«Преступление и наказание»: прекрасные открытия в привычном…

Мне тут активно намекают, что ждут очередного отзыва о «Преступлении и наказании». Я-то хотела потерпеть до конца блока и написать обо всех февральских посещениях Театра мюзикла скопом (а кто знает, вдруг ещё соберусь). Но что ж поделать, уговорили. Ещё плюс три «Преступления». Ну, и столько же наказаний, не без этого.

В общем-то, и повод уважительный есть: я заново открыла для себя аж целых двух артистов. Ну да, я их видала прежде в «Преступлении». Но оценила в полной мере только сейчас. Понятия не имею, что изменилось: я, они или атмосферное давление. Но восторги мои были неизмеримы.

Снова скажу: уже кучу отзывов сочинила о «Преступлении и наказании». Рекомендую. И даже непосредственно об открытии январско-февральского блока писала. А потому сегодня позволю себе быть не слишком многословной и в основном порадуюсь артистам.

Но кое-что, многих интересующее, упомяну.

Во-первых, новый «Манифест Раскольникова». Вслушалась. Прониклась. Пока не запомнила мелодию до конца, но согласна: так-то — оно нерва больше.

Более сложная мелодия, более рваный ритм — и перед нами не Раскольников, пафосно зачитывающий рэпчагу, а мечущийся герой, в душу которого мы сходу проникаем.

Но, повторюсь, подпеть этому делу не удастся так уж сразу… Да и не сразу — аналогично. А кто сказал, что это минус?

Во-вторых, лошадь в её обновлённом варианте. Оказывается, я напрочь забыла, как выглядела её предшественница. А вот посмотрела фильм о «Преступлении» (ну, тот, что шёл по Первому) и осознала: не, эта хоть и навевает мысли о стимпанке (ёлкин корень, откуда он тут?!), зато гораздо более живая и достоверная. Да-да, уж насколько мы любили коняшку №1, но её младшая сестрица — она ещё покруче будет.

И ещё кое-что. Помню прошлый блок. Помню реакцию публики. Помню, что было на сцене. А сейчас — всё совсем иначе.

Спектакль обрёл лёгкость — ту самую, которая приходит со временем, когда артисты уже полностью существуют в ткани повествования и позволяют себе маленькие, уместные и делающие всё происходящее на сцене живым импровизации.

Потому сегодня зрители, которые смотрят «Преступление» впервые, гораздо проще проникаются и начинают любить рок-оперу. Я ж слышала те восторги (да что там, я собственную сестру привела, которая прежде не была замечена в лояльности к подобного рода вещам — а на-ка ты, довольна по уши).

И ещё. В зале… смеются. Да-да, изначально постановщик предусмотрел массу мест, которые подразумевают хи-хи. Но публика, пребывавшая в неизменном шоке, молчала в тряпочку и только испуганно аплодировала. Теперь — нет. Теперь та самая лёгкость повествования, о которой я вам уже спела песню восторга, делает своё доброе дело.

Если смешно — зал реагирует. И это здорово. Ибо, да, в следующий момент нас уже будут заставлять рыдать, но пока — нас забавляют. Мельком, походя — но сейчас каждая мизансцена работает так, как было задумано (ну, или мне так кажется).

И вот ведь какая история, если говорить о спектаклях Театра мюзикла. «Принцессу цирка» я люблю. «Всё о Золушке» — обожаю. А «Преступление и наказание» — это, как я уже не единожды писала, мой наркотик. Я даже, наверное, если засяду за думы тяжкие, приду к выводу, почему так. Но — не хочу. Я, если позволите, буду с этим жить. И меня сей факт вполне устраивает.


Ну ладно, теперь — о прекрасном. Об актёрах.

Такое дело: аж три спектакля (включая открытие блока) мне достались почти с одинаковым составом. Это было 20-е (о котором я уже писала, вы же помните, да?) и 27 января, а также 5 февраля. Ну, потому что я выбирала даты, а не людей. (А теперь-то мне и вообще всё равно, кто в какие дни играет…)

Зато 8 февраля я направила свои стопы в Театр мюзикла с определённой целью — жаждала я поглядеть на Дениса Котельникова, которого, как сейчас помню, знатно отругала некогда за его Раскольникова, а потом истово полюбила в «Принцессе цирка». Ну, а там мне и прочее разнообразие в составе подарили.

