«Золушка»: это художественно! (почти ©)

Ну, вот я и дошла ещё раз до «Золушки»! После первого просмотра я буквально тонула в эмоциях и восторгах. Безусловно, я не ожидала подобного шквала впечатлений от второго посещения этого мюзикла — по большей части потому, что мозговыносящие сюжетные перипетии не окажутся в новинку и не порвут все имеющиеся в наличии и взятые напрокат шаблоны. Так тем было интереснее: теперь я могла оценить спектакль как таковой, а не рвать на себе волосы, вопрошая, как подобное можно было сочинить в здравом уме. 🙂

Состав я практически не выбирала — просто ткнула наобум в одну из дат, обещавшую Юлию Иву в главной роли. Ну, хотелось мне оценить её и сравнить с Быстровой. Однако судьба распорядилась по-своему, решив, что Юлии мне достаточно будет и в роли Габриэллы. И вот честно — я же даже обрадовалась, увидав Наталию в знакомом костюме во время пролога. Полюбилась она мне Золушкой. А Иву можно и потом как-нибудь поглядеть.

А теперь — общее впечатление. Никуда не делось ощущение бесконечной милоты происходящего. Пожалуй, даже усилилось. А вот схематичность либретто проклюнулась только сейчас.

Всё происходящее подаётся практически вскользь — мы, к примеру, не знаем, ни какие указы издавал Себастьян от имени принца (нам достаточно того, что мы понимаем их античеловечную суть), ни что именно было написано в книге Жана-Мишеля, ни каким образом и почему отнимали землю у бедняков. И всё тот же вопрос мучает меня — как и когда Себастьян связался с Мадам и прикипел к ней душой настолько, что аж дочку её за принца выдать рад? Но «Золушка» — это, я напоминаю, сказка, а сей жанр вполне позволяет подобные вольности.

Мы всё равно примем историю, творящуюся на сцене, как есть, потому что чудеса и логика — вещи, не совсем совместимые. И какое нам дело до того, что любой маститый драматург за голову бы схватился, дай ему кто оценить сценарий «Золушки», если происходит главное: добро побеждает, а любовь — царствует?.. Чего вы ещё хотите от сказки, кроме увещеваний в том, что всё в мире может быть хорошо? Ну, разве что, немного колдовства.

А куда без него?! И пусть из первого ряда превращение тыквы в карету и последующий полёт выглядели не столь феерично, как из глубины зала, но я же помню, какой это шедевр (это-то как раз было ожидаемо, и я была к подобному повороту готова, покупая билеты). Но вот как лохмотья — раз! — и становятся бальным платьем, так и осталось для меня загадкой. А я ведь всматривалась! И кое-какие технические детали углядела. Но пытайте меня русским шансоном, не поведаю, каким образом там одно в другом прячется. То есть, умом-то я осознаю, как всё происходит, но глаза этому верить отказываются. В общем, предлагаю сойтись на том, что это всё — банальное волшебство и ничего более.

За четыре месяца, прошедшие с момента моего знакомства с «Золушкой», я наслушалась массу отзывов. В том числе — и отнюдь не хвалебных. Основных претензий две.

Первая — революционная составляющая. Мол, зачем? В октябре я даже не задумывалась над этим — просто тихонечко сходила с ума от эдакой сценарной находки и хохотала в голос. Ну правда же, вопли о коррупции в рамках сказки о Золушке — это держите мою крышу, она уже в пути. 🙂 Неожиданно — и потому ценно.

Сейчас я посмотрела на потуги Жана-Мишеля изменить ситуацию в стране более трезвым взглядом и имею массу мыслей по этому поводу. От: «С огнём играют, 17-й год на дворе!» (Ну, это во мне эдакая бабушка с фейсбучной лавочки заговорила, пусть её…) До: «Ёлки-палки, ещё ни разу на моей памяти революционные идеи не подавались столь несуразным образом!»

А только знаете что? И в эту глушь не нужно забираться. Безусловно, никто не мешает поискать подтексты и вторые смыслы (а то и третьи заодно). И поаплодировать фразе о том, что у нас, де, будут честные выборы (к слову, поразительно, но на сей раз она ушла в тишину, хотя в октябре заслужила овацию). Но зачем? Можно просто махнуть рукой — и наслаждаться вот такой, пусть странной, но очаровательной сказкой. Иногда банан — это просто банан, а революционно настроенный Жан-Мишель — просто персонаж мюзикла. Давайте так и порешаем.

Вторая претензия — скучная и незапоминающаяся музыка. Ну, тут я пристрастна и необъективна. Я ещё раз напоминаю — люблю эту «Золушку» давненько, и к её мелодиям дышу весьма неровно. Да, это такое «Радио ретро» в мире мюзикла — правильней сказать, чистой воды классика жанра. В общем, договоримся так: музыку вы оценивайте самостоятельно. Флаг вам в руки. Из меня, видите же, в этом плане для неподготовленного зрителя советчик никакой.

Подвожу итог всего вышесказанного. Общие впечатления? Ну, не то стояние на ушах, как после октябрьского знакомства, но я довольна. Очень! Тут совсем другое в душе — и «Золушка» уже кажется старой доброй знакомой, с которой приятно проводить время. Да, этот мюзикл существует в том измерении, которое созвучно мне, и уже сейчас хочется снова посмотреть его.

Симпатичное хулиганство в исполнении шикарных артистов и музыкантов, обрамлённых отличными решениями постановщика, художников по свету и костюмам, хореографа… и всех остальных. А ещё это отличный способ поднять себе настроение. Ну, и детям своим, коли есть желание оных в театр отвести. Рекомендую!


