«Поймай меня, если сможешь»: а можно ещё — и побольше?..

Два месяца тоски по прелестнейшему «Поймаю», и вот наконец-то снова он: мюзикл, который вызывает желание жить и танцевать. (Сейчас я буду не особо конструктивна для тех, кто «Поймай» не смотрел, потому лучше почитайте предыдущие отзывы…)

Я нежнейшим образом люблю этот проект. Ведь, пусть он ни разу тематически не резонирует со струнами моей души, ему это и не нужно. Он про другое. Тут, если углубляться в философию, можно прийти к простой мысли: даже если весь мир, кажется, рухнул под твоими ногами, всё равно вот он — свет в конце тоннеля, который обещает тебе счастливую жизнь. Только разгляди его вовремя.

Впрочем, подтекстов в «Поймае» легко и просто найти массу — от «раз уж пошёл в преступники, так не сворачивай с выбранного пути» и «не только работа должна быть центром существования» до «семья — главное в твоей жизни». 🙂 Но тут такая история: а не нужно копать ямы вторых смыслов, смотря «Поймай».

Ибо уж слишком многопланов и многомерен этот мюзикл. Напластование сцен, отражающих жизненные перипетии персонажей, проносятся перед нашими глазами, и в каждой из них заложена некая более или менее мощная сверхидея, которую обдумаешь уже позже — по пути домой и в своей уютной квартире.

А вот не обращайте внимания на предыдущие абзацы, ибо я пошла вразнос и философствование, а лёгкий и приятный мюзикл «Поймай меня, если сможешь» нужно просто смотреть — и радоваться.

И пусть по сравнению с предыдущими показами произошли определённые изменения (например, численно сократился ансамбль), всё равно это наш любимый «Поймай». А вот за новую сценографию в финале первого акта (ну, в сцене Рождества) лично от меня благодарность. Действительно, когда и Карл, и Фрэнк находятся на авансцене, получается гораздо выразительнее.

Теперь мой призыв к звукорежиссёру. Дааа, такого «Поймая» мы ещё не слышали. Здорово. Но как-то при настройке этого дела из передних рядов повнимайте общей картинке, ушам же больно от громкости. Даже привычная я перепугалась за органы слуха, а бабушки, сидевшие рядом дальше и получившие билет от СОБЕСа, в антракте сбежали, теряя тапки. Впрочем, так всё равно явно лучше, чем в премьерном блоке. 😂

Знаете, с каждым разом я всё сильнее влюбляюсь в этот мюзикл. Я пританцовываю подо все мелодии, а потом ещё долго хожу и напеваю их про себя. И чувство праздника (несмотря на весьма трагическую концовку, правда, прикрытую жизнерадостным финалом) не уходит с неделю.

«Поймай» относится к числу тех мюзиклов, которые лично я могу смотреть ежедневно (прошлый блок тому примером). И я настоятельно рекомендую всем, кто ещё не успел погрузиться в жизненные перипетии Фрэнка Абигнэйла-младшего, незамедлительно это сделать. Вступайте в наш клуб любителей «Поймая»!


Немножко скажу про артистов. Так получилось, что я смогла посмотреть лишь один спектакль из трёх в прошедшем блоке. И состав выбирала, не поверите, исходя в первую очередь из исполнителей ролей четы Стронгов. А я ж как-то намекала, что до этого дойдёт! Почти на 100% вся труппа прекрасна, но свои-то предпочтения никуда не денешь. 🙂

Роджер и Кэрол Стронг — Андрей Гусев и Юлия Лобанова. Непередаваемая пара! Юлия — это вообще нечто, честное слово! Такой комедийный дар — просто подарок для зрителей. А как она поёт!.. И в дуэте с ней — шикарный Гусев. Кто не видел — обязательно к просмотру!

Бренда Стронг — Валентина Руденко. Трогательная такая, забавная. 🙂 И «лакмусовая бумажка» — сольная песня. Это было здорово!

Паула Абигнэйл – Анна Лукоянова. Как нравилась она мне, так и продолжает это делать. Прямо эдакая звезда французского экрана. Эта Паула вызывает подозрения, что не отец в первую очередь повлиял на сыночка, который пошёл по скользкой тропинке, а именно мамаша.

Фрэнк Абигнэйл-старший — Владимир Дыбский. А теперь совсем превосходный Фрэнк-старший получился у Дыбского! Я смотрела и наслаждалась. Как же это приятно — проникаться в кои-то веки тем или иным артистом! Сейчас очередь Владимира. 🙂

Агент Карл Хэнретти — Антон Дёров. Вот ещё и из-за Дёрова выбрала определённую дату и время посещения «Поймая». Мне, не скрою, ближе такой гиперэмоциональный и неуравновешенный Карл. С ним вся история приобретает дополнительный нерв и проникновенность. Нам, холерикам, подобное по нраву.

Фрэнк Абигнэйл-младший — Вадим Мичман. Идеален вокально. Чудесен актёрски. Не персонаж, а три тонны наслаждения. Что делать — это ж Мичман!.. И пусть мою душу гораздо сильнее теребит, скажем, финальная часть в версии Дениса Сорокотягина, я буду распоследней редиской, если хоть слово против Вадима скажу. Мичман — он великолепен!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.