Так что пишу в хронологической последовательности — кого когда наблюдала. (Я пропущу своих фаворитов, которых видала все три раза, если позволите, — Алексея Петрухина, Марата Абдрахимова, Андрея Гусева и Антона Дёрова — ибо они завсегда непередаваемы и шикарны, и говорила я о них много раз, а хочется посравнивать…)

Старуха-процентщица.
Татьяна Токарева Граждане! Моё первое открытие! Вот вообще мимо меня прошла старуха Токаревой полугодом ранее. Но не теперь. Во-первых, Татьяна стала вообще не похожа на версию Аносова. Во-вторых, она нашла своё собственное внутреннее наполнение героини. Я лично (и я ни разу не уверена, что сама актриса вкладывала в свою старуху такое; просто описываю собственные ощущения) увидела вот что. Для старухи Токаревой Соня — она сама много лет назад. И не Раскольникову после сцены с бритвой она высказывает своё фи, а тем мужчинам, которые её лично некогда ставили в аналогичное с гражданкой Мармеладовой положение. И Родион решает убить не некую дряхлую даму, а будущее Сони — такое страшное, безысходное и бесполезное. Этим и ужасна героиня Токаревой — она воплощает всех тех девушек, которым пришлось по той или иной причине морально уничтожить самих себя. И ещё сильнее пугает то, что смерть старухи не разрушает будущность — всё остаётся на своих местах.
Антон Аносов. Ну, а тут всё понятно. Точно, чётко, мерзко (в данном случае это говорит об идеальности). Аносову я гимны пела не единожды — не буду повторяться. Он прекрасен донельзя. А вот теперь и Токарева среди меня — дримкаст. Ну не счастье ли?..

Порфирий Петрович.
Ефим Шифрин. Я ж признавалась уже — а нравится! Очень хороший Порфирий. Ну да, я до сих пор не совсем понимаю, что могло привести его на студенческую вечеринку. Ну, может, для расследования полезно, мало ли… Но в целом — здорово! Знаю людей, которых пугает присутствие Шифрина в составе (их примерно столько же, сколько и тех, кто исключительно на его имя приходит). Так вот: поверьте мне, Ефим — замечательный в данной роли!
Владимир Ябчаник. Ай соскучилааась!.. Потому что — мой любимый Порфирий. Ох, расхулиганился Владимир!.. :) Но всё — исключительно уместно! Тут даже вопросов не возникает, что сей персонаж забыл на молодёжной тусовке — «большой шутник» же, ей-ей. Он играет со всеми, кто попадается под руку. А главное развлечение — Раскольников. Ну, а что? Не скучать же, верно? Кажется, этот Порфирий знал имя убийцы ещё задолго до того, как Родион вообще решился за топор взяться. Сей персонаж пугает — и это правильно. Он, с одной стороны, здравый смысл, а с другой — главное сумасшествие спектакля. И какой вокал!..

Свидригайлов.
Евгений Вальц. Не перестаю удивляться этому артисту. Каждый новый спектакль не похож на другой. Ну, а 5 февраля — это вообще было что-то с чем-то. Самое главное, что этот Свидригайлов — он, если позволите выражение сиё, демон Раскольникова. Во втором акте (и даже — и особенно — в «развесёлой» «Баньке с пауками») он страшен. Ни разу не сожалею (а истошно радуюсь), что видела Евгения три раза подряд. Ну, потому что от спектакля к спектаклю герой раскрывается по-новому. И вот прямо боюсь представить, что же будет дальше… :)
Александр Маракулин. Ну, Маракулин — это Маракулин в идеальной для себя роли. И я обожаю его всей своей обожалкой. Только Свидригайлова его не понимаю я. А чего он убиваться-то решил? Пусть даже и в воспалённом мозгу Раскольникова, ежели мы с вами решим данную часть спектакля воспринимать бредом главного героя. Да и вообще, одинаковый он — хоть прежде, хоть сейчас. Но — да. Роль — она Маракулина от и до. В первой сцене искала чего-нибудь тяжёлое, чтоб в этого гада запустить (тут, читай, комплимент). Только вот переиграл своей королевской (как ни крути) мимикой и переклоунадничал. Зачем?.. Ну, а залу понравилось. А я, знаете ли, глубину люблю. И Маракулина. Но и глубину. Потому приходится (сама не верю!) признаваться в страшном: не Александр мой герой во всей этой истории, вот вообще ни разу!..

