светлову, и, хоть и не помню её толком, но отторжения она не вызвала. Тут же… Ну как, скажите, КАК можно было умудриться не попасть НИ В ОДНУ ноту (повторюсь: эту партию Рулла поёт 4 года)?!! А если учесть, что у дамы и голоса нет… Да, я много копий на эту тему поломала, но от этого у Лики ни вокальных данных, ни слуха (или же координации между слухом и пением) не появится. И вот это вот поёт дуэт с Александриным… Это ж просто эталон лажи! Я думаю, судьба обязана мне как-то восполнить вот это своё упущение.

Про остальных — кратко. Вячеслав Шляхтов — аббат Фариа. А мне понравился. Конечно, спасибо постановке, этого персонажа сложно рассмотреть — он всё на верхотуре, за декорациями. Владислав Кирюхин — Бошан. Муж говорит, что очень ему по душе сей герой. А я вот всё никак суть этого Бошана не пойму. Типа, нарратор? Но нарратор у нас уже Бенедетто. Два нарратора — перебор для мюзикла. В котором и так беда с персонажами, точней, с их раскрытием. Карине Асирян — Гайде. Молодец, очень живо и эмоционально. Хотя, вот странно, Савельева оставила более яркие впечатления. К тому же, рычаще-сдавленная манера пения Карине оставила стойкое ощущение, что у неё горло болело (ан нет — посмотрела тут официальное видео — она так ещё в 2008 году пела).

Ну, вот как-то так. Я, честно говоря, рада, что МК закрылся. Безусловно, он оставил след в истории отечественного мюзикла. Но хотелось бы верить, что положительный. И «Граф Орлов», которого презентовали после поклонов, окажется лучше слепленной историей. И лучше исполненной.

А в конце был выход на сцену остальных составов, приглашение артистов из «Графа Орлова», финальная песня под «Память прежних дней» с переделанными словами… И лучший момент вечера: блестючки, разбрасываемые воздушными пушками, и шарики, падающие с потолка.

Девочки плакали, кстати. А я, вот, желчь лью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.