«Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит»: ещё не премьера, но уже страшно…

Этого спектакля я ждала, пожалуй, сильнее всего в текущем сезоне. И им я и закрыла этот календарный год. Итак, разрешите вам представить: великий и ужасный «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит»!

Я вам уже, захлёбываясь от восторгов, рассказывала о воркшопе в рамках проекта «Репетиции», который впечатлил немногочисленную, но благодарную публику 2 июля. И вот мы знаем официальную дату премьеры: 27 января 2017 года. А 29 декабря состоялся предпремьерный показ, который я, признаюсь, увидеть не надеялась (как известно, в Таганском «Суини Тодде» сильней всего пугают две вещи: сюжет и цены на билеты). Но сэр Аркадий одарил меня на день рождения от души (да снизошлют ему небеса охапку билетов в первый ряд). И вот она я — готовлюсь посреди театра радоваться одному из самых любимых своих мюзиклов.

Ещё отмечу, что у меня изначально был билет на удобнейшую правую боковину бельэтажа. Оттуда, как я себе представляю, чудеснейший вид на общую картину открывается. Но я же помнила воркшоп и потому осознавала, что значит «иммерсивный мюзикл» в понимании создателей спектакля. Так что, услышав предложение девочек из службы зала пересесть вниз, я не преминула им воспользоваться, и внезапно обнаружила себя на стульчике прямо у центрального круга — то есть, под носом у артистов.

Это был, откровенно говоря, продуманный ход. Мне хотелось максимально погрузиться в действо и ощутить весь возможный спектр эмоций. Собственно, лучшего бы результата я не достигла, даже если б плюхнулась на стол посреди сценическо-зрительского пространства вместо Суини Тодда. (А из бельэтажа я в следующий раз на это чудо посмотрю, ей-ей! Это ж очень интересно!)

Теперь так: я не буду сравнивать предпремьерный показ с воркшопом. Во-первых, июльский вариант мало кто видел. Во-вторых, такое впечатление, что создатели намекнули: «Помните, что летом было? Забудьте, мы всё заново придумали!» Да-да, сохранив общее настроение и замысел, прекрасный Алексей Франдетти, который, если вы забыли, в качестве режиссёра-постановщика раз от раза поражает меня всё сильнее, сотворил свежий спектакль с самого фундамента. (Вот кто помнит воркшоп, ограничительные ленты упорхнули в никуда…)

Да, идея с рассадкой публики за столами дошла до наших дней. Так и ощущаешь себя гостем в пирожковой Ловет. Эти столы — неотъемлемая часть декораций. А за вращающиеся вокруг своей оси стулья — отдельный поклон. Действие же развивается во всех точках зала, приходится крутиться — в прямом смысле этих слов.

«Иммерсивный мюзикл» — как он есть. Артисты появляются в неожиданных координатах пространства, пробираются между столиками, перемещаются по залу, присаживаются на свободные места — в общем, чувствуют себя абсолютно свободно.

И возникло то, чего мне не хватало в воркшопе: постоянное взаимодействие актёров с публикой. Зрители — точно такие же лондонские обыватели, как и труппа, потому вполне логично, что с ними делятся чувствами и переживаниями, заглядывают в глаза, предлагают понюхать жидкость в бутылочке от Пирелли, пытаются съесть или зарезать… (А лично я унесла с собой виртуальный пирожок с водолазом, который мне, по доброте душевной, вручила Ловет. 🙂 )

И пусть зрителям подобное было в новинку, и многие смущались, видя обращение к ним, но насколько же шикарно со своей задачей справились артисты!.. Такое ощущение, что они ежедневно участвуют в подобных спектаклях и привыкли вот эдак общаться с залом, как к обыденности. Увы, бельэтаж лишён подобной «иммерсивности» (зато там обзор!), а вот каждый человек в партере имеет возможность на три часа ощутить себя полноценным участником спектакля.

Резюмирую вышесказанное: уникальность «Суини Тодда» на Таганке — не только в том, что наконец-то Стивен Сондхайм пробрался на сцену нашего Отечества (хотя за одно это Алексею Франдетти я бы памятник поставила). Вот это взаимопроникновение театра — в публику, а зрителей — в спектакль дорогого стоит.

Я снова изучила цены на билеты и печально вздохнула… Но даже если вы и не являетесь родственником Рокфеллера, то бельэтаж, пожалуй, каждому театралу по карману. И оттуда вам откроется двойное шоу: то, которое подготовили артисты, и то, которое обеспечат зрители за столиками.

Сама постановка — это ж просто конфетка в фантике с пугающим рисунком. Масса находок и вкусностей — и я не буду их сейчас описывать, чтобы не наспойлерить перед премьерой. Просто поверьте мне на слово: в очередной раз Франдетти сотворил шедевр.