Соня.
Мария Биорк и Галина Безрук. Люди, работающие на разрыв, и я не понимаю, как они после поклонов живые остаются. Да, прежде я искренне считала, что мне душевней Биорк (хотя её сольник меня до сих пор чуть-чуть, но сильнее пробивает… но чуть-чуть!). Сейчас — даже и гадать не буду. Тот случай, когда я не могу решить, кого бы я выбрала, приставь мне нож к горлу. Они — разные. Абсолютно. И попробуй этих Сонь сравни. Как раз это и здорово! В общем, вы — как хотите. А я вот буду любить обеих.

Раскольников.
Александр Казьмин. Ну нет же слов!.. Три раза видела — и постоянный восторг. Вокально — безупречно. Актёрски — шикарно. Градус сумасшествия нарастает постепенно — вплоть до сцены признания. И — катарсис. Юношеский максимализм во всей его красе. Если б я возжелала кому порекомендовать сходить впервые на «Преступление», исходя из Раскольникова (а бывает, рекомендую), я бы посоветовала Казьмина. Ну, ибо не знаю я тех эпитетов, которыми его похвалить. Всяческое вау — и мои поклоны земные.
Денис Котельников. Это было очень интересно для меня… И я хотела… нет, ХОТЕЛА полюбить этого Раскольникова. А тут мне и делать ничего для этого не пришлось. И пусть Денис в плане вокала не идёт на верха, но поверьте аксакалу — певчески он вырос, что ой. Примите во внимание мои нежные уши и поверьте. А теперь — актёрская компонента. Друзья мои, это однозначно круто. Тут такое дело: или я совсем в прошлый раз смотрела мимо сцены, или Денис нашёл себя в роли. Тут Раскольников, который действительно изначально считает себя выше других, и не понимает, а чего ж тогда он живёт в страшной комнате с ободранными обоями. И бесконечно пафосный тон не кажется наигранным — ну, право, такой шикарный и возвышенный надо всеми человечище, как ему ещё вещать?.. Но с Котельниковым — у него, в моих глазах, история иная, нежели у Казьмина (мы же тут пока о них двоих говорим). Тут кульминация сумасшествия случилась в момент «майдана» (и впервые эта сцена легла в моё сознание гармонично). И народный бунт не был таковым — это было просто окончательное съезжание Родиона с катушек. А второй акт — он уже по накатанной пошёл, ибо главный герой же у нас с глузду съехал, вот и получайте. И, будь я на месте Порфирия, я б Раскольникова-Казьмина арестовала б сразу во время обыска квартиры старухи (вы б видели его поведение!..). А Котельников — он нет, он смотрит со стороны и радуется своей гениальности, до последнего не веря, что мог где-то проколоться.
Собственно, я о чём. Денис подарил мне совсем другое «Преступление и наказание». Мне казалось, что я знаю эту рок-оперу досконально, и поди меня удиви. А вот можно. Обожаю вариант Казьмина (как и Беляева с Бобровым, которых я в этом блоке, увы, пока не созерцала). А тут — нечто совершенно новое. И тряхануло по полной. Так что спасибо Денису за феерические эмоции!


В общем, приехали… Теперь и «Преступление» для меня — тот спектакль, в котором я не буду выбирать составы (пусть я тут и ругала Маракулина, но скажу снова — его же роль от и до, пусть я и не получаю максимума и не вижу глубины).

Вот написала отзыв, и хочу снова — и снова, и снова… Стррррашная трава…


24.05.2021. Объединю необъятное — впихну на эту же страницу отзыв о закрывающих блок показах. Чтобы хоть чуть-чуть больше порядка на страницах блога было.


«Преступление и наказание»: попрощались до лета… (27.02.2017)

Вот и завершился очередной блок… Вот и отметил Театр мюзикла своё пятилетие. Вот и отправились мы ждать следующего «Преступления и наказания» аж до июня… Но нам это, как оказалось, раз плюнуть. Семь месяцев перерыва же пережили — и ничего. Так что опыт есть.

Знаете, не буду я писать этот отзыв по привычной схеме (кому интересно — изучайте предыдущие, благо, их есть у меня в ассортименте). Я попробую обобщить свои впечатления и эдак резюмировать, как же изменился спектакль и моё к нему отношение за последнее время. Причём, вот тут от традиций не отступлю: буду крайне субъективна. :)

Черпать вдохновение буду не только в походах в Театр мюзикла, которые имели место на прошедшей неделе (а это 23, 25 и 26 февраля), но и во всём блоке в целом. Кое-что я уже упоминала на страницах данного блога, другие мудрые мысли родятся в моей голове по ходу повествования.

