«Раскольников»: трижды хорошо!

Ах, как же я по ним соскучилась… Да-да, я про студентов МСИ. И ведь чуть не пропустила нужную дату — хорошо, неравнодушные люди намекнули, что 9 сентября снова дают «Раскольникова». И мы дружной компанией, в которой трое уже не единожды (а дважды — и, частично, трижды) погружались в данный мюзикл, а один был абсолютным новичком в данном плане, рванули на Алексеевскую.

Я, вы знаете, уже написала два отзыва об этой «учебной постановке». В кавычках — ибо всем бы профессиональным спектаклям быть такими. Собственно, я о чём. Постараюсь не повторяться и особенно не углубляться в размышления, творя данный отзыв. Сконцентрируюсь снова на собственных впечатлениях.

Но для начала — традиционная уже фотография зефиринки с топором. 🙂 Без покупки оной просмотр считается недействительным. 😉

В общем, так. Я понятия не имею, в каких таких недрах себя ребята находят ресурсы, чтобы отыграть всю придуманную Андреем Бачуриным феерию. Особенно в те времена, когда спектакль показывается два дня подряд. (А вот тут стоит учитывать, что длится «Раскольников» четыре часа — три действия плюс два антракта по 15 минут… Я предупредила!)

Тут же всё по максимуму. Если чувства (любовь ли, гнев ли, ужас ли или даже бессилие) — то на выворот души. Вот откуда в молодых артистах подобная глубина?.. Я не знаю. А так и хочется кое-кого отправить поучиться у студентов МСИ.

Третий просмотр — и пробирает меня всё сильнее. Финальный акт смотрела, затаив дыхание и утирая слёзки (а моя собственная мама, изрядный ценитель театра, если вы помните, так и прорыдала его от начала и до конца).

А вот как-то всё взаправду тут. Всё через край — но никаких переигрываний и излишеств. Ребята настолько гармоничны в предлагаемых обстоятельствах, что как будто бы они и на самом деле живут на сцене, а не показывают спектакль.

И, да, это — Достоевский. Мой любимый Фёдор Михалыч. Конечно, из романа удалено всё, что неподвластно для показа группе студентов, в которой числятся 14 девочек и один мальчик. И, оказывается, если зритель не помнит сюжет «Преступления и наказания», то некоторые моменты ему остаются непонятны (мне-то проще — я ж фанат Достоевского). В частности, проблема со сватовством Лужина. И вся история четы Свидригайловых. (Тут ещё спасибо звуку — точней, тому факту, что играть студентам приходится без личных микрофонов — подзвучивается всё, микрофончиками, свисающими с потолка; потому не все слова в песнях ясны даже мне.)

Но доносимая со сцены ПРАВДА всё равно достигает сердец даже той части публики, которая прошла мимо романа Достоевского. Ну, не осознали часть материала — а до сердца им всё равно достучались.

Не спорю, «Раскольников» — штука длинная и утомляющая (снова изумлюсь, как молодые артисты, особенно гражданин Раскольников, не умирают от морального и физического истощения ближе к середине — это ж соковыжималка, а не спектакль). Да, на третий раз становится легче, но всё одно порой возникают мысли о затянутости (а то, что сидит на жёстком кресле, поднимает табличку: «Даёшь массаж!» — и плачет).

А всё одно: эмоциональный шквал, который дарят студенты, стоит того, чтобы провести четыре часа в районе Алексеевской. Мне можете поверить: не первый раз замужем… В смысле, в зале «Татьяна», что в МСИ.

Почему было трудно лично мне: знаете, десять просмотров «Преступления и наказания» в Театре мюзикла дают о себе знать. И ты уже неким подсознанием ожидаешь то цыган с гитарами на определённой арии (отданной в МСИ персонажу вообще другого пола и статуса), то афганца с гармошкой (аналогично).

