«Поймай меня, если сможешь»: версия 2.0 и 2.01…

Я сейчас пребываю в растрёпанных чувствах. Ибо поприсутствовала на премьере обновлённого «Поймая» 23 сентября и готовилась многословно и радостно хвалить мюзикл. А потом посетила уютный зал «Кино-холла» ВГИКа (да-да, я знаю, что слово «кинохолл» должно писаться слитно, и у меня каждый раз сердце кровью обливается, когда я ставлю дефис; но вот так это место называется официально) 30-го числа. И эту дату я предлагаю законодательно закрепить в календаре как День героического артиста. Ибо борьба с ветряными мельницами со звукорежиссёром и микрофонами заслуживает если не памятника, то занесения в скрижали.

Это были два совершенно разных спектакля: идеальный и… ну, скажем так, не совсем. Верней, совсем не. Труппа сделала всё возможное, чтобы вытащить своё детище из звукового болота, и снимаю шляпу: подвиг удался. Другое дело — а стоит ли вся история таких титанических трудов? Тут пусть каждый решает сам. Однако профессионализм всех и каждого артистов отрицать может только тот, кто в принципе в театр ни разу не ходил. Ибо это действительно бесценно — отработать на разрыв в таких условиях…

В общем, давайте так. Я сначала напишу про 23 сентября — как будто бы пришла единоразово и мюзикловый армагеддон не наблюдала. А потом уже про 30-е. Поиграем!


23.09.2017.

Ох, как же мы ждали этой премьеры №2… «Поймай» — мюзикл трудной судьбы. В прошлом сезоне показы, бывало, отменялись (ну, вы ж помните), и никто уже не верил в реинкарнацию проекта. А вот поди ж ты!..

Я, если кто забыл, очень эту штуковину люблю, ходила на неё, как на работу, и писала о ней не единожды. Так что очень перепугалась, увидев впервые фотографию зала «Кино-холла». Он же крохотный!.. А сцена — ну игрушечная ведь! Как на ней разместить глобальность «Поймая»?..

И вот ведь какая ситуация: я буквально прыгала до потолка от радости, когда осознала, что компактность «Поймаю» к лицу! Да, массовые сцены требуют размаха, но сократили ансамбль (а непостоянный зритель этого и не заметит) — и вот вам заполнение всего доступного пространства без толкотни. Зато моменты, в которых работает 1-2 артиста, заиграли новыми красками — теперь же не нужно было пытаться разместить себя на всей глобальной сцене «Москвича», где прежде шёл мюзикл, а интимность придала отдельного шарма.

Новая декорация, по сути своей, является уменьшённой копией прежней, и никакого диссонанса у зрителей, видевших старую версию, не возникает (хотя отслеживать различия между тем, что было, и тем, что стало, жутко интересно, честное слово). Жаль, что ткань, которой покрыта конструкция, местами сборит и «удешевляет» общую картинку. Ей-ей, это очень бросается в глаза.

Вместо нескольких маленьких экранчиков теперь присутствует один глобальный. И он замечателен! Изображения на нём превосходно подчёркивают происходящее, заполняя собой верхнюю половину сценического пространства и привнося дополнительный объём. Одно плохо: часть проекций (в стиле комикса) перешло из прошлого «Поймая», а остальные, пусть и крайне выразительные, существуют в рамках иного жанра. Право, надо как-то соблюдать единообразие, что ли… (Хотя «лестница в небо» на «Прощай» — это мой фаворит; очень правильный момент.)

Наконец-то первая сцена агентов «переселилась» со второго этажа декораций на авансцену. Уж слишком она разговорна и длинна, а когда ещё и в непонятной дали находилась, вызывала у многих зрителей желание застрелиться от тоски. Теперь — в точку. Но всё идеальным не бывает, и прежде мощный «Тот, кто за уликой скрыт», напротив, «переехавший» на второй этаж и ставший менее понятным (несмотря на проекцию кровати, поди ж ты осознай, что это номер в гостинице), выглядит какой-то проходной песней.

И, конечно, моя особая боль — финальная сцена с отцом. Ну да, публика — дура, не поймёт, почему персонаж в эдакую робу наряжен, надо ему швабру в руки дать. Но это полбеды. Теперь всё происходит на вокзале, и Фрэнк-старший погибает почти на глазах у собственного сына, который бросает его и уходит в туманную даль. Лишнее же, право!