Ну, приступим…

1. Наконец-то! Она появилась! Это я про лёгкость изложения материала. Если полгода назад рок-опера ложилась на души и уши зрителей многотонными каменными глыбами, то теперь, сохранив свою чёрно-серую гнетущую суть, она не вызывает желания застрелиться не выходя из зала. По крайней мере, на новенького спектакль воспринимается вполне ударно, и антрактовый ручеёк убегающей, теряя тапки, публики практически иссяк. Раньше-то прямо косяками уходили в закат, а теперь вполне среднестатистическое число получается.

2. Оказывается, на «Преступлении и наказании» можно посмеяться! Второй пункт логично вытекает из первого: лёгкость позволяет увидеть комичность везде, где её наличие предполагали создатели… ну, и в прочих неожиданных местах, конечно.

3. Свыклась с новой версией «Манифеста Раскольникова» и даже успела полюбить её. Пожалуй, да. Она выразительнее изначального варианта. И позволяет артистам вдоволь пометаться и порваться душой. Как раз то, что надо.

4. Я теперь, как тот Порфирий Петрович, не только ансамбль опознаю на ощупь в тёмной комнате с расстояния в три метра, а также в балаклавах и шлемах ОМОНа. У меня, вот, и в оркестре любимый трубач появился. Он шикарен!

5. Январско-февральский блок прям пытался внести в мою жизнь однообразие. Раскольниковым видела почти сплошь Казьмина, и потому на завершающей неделе в срочном порядке поглядела Боброва и Беляева (Котельникова видела чуть раньше). И с дирижёрами — та же петрушка. Чуть-чуть Сергея Инькова — и масса Арсентия Ткаченко. Это просто наблюдение из жизни, не имеющее отношения к восприятию спектакля.

6. Но вот что поразительно: я кардинально поменяла своё мнение о некоторых Раскольниковых!.. Если с остальными ролями было всё более-менее понятно, то в вышеупомянутом ракурсе всё переменилось. Казьмина, понятно, нежно любила и люблю. Его терзания, искренность и шедевральный вокал. И потом, это единственный Родион, который вызывает с первой сцены и до финала сочувствие публики. А вот что я так Котельниковым проникнусь — даже предполагать не могла.

Денис стал для меня открытием блока, и, да, я могла бы придраться к певческой стороне вопроса, но, во-первых, даже безухий заметит огромадный качественный рост, а во-вторых, что-то вот не хочу. Теперь я этого Родиона Романыча понимаю и принимаю — и он мне по нраву. Счастье-то какое!.. :)

И главное признание: на первую ступеньку пьедестала в конкурсе лучших Раскольниковых прошу подняться Александра Боброва. Разорвал на мелкие ленточки! Слыхивала от непредвзятых зрителей, что излишне он психован и нервичен, но теперь, в отличие от первого блока, это в кругу меня смотрится идеально. Простите уж нас, холериков. Нам подобное ценно. И не знаю, каково коллегам работать с Александром, но я видела Боброва 23 февраля, и в этот день количество партнёрских находок превышало все мыслимые нормы (я вообще этот спектакль с точки зрения зрительского насыщения, пожалуй, в лучший из лучших запишу).

7. По остальным боевым позициям расклад такой. Галина Безрук прекрасна, и я всегда ей рада. Но чуть-чуть ближе мне выжимающая насухо Соня Марии Биорк (а за её сольную песню родину продать готова, ибо до слёз и мурашек). Александр Маракулин идеален в качестве Свидригайлова (по нему роль шита, как ни крути), но, может, потому он несколько одномерен и предсказуем. Так что мой выбор — Евгений Вальц, который каждый день преподносит нечто новое, да и герой его, как мне чудится, куда как более интересен и глубок. Но главное — пугающ во втором акте. С Порфириями тоже всё понятно: Владимир Ябчаник — номер раз, за ним, в тесной связке, наконец нашедший себя в персонаже (или персонажа в себе) Максим Заусалин и ставший прямо вот великолепным Ефим Шифрин. Последние двое меня, конечно, поразили.

Да, и Ябчаник показывает абсолютно иное, нежели полгода назад. Он хулиганит и развлекается — и это круто. Вот, правда, Золотую маску необходимо ему вручить (сожмём кулачки)! Но, ёлки-палки, как же меня воодушевил Шифрин!.. Про Заусалина вообще молчу — он стал настолько интересным, что хоть ежедневно смотри. (А вот мелодию романса необходимо подучить, это ж боль по всем ушам, ага.)