Да, я всегда говорила, что сравнивать «Преступление и наказание» и «Раскольникова» не просто нельзя, а необходимо запретить законодательно. Однако есть одна и та же музыка Эдуарда Артемьева — и абсолютно разный текст и смысл. И потому мозг рано или поздно включается и говорит: «Так, стоп! Ну, да, там было эдак. А здесь — так. Сиди тихо и внимай!»

Но вот сейчас я шёпотом признаюсь в страшном: а ведь «Раскольников» в общем и целом пронимает меня сильней, чем «Преступление и наказание» в Театре мюзикла (любимое моё, дайте мне, дайте его раз двадцать — прямо сейчас и без остановки!..). А знаете, почему? Потому что есть диалоговые моменты, взятые целиком и полностью из Достоевского. И как их делают ребята!.. Рекомендую!

Честное слово, вспоминаю звенящую тишину в зале во время наиболее важных сцен — и млею. Да даже двинуться никто из зрителей не мог, предвкушая развязку.

И вот мы пришли к этому печальному моменту. К вокалу.

Нет, я не собираюсь никого ругать. Ежу понятно, что профессиональная труппа Театра мюзикла (это я опять про «Преступление и наказание», если кто запутался) должна бы, согласно логике, петь получше, чем группа студентов. Но сложность в другом. Во-первых, девочки исполняют изначально мужские арии в оригинальной тональности. А это значит, что там такие верха — что маманегорюй. И не все справляются ударно.

Во-вторых, повторюсь, нет индивидуальных микрофонов. Потому в тех местах, где артисты профессиональных мюзиклов могут чувственно прошептать, любимые студенты должны использовать иную технику пения и перекрывать голосом фонограмму. А посему к третьему акту кое у кого голоса начинают сдаваться и просить пощады.

Но, знаете, я вот впервые посмотрела «Раскольникова» в марте. И с полной уверенностью, осознав профессиональный рост, заявлю: а ребята ж — герои! Разница — налицо! Если раньше тот или иной персонаж не дотягивал до нужных нот от слова вообще, то сейчас — иной коленкор.

Нет, придраться всегда есть к чему. Но давайте, наконец, вспомним, что мы говорим об учебном спектакле, — и воздадим молодым артистам должное. Они учатся — и растут в своей профессии с такой скоростью, как будто бы уже послезавтра Оскара собираются завоевать.

И добавим, что исполняют ребята музыку Артемьева. В том числе и с диска №2 (если вспомнить оригинальную запись 2007 года), который наиболее сложен для восприятия.

Читала отзывы, в которых говорится, что, мол, удалите песни и сделайте обычный спектакль. И будет здорово. Не могу согласиться. Мы смотрим спектакль, изначально задуманный как мюзикл. И пусть студенты не совсем идеальны вокально, но идея постановщика включает в себя музыкальные моменты. И по большей части они работают во благо «Раскольникову».

В конце-то концов, если молодые актёры справляются (или пытаются справляться) с партитурой Артемьева, то поверьте, прочие вещи им поддадутся на ура. И — ах, какие многоголосия…

Так, я тут резюмирую. Давно и нежно люблю всех, кто перечислен в программке (а, да, программки есть — разложены на креслах). Не осознаю, как они выдерживают удельную массу предложенного материала. Вообще не понимаю, почему весь третий акт хочется вытирать слёзы.

И, как ни крути, длинно. А, знаете, хочется ещё. Пусть не сейчас — месяц-два подождать (сиё четырёхчасовое чудо необходимо переварить) — и побежишь на Алексеевскую быстрее ветра. Проверено мной.


А когда нет времени и желания сидеть в кресле четыре часа — нужно сходить на «Священных чудовищ», которые нам дарят те же студенты (а у меня и отзыв в ЖЖ есть). Но необходимое условие: только после «Раскольникова» топаем туда. Иначе должного разрыва шаблона не получим.

А скоро ещё и премьера будет… В общем, следим за расписанием ВКонтакте.


Ах, я ж про артистов, кажется, не рассказала?.. Ну, давайте немного затрону и эту тему.

Прежде на вспомогательных мужских ролях был Сергей Рогачков. Теперь же он отсутствует, и пришлось заменить его аж на двух товарищей пола мужеского. И не просто так — а педагогов.