Но это всё, признаюсь искренне, пусть и цепляющие душу и глаз, но мелочи. В общем обновлённая версия получилось даже более цельной и гармоничной, чем прежняя. «Поймаю» вот так идёт. Он стал более живым и настоящим, а все потери (в частности, кое-кого из труппы и, особенно, живого оркестра) прощаются с лёгким сердцем.

А отдельный кайф — это звук. Я не припомню, когда в последний раз слышала подобное в мюзиклах. Вообще, звуковая составляющая издревле была ахиллесовой пятой «Поймая» (особенно в плане не выключенных или, наоборот, не включённых вовремя микрофонов). И вот он мне — праздник души!.. Идеальное звучание, ей-ей! Неужели дожили?!.

В общем, резюмирую. «Перезагрузка» удалась. Я любила и старую версию, но с полной готовностью признаю: перемены пошли во благо! И вся моя критика — она лишь о том, что могло бы быть и ещё лучше.

«Поймай» доказал: не каждая лошадь, кажущаяся загнанной, таковой является. Она может отдохнуть, прийти в себя — и показать, где раки зимуют!..


30.09.2017.

Радостно и с предвкушением праздника я входила в зал. Ведь знала же, что всё шикарно и замечательно! Можно не держать кулачки, как некогда в «Москвиче», и просто получать удовольствие.

Эйфория покинула сознание уже во время первой сцены: непонятный звуковой фон, долбящий мозг, как отбойный молоток, вызвал одно желание: встать и поехать домой. Сила воли победила: да ладно, решила я, справятся с проблемой, не маленькие. Ага-ага, стрёмный зудящий шум преследовал нас на протяжении всего спектакля, возникая в самый неожиданный момент. Во втором акте «порадовал» новый нежданчик: звуки в стиле: «Земля-земля, мы инопланетяне, мы вас захватим и захаваем ваш мозг!»

И это стало, вы не поверите, наименьшей из проблем… Весь спектакль доблестная труппа вела бой с неработающими микрофонами и звукорежиссёром, включающим треки по принципу: «А, была — не была!»

Что характерно, микрофоны артистов, которые уже упорхнули за сцену, выключались по остаточному принципу, а уж если кто вышел на сцену и сразу заговорил на весь зал, мог, полагаю, с полным правом ощущать себя именинником.

Впрочем, этим ребятам крупно повезло — у них микрофоны вообще работали. Чуть не половину сценического времени главный герой в исполнении Дениса Сорокотягина отработал с ручным микрофоном, ибо головной отдал Богу душу (периодически покрякивая и присвистывая, ибо отключить его звукач и не подумал), а во втором акте эстафету перенял «оппонент» персонажа Дениса — Алексей Россошанский.

А уж как трогательно смотрелись моменты, когда «ручник» передавался от артиста к артисту, чтобы зал мог расслышать, о чём идёт речь… Беседа агентов и доктора во втором акте вообще прошла на «чистом звуке», ибо микрофоны тупо вырубили нафиг из-за ломающих последние мозги зрителей наводок…

И это ж настолько увлекательно было — ждать, когда в следующий раз потребуется «ручник», — что хоть оды пиши. Одна проблема: это, так-то, профессиональная постановка, за которую зрители платили деньги. Немаленькие, безусловно.

Ох… Идеальный звук 23-го — и такая помойка неделю спустя (а знающие люди подсказали, что и 29 сентября подобная история приключилась). Вот как это назвать?

И ведь всё остальное было на высоте. Световой дизайн — в нынешней версии он богичен!.. Работа труппы (ой, тут не молоко за вредность давать нужно, тут ножки мыть и воду пить — ну, и ставки повышать раза в три… молчу, грусть, молчу). Да даже служба зала!..

А вот звук… AK Production, вы, что, звукачей по объявлению набираете? Так возьмите меня — я хотя бы либретто наизусть знаю. А умения нажимать кнопки и выводить-уводить микрофоны у меня, полагаю, не меньше, чем у нынешнего мальчика на пульте. Шутка, но вы ж меня поняли…

И самый шыкарный момент — с неоткрывшимся занавесом… Ну что за детский утренник в сельсовете?.. В общем, всё, что не зависело от пульта, функционировало на пять баллов. Остальное хотелось немедля сжечь.

