«Магазинчик самоубийств»: когда ты не Бёртон… (мюзиклофильм)


— Что в газетах?
— Всё плохо.
— Отлично! Дела пойдут в гору!

А пока я сижу дома в ожидании QR-кода, вспомню-ка о рубрике, давненько не пробегавшей по страницам блога. Напишу о мюзиклофильме — точней, о мультфильме, который, вроде как, к жанру напрямую и не относится, но может похвастаться аж девятью песнями, разбросанными по сюжету. Причём, песнями вполне мюзикловыми — хоть сейчас на сцену. Итак, встречайте: «Магазинчик самоубийств» («Le Magasin des suicides» в оригинале).

Понятно, что история та ещё — роскомнадзор на роскомнадзоре и роскомнадзором погоняет. Потому в тексте сложные темы буду максимально вуалировать (а вот название мультика, извините, цензурировать отказываюсь — а то уже шпионская статья получится, а не познавательная). Да и делая скриншоты, я старательно пропускала все «неудобные» моменты. Впрочем, я хотела стиль и настроение показать, а для этого «чернуха» не нужна.

Собственно, рассказ о «Магазинчике» я задумала ещё несколько месяцев назад — когда впервые увидела это чудо в ночном телеэфире. (Кстати, забавно: только сейчас, пересматривая мультфильм в интернете, я с удивлением обнаружила, что, оставив на экране весь [роскомнадзор], вещатель щепетильно вырезал несколько сцен с курением сигарет. Ну да, это ж — самое стрёмное в жизни, каждый знает.) И вот теперь у меня нашлось достаточно свободного времени, дабы как следует раскритиковать сей анимационный шедевр.

Но ни за что не угадаете, что вызвало мою праведную ярость. Часто ругают работу художников — мол, что за чудовища, кошмар и ужас. Нет-нет, анимация как раз покорила моё сердечко. Люблю такую стилистику — она очень выразительна и интересна. Правда, нет почти ни одного симпатичного персонажа — все страшны, как моя жизнь. Но в этом их прелесть.

И не тематика меня покоробила — я так-то большая поклонница чёрного юмора и запретных тем, раскрываемых в «Магазинчике». (Тут я воздела руки к небу, трижды пропела славное имя Тима Бёртона и снова пообещала себе повторно посмотреть «Завещание Чарльза Аддамса».) Другой вопрос — КАК и с какой стороны подходить к подобной красотище.

Но давайте обо всём по порядку…

«Магазинчик самоубийств» — 80-минутный франко-канадско-бельгийский мультфильм, выпущенный в 2012 году. В основе — одноимённый романе Жана Толе, с которым я, увы, ознакомиться не смогла, ибо на русский его не переводили, а французским, при всём желании, не владею (потому не могу судить, под каким углом рассматривал писатель проблемы [роскомнадзора], и как он относился к идущим на финальный шаг персонажам).

Режиссёр мультика — Патрис Леконт, который не просто отдавал себе отчёт, что подобные вещи надо бы Бёртону поручать, но и в открытую говорил об этом в интервью: «До сих пор уверен, что книгу Жана Теле невозможно хорошо экранизировать, если ты не Тим Бёртон. А я не Тим Бёртон». И, да, он полностью прав.

Сюжет ленты таков: мы во Франции где-то так конца прошлого века (судя по тому, что мобильников ещё не существует, а музыку слушают на компакт-дисках). Но мир этот — не наш. Что-то в нём пошло иначе, и «французы больше не улыбаются». Все в депрессии, улицы серые, люди — бесцветные, а проявление радости — чистой воды моветон. (Почему так? Ну, наверное, в книге разъяснялось, а мультик предлагает принять происходящее, как данность. Впрочем… Кризисы, вирусы, прочие беды — чего ж тут не понять…)

И люди массово решают раз и навсегда попрощаться с этой тоской и тленом. Одна беда: [роскомнадзор] на людях запрещён, за него полагается штраф (коли сам отправишься в небытие, семья расплачиваться будет). Так что своди счёты с жизнью дома.

А чтобы легче было это сделать, существует специальный магазинчик, открытый прадедом главных героев аж в 1854 году (то бишь, мультмир разошёлся с нашим не только что, а давненько). Его деятельность абсолютно законна, и супружеская пара Тюваш, Мишима и Лукреция, с радостью продадут вам всё необходимое для осуществления плана.

Семья Тювашей — истинные граждане своей вселенной, улыбаются они только своим покупателям (клиентоориентированность на высоте; не зря же девизом магазинчика являются слова: «Умрите — либо вернём деньги!»), а их дети, Мерилин и Винсент, и сами мечтают уйти в мир иной (мода прям такая). Но родители объясняют: нельзя. Кто-то же должен будет продолжать вести бизнес!

И всё бы хорошо, но рождается младший сынишка Тювашей, Алан — истинное горе в семье. Он улыбчив и жизнерадостен — куда же это годится?! Позор!..

Алан подрастает и задумывает изменить мир…

Интересно? Ну, как минимум, необычно. Чего же я бухчу тогда? А сейчас расскажу.

Одна из двух основопологающих проблем «Магазинчика» — неумение создателей играть по тем правилам, которые предполагает выбранный ими жанр. Это Бёртон, мыслящий непостижимыми простым смертным категориями, умеет выйти на гротеск в нужный момент — и страшно-странное становится понятным и логичным… и потому смешным.