Довольно спорный и неоднозначный сюжет сам по себе может отвратить массовую публику от Театра на Таганке. Но вот что интересно: Франдетти удалось передать основную мысль автора. Во главе угла не кровь, смерть и лезвия, а страдания, непонимание, одиночество и предательство.

Очень страшна постепенная трансформация героев — особенно самого Тодда, Ловет и Тобби. Финальная часть мюзикла (та самая, которую мы не видели в рамках воркшопа, охватившего лишь первый акт) — это нечто дробящее душу и мозг. Ужас и безысходность — при брезжущем где-то далеко лучике надежды, которая обещает счастье Джоанне и Энтони.

А в целом будет смешно, будет грустно, будет противно (это в копилку, скажем, By the Sea, во время которой я впервые не скучала и не ждала следующей сцены) — но неизменно интересно.

Главная сложность — восприятие музыки Сондхайма. А её принять всей душой трудно с непривычки. Мне-то хорошо — я ж фанат, я каждую арию с любого места подпеть могу. Но даже неподготовленный зритель оценит, к примеру, A Little Priest, Johanna (тут я почти забыла, как дышать надо, пока наслаждалась), The Worst Pies in London, Green Finch And Linnet Bird — и, как без них, бесконечные репризы The Ballad Of Sweeney Todd.

Звук лично мне оценить трудно. Я ж была в центре происходящего, так что вокал в основном слушала напрямую, а не из динамиков, а музыки вполне хватало. Но не зря же предпремьерный показ устроили — послушали и сделали выводы (ну, если случились какие-то проблемы).

И снова — живой оркестр под управлением любезного мне Армена Погосяна… Это сказка, честно. Да ещё и сами артисты временами на инструментах подыгрывали (а вот интересно, в Театр на Таганке в принципе хоть каких-то людей без музыкальных навыков принимают?.. 😉 ).

Вообще, я могу понаписать ещё многое, но… заткну свой фонтан. Ибо мне хочется сохранить интригу до премьеры — да и кто знает, что там за месяц могут поменять…

Я просто выдохну восторженно и сообщу: моя мечта не просто сбылась, но и предстала в таком виде, о каком я и надеяться не могла. Я жаждала «Суини Тодда» на русском языке. Но что он окажется ТАКИМ, даже предположить не могла.

И пусть в антракте люди покидали театр с руганью и недоумением. Я могу их понять. Sweeney Todd: The Demon Barber of Fleet Street — мюзикл не для всех. Хотя бы из-за его тематики. И из-за прекрасной, но непривычной музыки божественного Сондхайма. И вообще… не к такому нас приучают, увы. (Ой, вот сейчас возьму себя в руки и не напишу в сто пятый раз о проекторах, экранах, падающих люстрах, бодрых танцах и «мюзикл — развлекательный жанр»…)

Непосредственно я могу сказать следующее: «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит» — это постановка, подобной которым у нас ещё не было. Это — максимальное приближение к классике мирового мюзикла. И для меня данный спектакль стал наилучшим подарком и на день рождения, и, заодно, на Новый год.

А самое поразительное, как мне видится, что этот мюзикл родился на сцене репертуарного театра. Которым руководит не менее бесстрашный человек, чем Алексей Франдетти, который решился подарить московской публике «Суини Тодда». Это я про Ирину Апексимову, которая присутствовала в зале и в июле, и вот сейчас. Спасибо!

Великолепная точка в финале года. И я приду ещё, даже не надейтесь! Сей мюзикловый алмаз нужно в свою коллекцию просмотренных спектаклей добавлять регулярно!


Ну что, рассказать вам об артистах? Отметьте себе: почти все они, и исполнители ролей, и ансамбль, являются актёрами Театра на Таганке. Впечатляюще! Сложнейший музыкальный материал, требующий отличных вокальных навыков — а практически никого со стороны не привлекли.

Ансамбль — моя отдельная слабость. Именно они львиную долю времени взаимодействовали с публикой. Пение подслушала всех и каждого. Вообще претензий не имею — и не могу иметь. За The Ballad Of Sweeney Todd — конкретная благодарность. Хотя со времён воркшопа не сомневалась, что прозвучит на ура.

Адольфо Пирелли — Константин Любимов. Единственный, у которого возникли сложности с работой микрофона (предпремьерка — всё возможно; звукорежиссёр мгновенно выдал ручной микрофон). И, кажется, что-то с горлом произошло (я обычно такие вещи стараюсь в последнее время не писать, но тут уж очень слышно было). Но в июле не припомню я подобных бед, значит, забудем. Актёрски — отличный Пирелли, наслаждалась. Во втором акте — превосходная работа в ансамбле (и слышали б вы те нижние вокальные партии).

