«Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит»: официально отпремьерились!

В конце декабря я имела счастье посмотреть предпремьерного «Суини Тодда» на Таганке. А теперь, спустя ровно месяц, день в день, мне повезло ознакомиться и с одним из премьерных показов «музыкального триллера», как он заявлен в программке (спасибо, Катя! 😜).

Во-первых, мне, конечно же, было интересно, что же изменилось за прошедшие 31 день. А во-вторых, ну как же я пропущу один из самых любимых своих мюзиклов — да ещё в столь притягательном варианте?..

Так вот, нововведений, на мой непривычный взгляд, не особо много — но все (кажется) пошли спектаклю исключительно на пользу. Особенно удалась освежённая A Little Priest — если в декабре зрители были клиентами, которым предлагали пирожки, то теперь их же самих виртуально в выпечку запихивают. И это правильно!

Да, моя основная радость: отказались от «лысого» парика Тоби. Прямо вот шквал аплодисментов! Так, ещё вот здорово подсократили Parlor Songs. Это, наверное, правильно. Хотя было забавно. (Да и фишка с фисгармонией теперь не так ударно играет, как раньше. Чуть-чуть непонятно, зачем вообще сей коврик в действие вводить на полторы секунды.)

А что мы имеем в общем и целом? Абсолютно феерический спектакль, который покоряет даже неподготовленную публику, незнакомую с музыкой Сондхайма.

«Иммерсивный мюзикл» зажил полной жизнью, и артисты теперь ощущают себя, как рыбы в воде, взаимодействуя с публикой. Мой низкий поклон — тому герою, который получил замечание из зала, что его, де, ноги бьют сидящего на ярус ниже зрителя по спине (вообще, это впервые в моей жизни — чтобы публика по ходу спектакля столь яро и по эдакому поводу выражала недовольство артистам), а в ответ сделал выразительное лицо и указал на центр сцены — мол, смотри туда и не отвлекайся.

Вот, знаете, вспоминаю я летний воркшоп и актёрскую робость (ну, честно, не умели эти замечательные люди работать в окружении почтеннейшей публики) и осознаю, насколько огромный путь УЖЕ проделал «Суини Тодд».

Теперь, если вы сидите за одним из столиков, то получите по полной. Да-да, если даже это стол №28, который достался нам, и который стимулировал к просмотру спектакля в стоячем состоянии (ну, правда, иначе вообще ничего на центральном кругу за головами видно не было). Зато иммерсивности было — от души. (И моя благодарность девочкам из службы зала, которые не просто в антракте выслушали просьбу пересесть, если кто-то из зрителей уйдёт, но и сами чуть позже подошли и провели на освободившиеся места. Такие моменты — они поистине бесценны.)

Знаете, я уже исключительно подробно высказалась о декабрьском предпремьерном показе. Сейчас я, будучи большой любительницей громких слов, банально резюмирую: а у нас на столичной театральной сцене, товарищи, родилось явление! И, ежели б не цены на билеты, я б добавила: рекомендованное к просмотру всем и каждому! А так как циферки, демонстрируемые билетным сервисом, меня лично вгоняют в трепет и ужас, то аккуратно напишу вот что.

Если вы можете себе позволить потратить значительную сумму на театр, любите мюзиклы, а в идеале — ещё и лично Сондхайма, то прямо сейчас идите — и бронируйте место. А уж коли вам не повезло зарабатывать сто тыщ мильёнов, то пусть и не слишком комфортное кресло в бельэтаже (или на стульчиках у стеночки) вам будет почти по карману. На крайняк — примете вертикальное положение и станете стоячим укором финансовой политике театра. 😆.

В общем, так. Моя мечта сбылась: не где-нибудь, а в Москве мне показывают Того Самого «Суини Тодда», а в главной роли не кто-нибудь, а божественный Пётр Маркин. Что касается постановки, то и слов таких нет, при помощи которых я могу вдоволь повосхищаться.

Не могу не воспеть отдельно световой дизайн и достаточно неплохо отстроенный звук (хотя вот 28-й столик в этом плане страшен, ибо голоса перекрываются прекраснейшим оркестром, находящимся прямёхонько за спиной). В случае «Суини Тодда» и его иммерсивности вопрос звука — он один из основополагающих.