8. А как я обожаю ансамбль — это ж ни в сказке сказать, ни пером описать!.. Каждый актёр проживает сразу несколько полновесных историй, и не знаю, кого бы даже выделить отдельно, чтобы поклониться в пояс. Все красавцы!

9. Конкретно о закрытии блока (всех же интересует). Была ли «зелёнка»? Ну, чуток. Самое заметное — предсмертная фраза старухи-Аносова: «Пятый год принимаю таблетки от мигрени, а голова всё равно раскалывается!» (Прочую развесёлую выходку, как я понимаю, оценили только внимательные первые ряды, смотревшие «Преступление» не впервые…) А в основном «зеленила» правая часть декорации, намертво застрявшая после «Веточки вербной» на задворках сцены (ну, хорошо хоть так, а то могла бы поперёк раскорячиться — и всё, стоп веселью). В прошлый раз, когда при мне подобное случилось, аж антракт пораньше сделать пришлось.

10. И финиширую. Я, безусловно, понимаю, что если начать критиковать «Преступление и наказание» — так это ж не остановишься. Можно пристать и к текстам, и к, страшно сказать, сложно ложащейся на слух музыке, и к режиссёрским изысканиям (вот тут особенно есть, где развернуться, согласна)… Я вот ужаснулась, насколько неактуально в наши дни смотрится сцена «майдана». Сегодня инфоповоды устаревают влёт, и эдакий бунт кажется гостем из прошлого века. Ну, и вспомню свой «любимый» момент с автоматом, пережив который, я всегда выдыхаю и откидываюсь на спинку кресла.

А всё одно: плющит и корёжит меня «Преступление и наказание». По большей части в этом, несомненно, заслуга труппы. Ибо эти героические люди настолько филигранно воплощают в жизнь изыскания создателей, что ой.

Хотя… Не будь вот такой своеобразной трактовки Кончаловского, нечего было бы преподносить публике в наилучшем виде. Про музыку Артемьева я и не говорю.

Сейчас я сижу, переполненная «Преступлением и наказанием» по ушки. И даже, знаете, рада, что смогу отдохнуть от этой рок-оперы. А ведь знаю заранее — уже через неделю начну тосковать и лезть на стену от разлуки.

Как хорошо, что к числу наркотиков не отнесены спектакли!.. А то б лично мне «Преступление и наказание» запретили уже давно. Изверги!

2 идей о “«Преступление и наказание»: прекрасные открытия в привычном…

  1. avatarpoor_ogrizok

    Ох, об атмосфере спектакля) Я в феврале впервые сходила на ПиН, до этого читала Ваши отзывы и морально готовилась к мрачному, давящему погружению на самое социальное дно и что увиденное может зайти мне не с первого раза. Но вот, я сходила, и… мои впечатления абсолютно разнились с тем, что я читала, что меня очень удивило)
    Безусловно, в мюзикле очень много мрачных моментов: во всей красе представлены проблемы проституции, бедности, алкоголизма, а также, в конце концов, убийства… И вроде серьёзные вещи на сцене показывают, а мне вот… смешно. Правда. Очень смешно) Я смеялась весь первый акт и почти весь второй (ну, второй просто посерьёзней был). И дело не в том, что в целом происходящее на сцене смешно (убили старуху топором, ахаха, Сонечка за деньги спит с мужиками, ахаха), но оно просто не воспринимается по-другому. По крайней мере, мною не воспринималось) Создавалось впечатление, что серьёзность всей картины специально оттенялась несерьёзностью в деталях, в поведении персонажей, в их репликах. Даже сцена убийства старухи-процентщицы невольно вызывает хихикание. А еще я даже углядела в некоторых моментах иронию над самим произведением. х)
    Нет, Вы не подумайте, что я, как лошадь, ржала весь спектакль) Но определено моё восприятие и нацеленность на гнетущую мрачность картины было знатно разбавленно легкостью и несерьезностью. Но я не считаю это чем-то плохим, наоборот, на меня даже произвело благоприятное впечатление. Вот.

    1. vovse_ne Автор поста

      А я, пожалуй, прекрасно понимаю эти ощущения. Более того — с завидной регулярностью наблюдаю подобное хихиканье в зале.

      Полагаю, это из-за того, что спектакль наконец полностью «сыгрался» и обрёл лёгкость. Вот и заиграла история разными гранями, а не только безысходность толкает в массы. И это здорово.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Спасаюсь от ботов, замучали просто. Впишите нужную цифру: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.