Было бесконечно больно и обидно, когда на поклонах Алексей Россошанский попросил у зала прощения за технические неполадки. А ведь он тоже, пардон муа, пострадавшая сторона.

Хорошо что? Наша публика любит «сирых и убогих», и потому зал дружно держал кулачки за артистов и радовался каждой победе над звуком. (Да даже в антракте домой ушли лишь единицы — в пределах обычной погрешности…) Другое дело, что как разовая акция это забудется. А как тенденция — заколотит последний гвоздь в крышку гроба проекта.

Если уж назвали себя профессионалами и «бродвейским мюзиклом» — будьте добры держать марку. И не перекладывайте всю ответственность на плечи артистов, которые и без того давненько уже стоически обнимают необъятное.

В общем, dixi. Показать класс на премьере — и разрушить всё через неделю… Ну, это надо иметь особый талант. А главное — подставить труппу, которой пришлось совершить 12 подвигов Геракла… Я в ярости. Морально обнимаю каждого артиста и зрителя, пережившего это. И уж и не знаю, на что надеяться…


Поговорили о плохом — перейдём к любимому. К артистам. Труппа «Поймая» издревле шикарна. Вот и сейчас. Но что самое ценное — ребята явно болеют за своё детище… которое что-то вот не всегда торопится отвечать им взаимностью…

Балет-ансамбль точен и правилен. Да, их меньше, и агенты отныне трудятся в ансамблевых сценах, но всё вполне гармонично. И моя отдельная радость — Андрей Глущенко-Молчанов, феерический доктор и ржачный портье. Вот право — ансамблевики, которые разговаривают, в новой версии реально жгут. И, чтоб два раза не вставать, пара слов о Владиславе Юдине. Ну да, в ансамбле он работал изначально. А сейчас он ещё и агент Доллар. Ребята, тут вот откровенно: чуть не лучшая деталь постановки этот Доллар!.. Владислав неподражаем. Без обид — остальные двое агентов как-то ушли в тень. А Доллар — феерия. Да я вам больше скажу — и первый смех в зале именно он своими аплодисментами в адрес Хэнретти вызывает. Пойду, пожалуй, в фанаты. Очередь передо мной не занимать!

Далее — по ролям. В оба дня, так уж получилось, исполнители не сильно различались. Мне же хорошо — меньше писать. 🙂

Кэрол Стронг.
Юлия Лобанова (23.09). Как же я её обожаю!.. Вот издревле, верно и непреклонно. Гениальная комедийная актриса (в случае Лобановой я готова разбрасываться громкими словами), которая сгибает зал пополам каждым жестом и при этом остаётся правдивой в малейшей детали. Вопрос: зачем лишили Кэрол моего любимого момента — выхода с бейсбольной битой? Это был звёздный час Юлии! Прекрасная!..
Оксана Невежина (30.09). А эта — хорошая. Я уже говорила, что была бы прекрасной, не будь на горизонте эталона в виде Лобановой. Нечестное сражение, ага. 🙂

Роджер Стронг — Николай Щемлёв. Можно и зайца научить курить. Можно и из Щемлёва сделать Стронга. Да, он здорово поёт, но есть же и актёрская компонента. Прежде было грустно, печально и заберите меня отсюда. Сейчас… Нет, это не Андрей Гусев (мой фаворит в данной роли). Но… это до сих пор всего лишь приемлемый вариант (при всём уважении к артисту это пишу, хоть и самой больно… я же осознаю объём проделанной работы). Только я же всегда стараюсь быть честной. Потому так: Щемлёв молодец. Себя он победил. Если дальше так пойдёт, покорит и роль.

Бренда Стронг — Антонина Берёзка. Ай, люблю — не могу!.. Ну вот как хрупкий и нежный человек умудряется держать в кулаке весь зал на своём единственном сольнике? Мне кажется, Тоня дарит залу куда как больше того, чем изначально предполагает её роль… Так себе роль, будем честны. Тут от артиста наполнение зависит. И Берёзка в «Поймае» — праздник для меня.