Нищенка — Марфа Кольцова. Круто! Тут ещё такое дело: столики стоят тесно, а нищенке приходилось пробираться среди них с завидной регулярностью. И Марфа отсутствие пространства даже в плюс своей безумной героине использовала, добавив капельку злости и исступления своему персонажу. И именно она задала тон кошмарной финальной сцене. Плюс вокальная партия поддалась влёгкую. Просто восхищаюсь работе артистки в этой наисложнейшей роли.

Пристав — Никита Лучихин. Скользкий такой уж. С виолончелью. Пару-тройку раз хотелось покачать головой по поводу вокала, но уж больно колоритный персонаж получился. Наверное, одна из самых ярких деталей спектакля.

Судья Тёрпин — Сергей Ушаков. Тут всё правильно и по-сондхаймовски: противный и самовлюблённый судья. И великолепная Pretty Women (тут, конечно, работает дуэт Тодда с судьёй, но это ж правда замечательно).

Тобби — Анастасия Захарова. В паре с ней в программке, заметьте, человек иного пола — Роман Ершов. Интерееесно!.. Анастасия — миниатюрная и трогательная. Идеальный мальчик Тобби. И мне б сейчас понаписать массу красивых слов, что Захарова феерически играет подростка, но я о другом скажу: именно эта актриса по большей части сложила моё впечатление о финале. Не уверена, что можно написать, что это было гениально (громкие слова ж не приветствуются обществом — да и вообще, я субъективна). Но я действительно плакала — и по большей части из-за Тобби Анастасии. (А вот с лысым париком надо что-то делать — ну, раз уж всё играется в непосредственной близости от зрителя…)

Энтони — Александр Метёлкин. А что, хороший Энтони. И вокально, и артистически. Тут роль изначально такая — ни рыба, ни мясо (если не постараться). Но вот ведь Франдетти удалось сделать из неё фейерверк — ну, насколько позволяет либретто… и даже больше (это я в частности про Ah, Miss). Вижу в программке ещё одну мою любовь на этой роли — Павла Лёвкина, — но даже не уверена, что хочу увидеть в качестве Энтони именно его. Ибо хороший же Метёлкин.

Джоанна — Дарья Авратинская. Или на меня склероз напал, или в воркшопе была чуть более «раскрепощённая» изначально Джоанна. Но тут-то нам показали не один акт, а аж два. И «момент с ножками» вполне себе присутствовал. Я тут о чём: подустала от Джоанны (в разных постановках), которая тоскливая «голубая героиня». На Таганке нам показывают вполне адекватного человека, который любви жаждет во всех её проявлениях. И понятно: заточил Джоанну судья в своём доме, а молодая ж кровь кипит! Знаете — верю.

Миссис Ловет — Екатерина Рябушинская. У меня три фаворита в сей постановке: Тобби, Тодд и Ловет. Екатерина — это человек, который не делает шоу и феерию. Она в качестве своей Ловет просто берёт — и проживает всю историю. И это моральное полено, Суини, которое не прониклось любовью героини Рябушинской — ну он же просто дурак. Вот знаете, в данной постановке самая сложная роль — у Тобби. А вторая в данной номинации (так вижу) — у Ловет. И вот то, с какой лёгкостью и правдивостью Екатерина преподносит своего персонажа — это дорогого стоит. А финал… Страшно, страшно…

Суини Тодд — Пётр Маркин. Я уже говорила, что, когда представляла прежде, кто бы для меня был идеальным Тоддом, пред внутренним взглядом представал портрет Маркина. Я признавалась, что обожаю этого артиста неимоверно. Пётр — это нечто. Мне в плане мимики чуть-чуть мешал шрам на лице — поменьше б его… Но вокал Маркина — это ж неописуемо… Пётр блистал, сиял и поражал. И, да, это — сондхамовский Тодд. И кто, как не он, вкупе с Захаровой и Рябушинской, сделал финал мюзикла столь сокрушительным…


В восторге ли я? Да я слов таких не знаю, чтобы передать собственные чувства. «Суини Тодд» абсолютно не похож на прочие мюзиклы, рождавшиеся в Москве — и не только в данном сезоне, но и вообще. А я вот его люблю… И изначально, и, что для меня дорогого стоит, в Таганской версии.

И да простят меня создатели за фото с поклонов (или можно, а?..). 🙂 Вроде, никаких особых тайн постановки не раскрыла.

2 идей о “«Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-Стрит»: ещё не премьера, но уже страшно…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.