Ежели вы ждали тут глубокого, вдумчивого анализа и разбора полётов, я вас огорчу. Повторюсь: конструктив — он был в декабрьском отзыве. Здесь я просто радуюсь, что «Суини Тодд» принял окончательные — и превосходные — формы. И королева, знаете ли, в восхищении.


Что ж, пора вещать об артистах. Наконец-то мне подарили разнообразие!

И вот тут отмечу специально для скептиков: труппа Театра на Таганке и приглашённые актёры филигранно справляются со сложнейшим музыкальным материалом Сондхайма. Вот сама б не поверила, не слышь собственными ушами. (Это мне просто несколько человек писали, что пугаются идти на «Суини Тодда», поскольку вокал может хромать на все ноги; а я сходу заявляю: даже не сомневайтесь! Всё шикарно!)

Ладно, побежали по ролям.

Адольфо Пирелли — Константин Любимов. Были, были ой какие проблемы с пением в декабре!.. Но каждый имеет право приболеть, да? Сейчас — никаких вопросов. И здорово актёрски. Без перегибов и гротеска, как в нелюбимом мною фильме, но зато очень точно.

Нищенка — Марфа Кольцова. Продолжаю восторгаться работой Марфы. Мгновенный переход из одного состояния в другое (сумасшедшая же), прекрасный вокал и отличная работа с публикой.

Пристав — Никита Лучихин. На сей раз я даже не жажду покачать головой по поводу вокала (см. предыдущий отзыв 😁). Ибо вот ну хорошо же. И персонаж крайне симпатичный (хоть и отрицательный, по идее-то). Рекомендую, вам тоже понравится.

Судья Тёрпин — Сергей Ушаков. Вот исключительно верный судья в рамках мюзикла. Скользкий и гадкий. А вместе с тем — обаятельный, как и каждый из прочих героев. Вот ведь загадка таганского «Тодда» — даже самый распоследний гад притягателен. Потому сцена смерти судьи печалит донельзя.

Тобби — Анастасия Захарова. А вот ничего не буду писать, кроме следующего: меня пробирает до глубины души финал спектакля. А его держит на своих хрупких плечах почти на 100% именно она — Анастасия. И то, что она делает, просто гениально. Мой фаворит, однозначно.

Энтони — Павел Лёвкин. Когда прочитала состав в программке, прыгала до потолка и вопила: «Лёвкин, Лёвкин!..» (Вот Катя не даст соврать.) Странно — прежде я Павла на сцене не видала ни разу, а сейчас — аж в трёх проектах (вспоминаем «Золушку» и «Историю любви»). Александр Метёлкин, которого я видела в декабре, тоже милый и хороший. Но Лёвкин даёт гораздо больше комедийности в первом акте (это круто). И чуть сильнее я ему верю во втором. Плюс вокально Павел помощнее. Хотя с удовольствием буду смотреть обоих, коли судьба позволит — с такими-то ценами на билеты… 😜

Джоанна — Екатерина Варкова. Тоже на новенького смотрела. Не определилась! Обе Джоанны чудесны. Что актёрски, что вокально. Один минус: особой разницы я в подаче актрис не заметила… Или это плюс?..

Миссис Ловет — Александра Басова. Значит, так. Хорошо. И пусть не слишком феерично и постоянно напоминает нелюбимую мной героиню Хелены Бонэм Картер (и внешне, и по характеру), зато правдиво, а уж как клёво вокально!.. Но я останусь верной поклонницей иной Ловет — Екатерины Рябушинской. Впрочем, если вы не видели героиню Екатерины, то Александра вас убедит от и до. Она действительно псих — видели б вы её взгляд… А вот Рябушинская — это та Ловетт, которая гармоничней ложится в изначальную канву мюзикла. Ну, как я её представляю.

Суини Тодд — Пётр Маркин. Тодд моих грёз!.. Не, я даже не буду ничего про это счастье жизни писать. Петра надо видеть — и слышать. Если я задумаю издавать толковый словарь, то размещу его портрет рядом со словом «идеально». Маркин — бог!


Спасибо смелому Театру на Таганке, смелой Ирине Апексимовой и наисмелейшему Алексею Франдетти за такой подарок! Ведь даже помыслить о подобной постановке страшно было. Представить, что она появится.

Но мечты иногда сбываются. Мне вот неподражаемого «Суини Тодда» подарили. Завидуйте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.