Перейдём к артистам. Частично состав совпадал с уже виденным, но кое-кто предстал пред моим взором впервые. Так что вот вам — куча радости и одна беда…

Для начала — низкий поклон ансамблю. И заодно — оркестру. Здорово!

Теперь — по персоналиям.

Лорд Пинклтон — Игорь Портной. Всё та же роль, из которой ничего нельзя выжать при всём желании. Хотя на этот раз весьма зашли на зал новости — ну, да, Игорь был шаловлив. 🙂 Зато вот вам возможность увидеть Портного на сцене. А главное — услышать.

Себастьян — Пётр Таренков. Вблизи вообще очень понравился. Ну, когда мимику оценить можно. Хоть и злодей-то в этой «Золушке» весьма условный — сглаженный такой, дистиллированный. Но тут сама история не подразумевает эдакого вселенского зла. Оно с ней в гармонию не вступит. Так что у Таренкова — всё, как доктор прописал.

Жан-Мишель — Евгений Скочин. Он какой-то более настоящий, что ли, чем персонаж Аптекаря. И, буду честна, прониклась им больше. Та же несуразность и не-от-мира-сегошность — но без той доли гротесковости, которая проскальзывала у Романа. А я ведь, кстати, в случае Скочина даже не задавалась бы вопросом, зачем в сюжете революционный компонент. Как-то вот удалось Скочину объять баобаб и сделать из ходульной и комедийной роли живую. (Но сделаю сноску: Аптекарь всё одно хорош.)

Габриэлла — Юлия Ива. И снова удача, и опять впечатлений больше, чем от замечательной Варковой при первом просмотре. Мимика — это вау! Да и вообще, понятия не имею, кто придумал давать Юлии не комедийные роли. Она в смешном идеальна! Передёргиваю, конечно. Но лишь затем, чтобы максимально дать понять, насколько мне понравилась Ива. Просто открытие в моём узком круге меня.

Шарлотта — Виктория Канаткина. А вот и оно — главное разочарование вечера. Искренне прошу прощения у Виктории, буде злая судьбина занесёт её на бренную страницу сию, но факт остаётся фактом. Нет, не подумайте чего — Канаткина великолепно поёт, филигранно танцует, она — отличная актриса… Но вот роль — не для неё. Во-первых, Шарлотта по сценарию должна быть дамой в телесах. Не как Виктория, которая изящно пухленькая, а прям… ну, хотя бы, как я. И потому половина гэгов просто не срабатывает. А во-вторых… не смешно. Канаткина старается — это видно. И я не понимаю, почему результат столь блёклый. В октябре Шарлотта в версии Татьяны Кулаковой стала главным бриллиантом спектакля. В феврале — ну, была и была. Впрочем, за исполнение «Что с мужчинами не так?» — мои комплименты. Слышала массу вариантов, версия Виктории — в первых рядах победителей.

Мадам — Марина Иванова. Восторженно пищала от персонажа Алёны Хмельницкой (а это стоит увидеть!..), но сейчас вырубаю пальму первенства и передаю Ивановой. Именно она, за отсутствием внятной Шарлотты (снова посыпаю голову пеплом и каюсь за честность перед Канаткиной), стала главной комедийной героиней спектакля. Впрочем… А вот кто знает, Марина вполне может и при иных дочерях оказаться звездой, я ж не видела. Но верю в неё. Тот случай, когда две актрисы творят совершенно разные роли. Хмельницкая — она змеюка. Хитрая и величественная. Иванова… Тут вообще иной коленкор. Вроде бы, вот он, гротеск, а смотрится столь тонко, что только диву даёшься. А уж как наш сектор зала влюбился в смех Мадам, пером не описать. Однозначно, моя фаворитка этого отнюдь не томного вечера! (Спасибо тебе, добрый мюзикл, что с завидной регулярностью знакомишь меня с такими первоклассными артистами!..)

Мари — Мария Молчанова. И пусть я всем сердцем обожаю Чарквиани и Гученкову, но жаждалось ещё раз увидеть Молчанову. Ну да, она «дублирующий состав». И что теперь? Вон, Скочин тоже — а каковы эмоции?! Молчанова мной обожаема за интонации. И за мимику. Я повторюсь: материал мюзикла знаю давно и во всяческих ракурсах, и вот как-то именно так я себе фею-крёстную и представляла. Ну да, возможно остальные Мари не менее прекрасны (а почему бы и не более, откуда мне знать?..), но как-то вот сразу персонаж Марии на душу лёг. Там и остаётся.

Тофер — Павел Лёвкин. И других бы посмотрела (а там же что ни имя, то конфета, будь то Кроль или Коряковский), но та же история, что с Молчановой — уж слишком Павел меня впечатлил в прошлый раз. Переход от полнейшей инфантильности к взрослению — идеален. Фатум мне подсовывает сплошного Лёвкина в разных проектах, а я всё радуюсь и радуюсь. А что поделать, если он прекрасен? 🙂

Золушка — Наталия Быстрова. А вот это просто здорово! И вокально, и актёрски, и всячески. В данном мюзикле Золушка — не обычный сказочный персонаж, шагающий по воздуху, а человек из плоти и крови. Забавный, с хорошим чувством юмора и любовью к миру. Ей веришь с самой первой сцены и желаешь счастья. И оно, ну надо же, приходит. 🙂 А как иначе — с такой-то Золушкой?!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.