Да и бёртоновский юмор в целом — штука, мной ценимая. Леконт же предлагает похихикать, скажем, над тем, как кто-то творит [роскомнадзор] (отвратительные кадры, к слову, неясно зачем смакуемые раз за разом; они не нужны в фильме — и без них было бы понятно, что происходит с тем или иным нарисованным человеком). Бёртон — мастер абсурдности. Леконт абсолютно не понимает, как действовать на данном поле, и мультфильм выглядит эдакой подделкой «под Бёртона» — ну, те же фальшивые ёлочные игрушки, которые, как все знают, блестят, но не радуют.

А в целом настроение нужное создано и поддерживается, интерес сохраняется на протяжении всего просмотра. Да и песенная составляющая мне пришлась по душе (она, кстати, тоже навевает воспоминания о Бёртоне — скажем, о прелестном «Кошмаре перед Рождеством»… или это мои индивидуальные ассоциации).

Но существует вторая главная проблема. Повествуя о всеобщей депрессии, Леконт… понятия не имеет, что собой представляет эта болезнь (традиционно путая её с плохим настроением). Так и говорит: «Знаете, депрессия — это на самом деле самодовольство. Удобно: дозволено нытьё, обжорство, алкоголизм. Поверьте, я знаю, о чем говорю: невозможно сосчитать, сколько дней своей жизни я находился в депрессии. Никогда не был у аналитика и совсем не горжусь этим. Экзистенциальная тревога отлично мотивирует художника. А выбраться из этого состояния на самом деле очень просто».

Вот сейчас все те, у кого когда-либо была диагностирована депрессия, должны встать и выйти. Вы (да и я тоже, чего греха таить) — просто самодовольные нытики. Не хотели — и не выбрались. Леконт так сказал. Прибила бы просто, умник нашёлся!..

И на [роскомнадзорящихся] персонажей режиссёр поглядывает эдак сверху: вот ведь какие слабаки, давайте над ними поржём, заслужили!.. И это — боль.

Не сможет убеждённый чайлдфри снять хороший фильм о любви к детям. Не получится у поклонника стейков поведать о кайфовом бытии веганов. Атеист вряд ли донесёт тонкости мировоззрения монаха. А человек, не знакомый с депрессией, не должен быть режиссёром мультфильма о ней.

Хоть Мишима с Лукрецией, на самом деле, и считают своё ремесло страшным, жалея клиентов, но мы, зрители, не можем испытать сострадания к покупателям магазинчика. Потому что Леконт лишён этого чувства. И сей краеугольный камень, который мог бы стать главной эмоциональной вершиной происходящего, валяется в дальнем углу без всякого применения.

Вся «борьба» Алана сотоварищи, равно как и финальные сцены (внезапная любовь Мерилин, пикник на полу, погоня, прыжок с крыши, смена деятельности семьёй Тюваш — тут небольшие спойлеры, если хотите их прочитать, выделите текст мышкой) выглядят нелепо и глупо. Леконт в очередной раз высмеивает происходящее, не задумываясь о глубинном смысле. Эх, Бёртон бы сделал иначе, совсем иначе…

Невнятно. Неизящно. Непонятно. (В частности, я не смогла врубиться в сущность мультмира: если там все такие депрессующие и не имеющие права на улыбку, откуда взялись развесёлые друзья Алана и лучезарный хозяин машины? То есть, не всё было так плохо? Кто-то жил себе нормальненько, и на него даже не смотрели косо?) Зря. Только материал испортили…

Зато, погружаясь в информацию о мультфильме, я обнаружила, что сцена с танцем Мерилин (из-за которой я при первом просмотре поднимала челюсть с пола, ибо не должен бы любящий братик Алан подобным любоваться) не столь гадка, как мне думалось. Дело в том, что все главные герои названы в честь того или иного исторического самоубийцы (просто перечислю их без подробностей — сами погуглите, если интересно).

Мишима (или Мисима; японская транслитерация — она такая) — Юкио Мисима. Лукреция — та, которая запечатлена на картине Дюрера. Винсент — понятно, Ван Гог. Мерилин — Монро. Ну, а Алан — это Тьюринг. А он у нас кто? Одна из самых известных жертв гомофобии. То бишь, мультипликационный Алан (если он не только имя «перенял»), выходит, наблюдал за сестрой, считая её красивой без всяких там пошлостей и прочего. (Хотя всё равно — ну, такое…)

Смотреть ли мультмагазинчик? Ну, а почему нет? Многим нравится. Если тематика вас не коробит, приобщитесь. Я вот, хоть и отругала фильм, аж четыре раза им любовалась за последнее время (и, коли наткнусь в телевизоре снова, тоже ведь не переключу). Главное — чтобы душа была полна сарказма (и желательно не пребывать в депрессии — да, я снова про болезнь, а не про грустишку. Иначе захочется в кого-нибудь стульями кидаться).

У меня ещё масса замечаний и придирок (вплоть до вопросов к самому финалу — зачем это, интересно, Мишима продолжает торговать… ммм… сомнительными блинчиками, если он так страдал, так страдал, выбивая прежде чеки на орудия [роскомнадзора]? Снова выделяйте текст мышкой и читайте спойлерок, коли желаете). Но пусть его — «Магазинчик» таков, каким его нарисовали, и ничего уже не изменится.

Зато существует крайне атмосферный мультик с симпатичными песнями. И вот этого — не отнимешь.

…а всё же, жаль, что не Бёртон…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.