OFF-театр. Открытие. Дурдом. Селёдка…

Когда рассказываешь о подобных событиях, душа поёт. Так зачем же её сдерживать? Маэстро! 6/8, пожалуйста!


Нелепо, смешно, безрассудно
Безумно…

В наши дни открывать новенький театр — та ещё эскапада. Да ещё и театр музыкальный… Хорошо, хоть камерный. Да ещё и на чистом энтузиазме…

…волшебно!

Но ведь в голове не укладывается — ребята пытаются создать пространство, в котором смогут говорить то и тем языком, что греет души именно им. Свой дом, как они утверждают. Место для единомышленников.

В общем, если кто пропустил, компании MakeMusical и STAIRWAY (кто из них конкретно на ком стоит, за что отвечает, и в чью храбрую голову изначально пришла светлая идея создания личного театра, уточняйте у них сами; я-то знаю, но в рамках данного опуса не хочу углубляться в бюрократические дебри) реанимировали тот самый чудесный подвал на Сухаревской, в котором когда-то обосновался «Магазинчик ужасов». И отныне в этом уютном камерном помещении прописался OFF-театр.

Ни толку, ни проку,
Ни в лад, невпопад
Совершенно…

Околомюзикловая общественность дружно хмыкнула — ну-ну, видали мы таких смельчаков. Флаг, конечно, в руки, но посмотрим, как вы будете бултыхаться и лапками масло взбивать.

И это при том, что авторские проекты «МейкМюзикла» — те же «Три петуха для Рябы» и «Очень спящая красавица» — уже были презентованы публике в концертном варианте. А «Девочка и цветок» (которая, несомненно, на сцене OFF-театра в самом скором времени обоснуется) так и вообще успела пусть довольно немногочисленными, но верными поклонниками обрасти (как минимум, я вхожу в их  число, что уже, на мой скромный взгляд, весомо).

Но в нашем деле без предвзятости — никуда. Истинные знатоки РМТ (я выучила недавно аббревиатуру сию — расшифровывается как «русский музыкальный театр», — теперь умничаю) эдак через губу свысока резюмируют: «Ах, это… Что-то там Егор Павлов написал снова, да? Понятно, самодеятельность!»

Что характерно, эти прекрасные ребята в глаза не видели ни одного из творений Павлова сотоварищи, но кто ж им запретит мнение иметь? К тому же любой бы с ними согласился: собрались непонятно откуда явившиеся на мюзикловый свет авторы-режиссёры, окружили себя актёрами-неудачниками (а вы ткните, ткните пальцем, в каких громких проектах замечена труппа OFF-театра! Не получается? То-то же!) и планируют заниматься «поиском путей развития жанра мюзикла в России». Бред, не считаете?

Пока эту мысль я вам рекомендую как следует обдумать и приступлю к рассказу о том, что, собственно, случилось на Сухаревской.

Приходит день, приходит час,
Приходит миг, приходит срок…

22 и 23 октября и началась история OFF-театра. В первый день — капустник «для своих», во второй — как раз оно, официальное открытие для всех пожелавших приобщиться к торжеству зрителей.

За капустник отвечал MakeMusical, во второй день балом правила «Стремянка» (так что мы уже можем сделать логичный вывод, кто в тандеме главный по логике, а кто вносит в бытие нотку сумасшествия).

Мне судьба позволила поприсутствовать только на капустнике (ещё раз спасибо за приглашение), потому об официальной части торжества судить могу исключительно по рассказам очевидцев. Кто-то говорит, отличный концерт был. Другим организованности и слаженности не хватило.

А как по мне — сразу ясно, кто и зачем прописался в подвале на Сухаревской. И насколько сильна поддержка этой молодой (и не очень) поросли в мюзикловых кругах. Потому что среди гостей встречались в ощутимых количествах признанные «монстры жанра» — а это уже своеобразный знак качества, отштампованный на виртуальном свидетельстве о рождении театра.

Так что давайте я вам немножечко о капустнике расскажу.