Паула Абигнэйл — Анна Куркова. Вообще новая Паула (ах, красотка). А она ведь — не пустенькая вертихвостка. Она действительно полюбила другого, и ей больно, что приходится разбивать мир сына. И в «фильме нуар» Хэнретти она на полном серьёзе гордится сыном, какой бы он ни был, а фраза про то, что у неё нет здесь его фотографий, разве что в школьном альбоме, звучит так, как будто Паула просто хочет, чтобы агенты изучили этот альбом и увидели, что Фрэнк был не кем-то там, а старостой. В рамках данного прочтения очень жалко, что Фрэнк-младший так держался за отца, а не за мать. Она бы действительно стала его опорой. Как сие состыковывается с мюзиклом (по задумке его авторов) — вопрос второй. А вот проблему отцов и детей это дело поворачивает под весьма интересным углом.

Фрэнк Абигнэйл-старший — Андрей Белявский. Ну, что вам тут нового сказать? Глыба и красавец. Он не-под-ра-жа-ем!.. Тот случай, когда чем меньше слов, тем лучше. Ибо — Белявский…

Агент Карл Хэнретти — Алексей Россошанский. Ещё один столп… Был прекрасен 23-го, но вот 30-го расхулиганился (а кто бы нет в таких условиях?..), и стал ну просто средоточием великолепия. Всегда б так — мне порой не хватало от Хэнретти-Россошанского эдакой доли безбашенности, присущей его коллеге по роли — Антону Дёрову (которого мы должны были увидеть 30-го, но не сложилось, увы и ах, и громкий плач на весь город). В общем, злосчастное 30 сентября подарило мне эталонного Хэнретти в исполнении Алексея. вот только давайте не будем дальше косячить со звуком, чтобы Россошанский продолжал жечь подобным образом? Он и в обычные дни вполне себе монстр и лапочка. Это просто я — холерик, так что нам с Дёровым по пути.

Фрэнк Абигнэйл-младший.
Вадим Мичман (23.09.). /Голосом Радзинского/ А вот я не знаааю, что должно произойти, чтобы Мичман был плох — ну или хотя бы так себе. /Отряхнувшись и перейдя на нормальный голос/ Вадим превосходен вокально от и до. Эта роль идёт ему, как гроздья рябины сентябрю. Впрочем, временами мне не хватает детства в его персонаже — всё же, 16-18 лет Фрэнку-младшему, и Вадим включает всё своё мастерство, чтобы скрыть жизненный опыт и родить на свет «ребёнка». Но не всегда получается — это и в прошлой версии так было, и сейчас. Впрочем, я, понятно, опять докапываюсь до мышей, и критиковать Мичмана грешно. Короче, резюме: Вадим — он прекрасен. Достоверен и превосходен. Да и вообще, это явно козырная карта проекта.
Денис Сорокотягин (30.09). А я, знаете ли, пойду против течения и заявлю, что вот этот Фрэнк мне сильней душу греет. Пусть он порой не столь победоносен в плане свержения ниц особо высоких нот (хотя слушается-то всё весьма уместно), но тут есть и привлекательная ребячливость, и копание персонажа вглубь от спектакля к спектаклю (несмотря на то, что, будем честны, их случилось не так уж много). Как по мне, сей Фрэнк — он объёмнее и интересней. Потому я и припёрлась в «Кино-холл» 30 сентября. Как же можно пропустить? А там — такое… Впрочем, не о том же я сейчас. Дениса рекомендую — коли небеса даруют сию радость ещё и ещё.


А вот давайте вывода не будет? Ибо откуда я вам его выдумаю — при двух таких разных спектаклях?..

Просто покажу фото. От 23 сентября будет много — ибо это моя съёмка для musecube.org. От 30-го числа — исключительно поклоны. Любуйтесь.

23.09.2017

30.09.2017

Одна идея о “«Поймай меня, если сможешь»: версия 2.0 и 2.01…

  1. avatarАнна

    Была на спектакле 30.09, и это просто жесть! Музыкальный материал отличный, актеры выкладывались по полной, но вот это все так испортило впечатление! Спектакль выглядел прогоном любительской постановки, и это очень досадно — с таким составом и материалом можно было сделать конфетку, а не мюзикл, но получилось то, что получилось. Невозможно проникнуться переживаниями персонажей, если переживаешь только за актеров в неловкой ситуации. Еще и надеялась полюбоваться на Дерова, так что облом по всем статьям 🙂

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.