Первый — это Роман Киселёв (умирающий Мармеладов, городовой и прочие граждане). А второй — поющий священник — сам Владимир Ябчаник. Ну, кто смотрел «Преступление и наказание» и «Священных чудовищ» знает, как я его люблю. Но тут просто скажу: Ябчаник, наконец, захватил все три версии мюзикла не только как педагог, но и как исполнитель. Раскольников на диске — раз. Порфирий Петрович в Театре мюзикла — два. Священник в МСИ — три. Роял флеш!

И, да, голос Ябчаника превратил и без того прекрасные церковные песнопения (и повторюсь: вне зависимости от вашей религиозности в ДАННОЙ постановке это ой как уместно) в бриллиант.

А студенты — это моя отдельная слабость. Я уже описывала их, повторяться не буду (смотрите прошлые отзывы). Тут — только два моих особых любимчика.

Катерина Ивановна Мармеладова — Алина Муравых. Право, это надо видеть. Да и плевать на тот вокал, но, поверьте, каждому слову, каждому жесту хочется если не аплодировать, то кивать согласно. Мощная работа.

И, простите за мои восторги, Раскольников — Георгий Едунов. Друзья мои, если б мне доверили вручать премию «Открытие сезона», то по этому адресу она бы ушла. Данный молодой человек бесконечно прекрасен. Я на досуге заявила, что он, де, жаждет убиться обо всё, что видит. А зрение у него, по ходу, отличное.

Так биться о сцену, о декорации и о сценических партнёров и сохранить кости в целости и сохранности — уметь надо. Но это к вопросу об эмоциональности постановки.

Я поражаюсь тому, что Гоша (нет, это не я фамильярничаю, это молодого артиста так постановщики зовут) способен вынуть из себя столько всего. Он идеально гармоничен в своём Раскольникове. Честно, товарищи, это уже сейчас большой артист мюзикла (и драмы тоже, если что), который умеет всё.

Девочки — они все хороши (да нет слабых звеньев среди любимых мной студентов МСИ). А гражданин Едунов — это, знаете ли, то, что я хочу видеть на большой сцене уже сейчас. На большой мюзикловой сцене. Я весьма жажду этому молодому человеку большое будущее.


Отдельное спасибо за предварявший спектакль мастер-класс, посвящённый открытию школы искусств от 7 до 16 лет (кстати, некоторые взрослые уже люди посокрушались, что их не возьмут — а хочется). Здорово было всё: и традиционно интересная речь Андрея Бачурина, и наконец-то продемонстрированный вокал Аревик Казарян, и, безусловно, три песни, исполненные в разных стилях Владимиром Ябчаником.

В общем, будь я ребёнком до 16 лет — записалась бы.


Финальный вывод:: «Раскольников» — это не тот спектакль, который я смотрела бы слишком часто. Слишком велико блюдо, есть риск не удовольствие получить, а объесться и лопнуть. А вот посещение МСИ раз в месяц-другой придаёт яству особой пикантности (это если вы относитесь к числу театралов, которые хорошие спектакли готовы пересматривать и пересматривать).

И вот таково моё мнение: это — правильный и искренний театр. Настоящий. Конечно, можно что-то и покритиковать, и советов надавать. А правдивость и искренность студентов, их самоотдачу и честность, ничто не заменит.

Потому я скажу снова: этих ребят нужно смотреть. И «Раскольникова», и «Священных чудовищ», и анонсированную премьеру, которую мы с нетерпением ждём… А вообще, если кто-то пропустил, вся информация — и даты спектаклей, и составы, и многое другое — размещается в группе ВКонтакте. Там и вопросы о школе исскуств можно задать.


Тут вот сделали видео про «Раскольникова». Лично я смотрела — и умилялась. Не знаю, как люди, не бывавшие на Алексеевской это воспримут, но пусть будет.


И чуть-чуть моих фотографий с поклонов. Я на сей раз решила внимать, и потому снимала только самый финал.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.