И рвётся связь…

Начало задержали. Нет, на  самом деле в этом не было ничего страшного — все страждущие могли вооружиться бокалом шампанского и разместиться в зрительном зале, послушав французские напевы Алёны Долбик-Воробей, которая взяла на себя нелёгкую обязанность заполнить возникшую паузу. И это было красиво.

Кипит гранит, пылает лёд,
И легкий пух сбивает с ног —
Что за напасть…

Виновниками задержки стали артисты Больших и МХАТых театров, которые должны были принимать активное участие в капустнике.

Дело в том, что Кирилл Волков (братья, я же в вас опять не запуталась? А то позор на мои седины!) трудится в хоре Большого, который в тот день удостоила своим визитом проверка. Мол, все ли носят маски и нет ли иных нарушений? Никого из здания не выпускали принципиально, а без обоих братьев Волковых начать мероприятие не было никакой возможности.

Но Большой в итоге получил свободу, а вот Эмиль Салес до Сухаревской в нужное время так и не добрался — на следующий день его ждала премьера во МХАТе Горького (ещё раз мои поздравления!), и Екатерина, которая тщетно весь вечер ждала репетирующего мужа, на сцену в итоге тоже не вышла.

Впрочем, сии неурядицы никак не повлияли на настроение гостей (им было, как минимум, с кем поговорить — плюс шампанское). Вообще, тут случился, я считаю, эдакий break a leg — организаторы как-то так мило и трогательно справились с ситуацией, что судьба явно должна понять: тут не истерят (как минимум — на людях) и не делают из мухи (даже крайне здоровенной) слона. Значит, пущай удача снизойдёт на подвал сей!

И зацветает трын-трава,
И соловьём поёт сова,
И даже тоненькую нить
Не в состояньи разрубить
Стальной клинок…

Здесь мне нужно поведать конкретно о капустнике… А это сложно. Ибо кто не присутствовал — не осознает.

В общем, смотрите: где-то там, в недрах OFF-театра, по ходу, спрятана машина времени. Которая — раз! — и вернула всех присутствующих куда-то во времена среднего или позднего СССР. Ибо как раз тогда были в моде подобные мероприятия, на которых выходили — и песочили актуал.

В моём случае данный художественный приём сработал — он, как минимум, с порога объявлял: да, мы — такие! Не нравится — не кушайте!

Правда, через ряд дебрей аллюзий и аллегорий пробраться было проблематичненько, но, может, это и к лучшему? Ибо в мюзикловом мире же принято друг друга по головке гладить и в разные части тела целовать вне зависимости от происходящего. А тут — по одному столпу проехались, по другому…

Безумству храбрых, конечно… Но я злая, мне это — как ягодка по сердцу. А «источники вдохновения» Павлова сотоварищи — они как?

Да, то, над чем ржут кулуарно, было сказано вслух. Но, во-первых, это ничего не изменит — так, выпустили пар. А во-вторых, ребят, как оно есть, так и прозвучало. И неча на зеркало пенять…

Приходит срок, и вместе с ним
Озноб и страх, и тайный жар,
Восторг и власть…

На маленькую такую сцену (украшенную декорациями к будущей постановке мюзикла «Три петуха для Рябы») вышла как молодёжь, как и те, которые сами могут влёгкую собрать ого-го какой зал.

Весь вечер на арене — «музыкальный лоток» в лице Екатерины Бусыгиной и Маруси Бережной. Впервые замеченные мной поющими дуэтом братья Волковы (можно вот это повторять почаще?..). Молчаливая и загадочная Мария Паротикова в ожидании тракториста. Переквалифицировавшаяся в уборщицы Светлана Горшенина. Кумир дам — Женя Кириллов…

И «старшее поколение». Человек-блат Илья Викторов. Невероятный Сергей Усков со своей верной гитарой. Внезапный гость из зала — Пётр Таренков, каждым движением вызывавший экстаз публики (божечки, он был прекрасен!..). По личной инициативе включившиеся в действие «простые зрители» — Светлана Горшкова и Вадим Мичман (если б не они, не знаю, как и закончился бы «опыт» организаторов капустника). Поставивший милейшую точку во всём происходящем Игорь Балалаев (как и Таренков, неожиданно явившийся из рядов публики).

Ну, и, конечно, Лика Рулла, песня которой стала данью памяти тем, кто ушёл от нас в лучший из миров. Жаль, проектор оказался своенравным и не показал полностью видео. Но это мелочи — и так сердечко рвануло…

И боль, и смех, и тень, и свет —
В один костёр, в один пожар…

Кто что понял во время капустника — не так уж и важно. Главное — ребята высказались о наболевшем.

И, как я уже сказала, в мире отечественного мюзикла это — вещь новаторская и почти нереальная.

Имеет ли право молодёжь вот так проехаться по «столпам жанра»? А почему нет? Все в одной кастрюле варятся. И все зависят от реалий сегодняшнего мюзиклового бытия. Так что надо с ним или смириться, или… Пытаться строить что-то новое.

А ведь именно эту задачу и ставит перед собой OFF-театр.

Что за напасть…

Вот только беду с микрофонами решить надо, а то на капустнике просто ушки в трубочки сворачивались.

Нет, я всё понимаю. Но на презентации театра больно и обидно слышать подобный звук. Не надо так…

Из миража, из ничего,
Из сумасбродства моего
Вдруг возникает чей-то лик
И обретает цвет и звук,
И плоть, и страсть….

А теперь уже будет грядущее. Будут анонсированные спектакли — и здесь вернёмся к мысли, которую я вам посоветовала отложить на будущее.

Нам сулят несколько лицензионных проектов — это хорошо и круто. О них поговорим отдельно, когда время придёт.

Гораздо сильней меня интересуют авторские вещи MakeMusical. Их масса (даже Матвейчук не столь плодовит, честное слово), они разнообразны. Кроме уже описанных мной к премьере готовится «Фрау Холле» — обещают нечто нестандартное.

И я так скажу: я слышала пусть не все, но хотя бы несколько мюзиклов Павлова сотоварищи. И это крайне любопытные вещицы.

Нет, это ни разу не «самодеятельность». Это — крепкие истории с отличной основной мыслью — и, что особенно впечатляет, с определённой гражданской позицией (привет, Быков). И это всё очень забавно (местами — так даже откровенно смешно), соответствует законам драмы (моя личная боль — а тут радость) и является полновесными спектаклями. Прожитыми и выстраданными.

Здесь не идёт речи о зарабатывании денег (хотя кто бы был против?..). OFF-театр — это стремление донести до людей что-то своё, важное, сокровенное. И где вы ещё подобное видали?

Нелепо, смешно, безрассудно
Безумно — волшебно…

И есть великолепный режиссёр — Сергей Усков. И Егор Павлов со своими соавторами.

И, конечно же, труппа. Я просто заново открыла для себя некоторых молодых артистов, посмотрев концертные версии «Рябы» и «Спящей красавицы». Бесценно, что этим ребятам теперь есть, где показать себя во всей красе — и пусть роли им достались «по знакомству» (ой, а вот будем честны — как будто в самых громких проектах, по сути, получается иначе), но не за красивые глаза.

Плюс, кстати, OFF-театр — площадка открытая. Здесь, как я понимаю, будут рады и тем, кто украсит собой уже существующие проекты, и тем, кто принесёт свежие идеи. Так что вот — повод дерзать каждому!

Ни толку, ни проку,
Ни в лад, невпопад
Совершенно…

Я искренне желаю смелости и удачи Руслану Герасименко — он ввязался в ну совсем уж необычный проект, который может как рвануть, так и истлеть на старте. А что — я тут честна. Кто ж его знает, куда кривая вырулит?..

Я держу кулачки за команду Егора Павлова — это какая-то абсолютно невозможная общность людей, которая в наши дни готова постоять «за правду» — пусть мюзикловую, узконаправленную, но их собственную, личную, уникальную.

И дай небеса OFF-театру долгой жизни! Оно нам всем надо. Уж поверьте краеведу.

PS. А меня, да, купили с потрохами. Накормили на афтерпати феерической селёдкой с варёной картошкой. А что мне ещё для счастья надо? Ну, разве что, хороший мюзикл…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.